Совесть что это такое


Что такое совесть

Понятием совесть принято именовать способность личности, выражаемую в самостоятельной формулировке нравственного долга, норм и реализации морального самоконтроля, требовании от собственной персоны их выполнения и оценивании производимых самой личностью деяний. Являет собой одно из проявлений нравственного самосознания. Обнаруживается одновременно в рациональном понимании нравственного значения производимых действий эмоциональных переживаний, выражаемых чувством вины, «муками» совести. Проще говоря, описанные два аспекта связывают воедино эмоциональную составляющую с разумом.

Совесть, как психологическая проблема

Рассматриваемый термин считается этической категорией, но исследуется различными науками: философией, социологией, психологией. У последней к ней интерес возрастает, когда качество личности совесть преобразуется в психологическую проблему.

Так, например, швейцарский психиатр К. Г. Юнг относил анализируемую категорию к способности личности оценивать критически с позиции нравственности деяния и мысли. Он утверждал, что это осознанное следование духовной системе ценностей. Данное понятие также характеризуется наличием связи с самосознанием личности и волевой саморегуляцией.

Совесть условно можно подразделить на два яруса: субъективные ценностные суждения и объективно существующие. Муки совести появляются, когда задеваются субъективные ценности. Проще говоря то, что индивид соотносит с собственной персоной, что плохо для него и хорошо. Если нарушены объективные ценности, когда безнравственно поступает другой субъект, то сам индивид может ощущать разочарование, сожаление, может злиться, но мучиться чувством вины не будет.

Совесть выражается в различных формах: как дополнение рефлексии, в сновидениях, в качестве аффективной реакции в ходе протекания процессов психики (например, ощущение страха, возникающее, когда ситуация вступает в конфронтацию с ценностями индивида).

Глас совести может не всегда осознаваться самой личностью. Внутренний ревизор нередко вещает в сновидениях или проявляется беспокойством, тревогой, страхом, чувством вины. При этом систематические расхождения с совестью, намеренное или неосознанное пренебрежение её намёками приводит к отклонениям психосоматического характера и неврозам.

Итак, на вопрос: «что такое совесть» психология отвечает, что это личностное качество, имеющее связь с субъективным пониманием индивида собственного долга, морально-нравственных норм и ответственности перед социумом и отдельными человеческими субъектами. Совесть является продуктом социального в индивиде. Животные лишены такого качества.

Таким образом, муки совести представляют собой недовольство личности собственной персоной, разочарование в себе, ощущение вины, страх. Они являются ответной реакцией на деяния, противоречащие внутренним нравственным устоям личности.

Анализируемое качество становится психологической проблемой, когда оно трансформируется в чувство вины. Постоянные муки совести понижают самооценку, отнимают у человека самоуважение, нередко даже вгоняют в депрессию.

Совесть является частью души. Когда люди пребывают в гармонии с собственными ценностями, то испытывают удовлетворение. А когда они постоянно преступают собственные установленные грани нравственности, то их неизменными спутниками становятся страдания и терзания.

Совесть, прежде всего, выступает как добродетельное начало в личности, способствующее её нравственному самоконтролю и морально-этической самооценке, а также, её строгость и враждебность пробуждают в человеке боязнь и усиливают у него муки совести, что опасно, как уже писалось выше, возникновением психических расстройств.

Внутренняя конфронтация между тягой удовлетворить стремления человека и смиряющими их установками совести есть той питательной средой, на которой плодятся неврозы.

Как её воспитывать

Рассматриваемое понятие определяется в качестве нравственного сознания, чутья либо чувства в индивиде. Совесть является внутренним пониманием добра и лиха. Она – это способность идентифицировать качество поступка. Анализируемое понятие побуждает индивида к истине, ведёт к добру, отвращает ото лжи.

Существует множество аргументов, свидетельствующих, что совесть в её адекватном проявлении является естественным и нужным свойством личности, сохраняющим ей здоровье и удлиняющим жизнь.

Люди, имеющие чёткие нравственные ценности, пользуются уважением социума. С ними комфортнее и надёжнее, поэтому многие именно таких людей предпочитают иметь в друзьях или деловых партнёрах. Умение действовать согласно собственным выработанным принципам, идеалам, понятиям о добре и зле также придаёт твёрдости, решимости, уверенности и самому индивиду.

Совесть у детей начинает активно развиваться примерно с шестилетнего возраста. Воспитать мораль и совесть в собственных чадах – является долгом каждого родителя, невзирая на то, что они являются абсолютно разными категориями по сути. Мораль состоит из бесконечного числа «табу» иногда оправданных, но порой нет. Что аморально в Европе, считается нормой в Азии.

Для малышей родители являются своеобразными внешними цензорами. Их первоочередная задача сделать так, чтобы ребенок смог отличать хорошее от дурного. Для крох надобно установить границы допустимого.

Можно выделить 3 главных принципа в формировании рассматриваемой способности: развитие морального осознание добра и зла, воспитание стремления действовать правильно и выработка адекватного реагирования на свой ошибочный поступок.

У малышей следует выработать:

– внутренний навык нравственное решение;

– способность распознавать добро и зло;

– систему ценностных ориентиров, которыми кроха должен руководствоваться;

– реакцию на отклонение от собственных ценностей;

– желание действовать правильно.

Человек, взрослея, вырастает из правил, рождённых в детстве. Вначале подобное наблюдается в пубертате, когда индивиду постепенно становится тесно в старых рамках и ограничениях. Потом это возникает в юности, когда происходит формирование своей философии жизни. Если личность индивида на этом этапе активно развивается, то он перерастёт собственную совесть, на замену которой приходят осмысленность и ответственность.

Поэтому человеку надобно понимать, что ответственность за его деяния лежит полностью на нём. Не следует стараться переложить вину за собственные поступки на обстоятельства или окружение. Попытки оправдать себя к хорошему не приводят. Эффективнее и конструктивнее научиться исправлять негативные последствия неблаговидных действий.

Какой человек без совести

Анализируемое понятие является своеобразным механизмом нравственной оценки действий, поведения и слов. Сопоставление происходит с духовной системой ценностей. Как раз поэтому часто бывают бесполезны попытки пристыдить громкую молодёжь либо призвать пьяницу к совести. Невозможно вызвать чувство стыда у людей, когда происхождение проблемы или подоплёка разговора для индивида не представляет ценности. Вот что такое совесть, примеры которой наряду с примерами её отсутствия постоянно можно увидеть в повседневной жизни.

Совесть рознится от субъекта к субъекту. На выработку внутренних нравственных ориентиров влияет манера семейного воспитания, индивидуально-психологические личностные особенности, социальная среда и условия развития, состояние социума, уровень интеллекта, общественная культура. Таким образом, описываемая способность является отражением внутренних принципов, установок и ценностей индивида, его внутреннего мира.

Невзирая на то, что совесть разнится, она присутствует у всех здоровых индивидов и отсутствует у психопатов – лиц, имеющих асоциальное личностное расстройство. Такие индивиды не способны сочувствовать, эмпатия им неизвестна, эмоции они не понимают и не признают потребности других индивидов. Для них существуют лишь они сами и их персональные цели.

Однако не только лица, имеющие отклонения психики, бывают бессовестными. Здоровые лица также страдают отсутствием «внутреннего цензора». Бессовестные люди, прежде всего, являются агрессорами, им неведома жалость. Они считают себя сильными, умными, ловкими, хитрыми. Вначале их жизненной стези им везёт, они на гребне успеха. Люди, не имеющие совести, наслаждаются благами цивилизации, постепенно теряя душу. Сегодня они обманули, завтра перешагнули через родню, предали любовь, продали дружбу. Так и шагают по жизни бессовестные лица, теряя близких, постепенно становясь ненужными никому. Не существует вещей страшнее одиночества и забвения. Лица без совести несчастные люди.

В учебных заведениях часто задают написать сочинение-рассуждение, что такое совесть, дабы заставить будущее поколение задуматься насколько важен «внутренний цензор» в жизни. Ведь нет будущего у общества без совести. Определение данного понятия представляет собой нравственное сознание индивида. Совесть хранит шаблоны хорошего и дурного, правильного и неверного. Также она ответственна за реагирование на противоречие или соответствие действий другого человека или своих нравственных ценностей.

Что делать, если настигли муки совести

Убежать от поедания совести невозможно. Она словно карающий меч настигнет везде. Поэтому и бегать от неё не стоит. Бороться с «внутренним цензором» тоже бесполезно. А раз нельзя побороть, то следует подружиться с ним. Ниже приведено несколько рекомендаций, позволяющих ликвидировать муки совести.

Как уже писалось, не следует убегать от испытываемых ощущений, равно как и заглушать их глас. Нужно устроить «рандеву» с причиной, породившей чувство вины, дабы разобраться, что препятствует душевному спокойствию. Установив причину можно действовать, например, попытавшись исправить, либо осознать, что былые действия хоть и неблаговидные, но они уже совершенны, поэтому надобно сделать вывод, дабы в дальнейшем избегать таких действий и шагать дальше по жизни под внимательным руководством совести.

А может просто следует переоценить собственные установки, вооружившись приобретённым жизненным опытом: ведь бывает, что мучает уже неактуальная проблема. Некоторые убеждения в процессе бытия переосмысливаются людьми, а принципы делаются личным достижением. Ведь совесть также даёт толчок к самосовершенствованию.

Самым действенным методом считается раскаяние и следующее за ним искупление. Порой индивиды долгие годы стараются побороть чувство вины, оправдываясь обстоятельствами, не признавая собственную вину. В определённый момент его силы в этом противостоянии подходят к концу. Следствием становится понимание, что именно он ответственен за собственный проступок, а не окружение или обстоятельства. После чего остаётся лишь отыскать способ устранить ошибку прошлого. Нередко случается, так что выполнить это не представляется возможным, но глас совести обязательно намекнёт на выход.

Тихая совесть – понятие неоднозначное. Конечно, приятно погружаться в Морфеево царство, не ощущая её голоса, мечтать, представляя светлое будущее, не обременённое тяжестью вины. Дабы так жить, следует в любых действиях прислушиваться к «внутреннему цензору».

Однако, с иной стороны, голос совести необходим словно дыхание. Он является той путеводной звездой, направляющей человека к светлому будущему.

psihomed.com

Совесть

Совесть — это своего рода духовный инстинкт, который быстрее и яснее различает добро от зла, нежели ум. Кто следует голосу совести, тот не будет сожалеть о своих поступках.

В Священном Писании совесть еще называется сердцем. В Нагорной проповеди Господь Иисус Христос совесть уподобил “оку” (глазу), посредством которого человек видит свое нравственное состояние (Мт. 6:22). Господь еще совесть уподобил “сопернику,” с которым человеку необходимо примириться до того, как он предстанет пред Судьей (Мт. 5:25). Это последнее наименование указывает на отличительное свойство совести: противиться нашим плохим поступкам и намерениям.

Наш личный опыт убеждает нас также в том, что этот внутренний голос, называемый совестью, находится вне нашего контроля и выражает себя непосредственно, помимо нашего желания. Подобно тому, как мы не можем себя убедить, что мы сыты, когда мы голодны, или что мы — отдохнувшие, когда мы усталые, так мы не можем себя убедить в том, что мы поступили хорошо, когда совесть говорит нам, что мы поступили плохо.

Совесть в Священном Писании

Воля Божия становится известной человеку двумя способами: во-первых, посредством его собственного внутреннего существа и, во-вторых, через откровения или заповеди, сообщенные Богом и воплотившимся Господом Иисусом Христом и записанные пророками и апостолами. Первый способ сообщения воли Божией называется внутренним, или естественным, а второй – внешним, или сверхъестественным. Первый – психологического характера, а второй – исторического.

О существовании внутреннего, или естественного, нравственного закона ясно свидетельствует ап. Павел, говоря: когда язычники, не имеющие закона, по природе законное делают, то не имея закона, они сами себе закон, ибо показывают, что дело закона у них написано в сердцах (Рим. 2:14-15). И на основании этого закона, написанного в сердцах, образовались среди языческих народов и составлялись писаные законы, служившие руководством для общественной жизни и воспитывавшие в каждом в отдельности человеке нравственную свободу. Хотя эти нравы и законы были несовершенны, все же без них было бы хуже, так как водворился бы в человеческом обществе совершенный произвол и распущенность. При недостатке попечения падает народ, как листья, – говорит премудрый (Притч. 11:14).

О присутствии в человеке естественного закона нравственности каждому говорит его совесть. Сказавши о деле закона, написанном в самой природе язычников, апостол присоединяет: свидетельствует их совесть(Рим. 2:15). Совесть имеет основание во всех трех известных психических силах: в познании, чувствовании и воле. Самое слово совесть (от ведать, знать), а также обычные выражения: совесть заговорила, совесть признает или совесть отвергает, – показывают, что в совести есть элемент познания. Далее, ощущение в совести радости или скорби, мира или недовольства и беспокойства сродняют совесть с чувством. Наконец, мы выражаемся: совесть удерживает меня от этого, или совесть заставляет меня сделать это, следовательно, относим совесть к воле. Таким образом, совесть есть “голос” (как обыкновенно выражаются), возникающий из своеобразного сочетания всех трех психических способностей. Он возникает от отношения самосознания человека к самоопределению и его деятельности.

Совесть имеет такое значение для деятельности, какое логика имеет для мышления. Или как присущие человеку чувство рифмы, такта и т.д – для поэзии, музыки и т.д. След., совесть есть нечто первобытное, врожденное человеку, а не производное, навязанное. Она всегда свидетельствует о богоподобии человека и необходимости исполнения заповедей Божиих. Когда искуситель соблазнял в раю Еву, то сейчас же явилась на страже своей совесть, извещая о непозволительности преступления заповеди Божией. Ева сказала: плоды с дерев мы можем есть, только плодов дерева, которое среди рая, сказал Бог, не ешьте их и не прикасайтесь к ним, чтобы вам не умереть (Быт. 3:2-3). Потому-то еще древние говорили про совесть: est Deus in nobis, т.е. в совести ощущается нами не только человеческое, но и выше-человеческая, или божеская, сторона. И по словам премудрого Сираха, Бог положил око свое на сердцах людей (Сир. 17:7). В этом сущность несокрушимой силы и величия совести по отношению к человеческим намерениям и действиям. С совестью нельзя торговаться, сговариваться, вступать в сделки: совесть неподкупна. Нет надобности в рассуждениях и умозаключениях, чтобы услышать решение совести: она говорит непосредственно. Лишь только помыслил человек совершить что-либо дурное, сейчас же является на свой пост совесть, предостерегая его и угрожая ему. А после совершения дурного дела совесть немедленно карает и мучит его. Не напрасно говорят, что не человек владеет совестью, а совесть владеет человеком. Человек находится в зависимости от своей совести.

Как действует совесть? По своим действиям совесть различают законодательную и судящую(наказующую). Первая есть масштаб для измерения наших действий, а последняя есть результат этого измерения. Ап. Павел называет законодательную совесть свидетельствующей о поступках (язычников; Рим. 2:15). А в другом месте: Истину говорю во Христе, не лгу, свидетельствует мне совесть моя в Духе Святом (Рим.9:1). Но в Свящ. Писании больше говорится о совести судящей. Так Адам после грехопадения, Каин после братоубийства, братья Иосифа после мщения невинному – все они испытывают терзания совести в своей душе. Во 2-й книге Царств говорится о разбитом сердце, т.е. об осудившей совести (гл.24:10). В псалмах Давида не один раз говорится о подобном состоянии человека. В Новом Завете говорится о книжниках и фарисеях, приведших к Господу Спасителю грешницу, что: они начали уходить один за другим, обличаемые совестью (Ин.8:3). В посланиях ап. Петра и Павла, в местах о совести, больше говорится о совести судящей, т.е. награждающей или наказывающей.

Какие существуют состояния человеческой совести? Так как совесть есть естественный голос, слышимый в самой природе человека, то вследствие этого она находится в тесной связи со всем состоянием души человека, в зависимости от ее нравственного развития – от образования, образа жизни и вообще истории. Эта мысль подтверждается и Свящ. Писанием. История Откровения имеет своей задачей наиболее ясно раскрывать закон, и притом в согласии его с собственным познанием человека. Ап. Павел признает постепенное возрастание в человеке нравственной мудрости и требует этого, когда говорит: Всякий, питаемый молоком, несведущ в словах правды, потому что он младенец; твердая же пища свойственна совершенным, у которых чувства навыком приучены к различению добра и зла (Евр. 5:13-14); и еще: И не сообразуйтесь с веком сим, но преобразуйтесь обновлением ума вашего, чтобы вам познавать, что есть воля Божия, благая, угодная и совершенная (Рим.12:2). Развитие и совершенствование совести зависит как от образования ума, так и от усовершенствования воли. Строгая справедливость, в частности – любовь к истине и согласование практических действий с теоретическим познанием, – вот главные основы ясности, остроты и живости совести (совестливости). А внешние вспомогательные средства к тому есть: наставления родителей, голос и пример лучшей части общества, и главное – Свящ. Писание, ясно и в во всей чистоте раскрывающее нравственные истины и правосудно обличающее человеческие пороки.

Если совесть находится в зависимости от общего состояния человека, умственного и нравственного, образовавшегося под влиянием среды, как отдельного лица, так и целых народов, которое очень часто бывает извращенным, то по этой причине голос совести слышится разными людьми совсем по-разному, порой противоречиво. Из истории известно, что люди совершают иногда самые жестокие действия, даже страшные преступления, ссылаясь на голос своей совести. Вспомним для примера об инквизиции, об обычае языческих народов умерщвлять слаборожденных детей и одряхлевших стариков и т.п. Да и между нами нередко один со спокойной совестью совершает то, от чего совесть другого возмущается. Наконец, в одном и том же человеке совесть может говорить в разное время по разному. Отсюда следует, что проявляется совесть не у всех одинаково, что голос ее может быть истинным и неистинным, и то и другое в различной степени. Потому-то ап. Павел в послании к коринфянам говорит о немощной или заблуждающейся совести, о совести идолов, т.е. совести, признающей идолов за действительные силы (1 Кор. 8:7,13). След., не может быть принято мнение тех, кто думает, что совесть человека содержит “полный и организованный нравственный закон, одинаковое и всегда равное содержание”, и потому в случаях заблуждения и нравственной порчи ему следует только присмотреться к своей совести, чтобы понять свое заблуждение, свое извращенное состояние и обратиться на лучший путь.

История жизни языческих народов и их обращение в христианство не подтверждает этого взгляда. История говорит, как о том, что не у всех народов существует одинаковый кодекс заповедей, так и о том, что при обращении язычников в христианство дело не ограничивалось только напоминанием о содержимом их совести. Происходила трудная и продолжительная работа во всем существе язычника, непрерывное и настойчивое влияние на все его сознание. Оттого-то борьба миссионеров с языческими суевериями и нравами далеко не легка, – как было бы, если бы эта теория о совести была верна. Но, тем не менее, эта борьба возможна, дает результаты, и язычники обращаются в христианство. А это и есть признак того, что для всех людей открыта возможность исправлять свою совесть и руководствоваться правильными и чистыми ее указаниями. Каждый человек есть образ и подобие Божие.

Истинность или ошибочность, уверенность или сомнительность (вероятность) – вот свойства законодательной совести. Совесть же судящую мы называем спокойной или беспокойной, мирной или тревожной, утешительной или мучительной. В Свящ. Писании она называется совестью благой, чистой, непорочной или злой, порочной, оскверненной, сожженной. Перед иудейским синедрионом ап. Павел свидетельствовал, что он всей доброй совестью жил перед Богом до сего дня (Деян.23:1). Ап. Петр увещает христиан иметь добрую совесть, дабы тем, за что злословят вас, как злодеев, были постыжены порицающие ваше доброе житие во Христе (1 Пет. 3:16 и 21). В послании к евреям, ап. Павел выражает уверенность, что имеем добрую совесть, потому что во всем желаем вести себя честно (13:18). Он заповедует священнослужителям иметь таинство веры в чистой совести (1 Тим. 3:9). И сам подвизаюсь иметь непорочную совесть перед Богом и людьми (Деян. 24:16), говорит он о себе. В послании к евреям, апостол называет совесть злой или порочной, когда призывает приступить с искренним сердцем, с полной верой, кроплением [Кровию Христовой] очистив сердце от порочной совести. (Евр.10:22). В послании к Титу апостол называет совесть “оскверненной”, когда говорит о людях: осквернены ум их и совесть. Они говорят, что знают Бога, а делами отрекаются, будучи гнусны и непокорны и неспособны ни к какому доброму делу (Тит 1:15). Сожженными же в совести апостол называет тех лжесловесников, через которых в последние времена отступят некоторые от веры, внимая духам обольстителям и учениям бесовским (1 Тим. 4:1-2). Жжение обозначает здесь мучительное сознание вины.

По силе или энергии совесть называют решительной или скрупулезной. Ей сродни совесть мнительная. Она свойствена лицам, склонным к унынию и не доверяющим средствам очищения от грехов. Под влиянием страстей и шума мира совесть часто плохо слышна человеку и становится приглушенной. Если часто заглушать голос совести, то он становится все тише, совесть болеет, отмирает, и такой процесс оканчивается смертью совести, т.е. состоянием бессовестности.

Но, говоря о состоянии бессовестности, мы понимаем не отсутствие в человеке карательной силы совести, а только отсутствие совестливости, т.е. попрание всех божеских и человеческих законов и прав, отмирание всякого нравственного чувства. Конечно, бури страстей и шум этого мира могут заглушить и карательный голос совести. Но и в этом случае судящая совесть сказывается в человеке. Она тогда сказывается в тайном унынии, меланхолии, тоске, в состоянии безнадежности. А когда затихают страсти и шум мира (что случается в течение всей жизни, но в особенности перед смертью), тогда злая совесть обрушивается на человека со всей яростью. Она тогда производит в человеке беспокойство и боязливость, и мучительное ожидание будущего воздаяния. Каин, Саул, Иуда, Орест могут послужить образцами. Так что совесть есть или ангел-утешитель, или диавол-мучитель.

Мы привели все выдержки из свящ Писания, относящиеся к человеческой совести. Осталось указать только на одно место в послании ап. Павла к коринфянам; оно читается так: Совесть же разумею не свою, а другого; ибо для чего моей свободе быть судимой чужой совестью? (1 Кор. 10:29). В этих словах совесть представляется индивидуальной инстанцией: это значит, что каждый человек имеет совесть только для себя. Из этого следует, что я должен остерегаться возвышать голос свой совести на степень закона для других и таким образом причинять ущерб своей совести. Я должен со вниманием и снисхождением относиться как к своей собственной совести, так и к совести других.

Природа совести

Совесть – всеобщий нравственный закон

Наличие совести свидетельствует о том, что действительно, как повествует Библия, Бог уже при самом создании человека начертал в глубине его души Свой образ и подобие(Быт. 1:26). Поэтому принято совесть называть голосом Божиим в человеке. Будучи нравственным законом, написанным прямо на сердце человека, она действует во всех людях, независимо от их возраста, расы, воспитания и уровня развития.

Ученые (антропологи), изучающие нравы и обычаи отсталых племен и народов, свидетельствуют, что до сих пор не было найдено ни одного даже самого дикого племени, которое было бы чуждо тех или других понятий о нравственно-добром и злом. Кроме того, многие племена не только высоко ценят добро и гнушаются зла, но большей частью сходятся в своих взглядах на сущность того и другого. Многие, даже дикие племена, стоят столь же высоко по своим понятиям о добре и зле, как и наиболее развитые и культурные народы. Даже у тех племен, у которых возводятся в степень добродетели дела, неодобрительные с господствующей точки зрения, замечается в остальном, касающемся нравственных понятий, полное согласие с воззрениями всех людей.

О действиях внутреннего нравственного закона в людях обстоятельно пишет св. апостол Павел в первых главах своего послания к Римлянам. Апостол укоряет евреев в том, что они, зная писанный Божественный закон, часто нарушают его, в то время, как язычники “не имущие (писанного) закона, по природе законное делают… Они показывают (этим), что дело закона у них написано в сердцах, о чем свидетельствуют их совесть и мысли, которые то обвиняют, то оправдывают одна другую” (Рим. 2:15). Тут же ап. Павел объясняет, как этот закон совести то награждает, то наказывает человека. Так, каждый человек, кто бы он ни был, иудей или язычник, чувствует мир, радость и удовлетворение, когда делает добро, и, напротив, чувствует беспокойство, скорбь и тесноту, когда делает зло. Причем, даже язычники, когда делают зло или предаются разврату, знают по внутреннему чувству, что за эти поступки последует Божье наказание (Рим. 1:32). На предстоящем страшном суде Бог будет судить людей не только по их вере, но и по свидетельству их совести. Поэтому, как учит ап. Павел, и язычники могут спастись, если их совесть засвидетельствует перед Богом их добродетельную жизнь.

Совесть обладает большой чувствительностью к добру и злу. Если бы человек не был поврежден грехом, ему не нужен был бы и письменный закон. Совесть могла бы верно руководить всеми его поступками. Необходимость в писанном законе возникла после грехопадения, когда человек,омраченный страстями, перестал отчетливо слышать голос своей совести. Но по существу, как письменный закон, так и внутренний закон совести говорят об одном: “как хотите, чтобы с вами поступали люди, так поступайте и вы с ними” (Мт. 7:12).

В ежедневных отношениях с людьми мы подсознательно больше теряем совести человека, чем писанным законам и правилам. Ведь за всяким преступлением не уследишь, да и закон иногда у неправедных судей — “что дышло: куда повернул, туда и вышло.” Совесть же содержит в себе вечный и неизменный Божий закон. Поэтому нормальные взаимоотношения между людьми возможны только до тех пор, пока люди не утратили в себе совесть.

О хранении чистоты совести

“Больше всего хранимого храни сердце твое, потому что из него источники жизни” (Притчи 4:23). Этими словами Священное Писание призывает человека беречь свою нравственную чистоту.

Но как быть грешному человеку, запятнавшему свою совесть; является ли он навеки обреченным? К счастью, нет! Огромное преимущество христианства перед другими религиями заключается в том, что оно открывает путь и дает средства к полномуочищению совести.

Фото: foma.ru. Автор: Анастасия Крючкова

Этот путь состоит в том, чтобы покаянно повергнуть свои грехи перед милосердием Божиим с искренним намерением изменить к лучшему свою жизнь. Бог прощает нас ради Своего Единородного Сына, Который на кресте принес очистительную жертву за наши грехи. В таинстве крещения, а потом — в таинствах исповеди и причастия Бог совершенно очищает совесть человека “от мертвых дел” (Ев. 9:14). Вот почему Церковь такое большое значение придает этим таинствам.

Кроме того, Церковь Христова обладает той благодатной силой, которая дает возможность совести совершенствоваться в чуткости и ясности проявлений. “Блаженны чистые сердцем, потому что они Бога увидят”. Через чистую совесть начинает действовать Божий свет, который руководит мыслями, словами и поступками человека. В этом благодатном озарении человек делается орудием промысла Божия. Он не только сам спасается и совершенствуется духовно, но содействует спасению людей, которые с ним общаются (вспомним святых Серафима Саровского, Иоанна Кронштадтского, старца Амвросия Оптинского и других праведников).

Наконец, чистая совесть есть источник внутренней радости. Люди с чистым сердцем спокойны, приветливы и доброжелательны. Люди с чистым сердцем уже в этой жизни предвкушают блаженство Царства Небесного!

“Не величие власти,” — рассуждает св. Иоанн Златоуст, — “не множество денег, не обширность могущества, не крепость телесная, не роскошный стол, не пышные одежды, не прочие человеческие преимущества доставляют благодушие и радость; но бывает это плодом только духовного благоустройства и доброй совести.”

Что такое угрызения совести?

Совершая грех в первый раз, человек чувствует некое [внутреннее] обличение, переживает. Сделав тот же грех повторно, он испытывает меньшее обличение, и если он. невнимателен и продолжает грешить, то его совесть очерствевает.

Диавол часто находит оправдание грехам, и вместо того чтобы признаться: «Я сделала это, чтобы попрать свою совесть», она оправдывает себя: «Я сделала это ради того, чтобы не расстраивался Старец». Он поворачивает ручку настройки на другую частоту, чтобы мы не увидели своего проступка. Одна женщина, придя к духовнику на исповедь, безутешно рыдала и повторяла одну и ту же фразу: «Я не хотела ее убивать!» — «Послушай, — стал успокаивать ее духовник, — если у тебя есть покаяние, то у Бога есть прощение греха. Ведь Он же простил покаявшегося Давида».

Радости покрывают грех, загоняют его вглубь, но он продолжает работать изнутри. Таким образом, человек попирает свою совесть и поэтому начинает очерствевать, а его сердце потихоньку засаливается. А потом диавол во всем находит ему оправдание: «Это дело пустяшное, а это вещь естественная…» Однако такой человек не имеет покоя, поскольку загнанное вглубь расстройство не умолкает. Он чувствует в себе беспокойство, не имеет внутреннего мира и тишины. Он живет с непрекращающимся терзанием, мучается и не может понять, в чем причина всего этого, потому что его грехи покрыты сверху, загнаны вглубь. Такой человек не понимает, что страдает от того, что совершил грех.

Совесть в психологии

Изучением свойств совести и ее взаимоотношения с другими душевными способностями человека занимается психология. Психология старается установить два момента: а) Является ли совесть природным свойством человека, с которым он рождается, или она есть плод воспитания и обусловлена теми жизненными условиями, в которых формируется человек? и б) Является ли совесть проявлением ума, чувств или воли человека или она является самостоятельной силой?

Внимательное наблюдение над наличием совести в человеке убеждает нас в том, что совесть не есть плод воспитания или физических инстинктов человека, но имеет высшее, необъяснимое происхождение.

Например, дети обнаруживают совесть до всякого воспитания со стороны взрослых. Если бы физические инстинкты диктовали совести, то совесть побуждала бы людей делать то, что им выгодно и приятно. Однако, совесть очень часто понуждает человека делать как раз то, что ему невыгодно и неприятно. Как бы безнаказанно ни наслаждались нечестивцы и как бы ни страдали добрые, заслуживающие похвалы люди в этой временной жизни, совесть всем говорит, что существует высшая справедливость. Рано или поздно каждый получит воздаяние по своим поступкам. Вот почему для многих людей самым убедительным аргументом в пользу бытия Божия и бессмертия души служит наличие в человеке голоса совести.

Что касается взаимоотношения совести с другими силами человека, с его умом, чувством и волей, мы видим, что совесть не только говорит человеку о том, что само по себе хорошо или дурно в нравственном отношении, но и обязывает его непременно делать хорошее и избегать делать дурное, сопровождая добрые действия чувством радости и удовлетворения, а действия порочные — чувством стыда, страха, душевной муки. В этих проявлениях совести обнаруживаются познавательная, чувственная и волевая стороны.

Конечно, один лишь разум не может рассматривать некоторые действия, как нравственно-добрые, а другие, как нравственно-дурные. Ему свойственно находить те или другие из наших и чужих действий или умными или глупыми, целесообразными или нецелесообразными, выгодными или невыгодными, и только. Между тем, что-то побуждает разум противопоставлять самые, подчас выгодные возможности действиям добрым, осуждать первые и одобрять последние. Он усматривает в некоторых человеческих поступках не только выгоду или просчет, подобно математическим вычислениям, но дает нравственную оценку поступкам. Не следует ли из этого, что совесть воздействует на разум с помощью моральных доводов, действуя, в сущности, независимо от него?

Обращаясь к волевой стороне проявлений совести, мы наблюдаем, что сама по себе воля есть способность человека желать чего-либо, но эта способность не повелевает человеку, что ему делать. Воля человеческая, сколько мы ее знаем в себе и в других людях, весьма часто борется с требованиями нравственного закона и силится вырваться из стесняющих ее оков. Если бы волевое проявление совести было бы лишь осуществлением человеческой воли, то в этом случае не существовало бы такой борьбы. Между тем, требование нравственности безусловно контролируют нашу волю. Она может не исполнять эти требования, будучи свободна, но не может и отрешиться от них. Впрочем, и самое неисполнение волею требований совести не проходит для нее безнаказанно.

Наконец, и чувственная сторона совести не может рассматриваться как только чувственная способность человеческого сердца. Сердце жаждет приятных ощущений и избегает неприятных. Между тем, с нарушением требований нравственности нередко бывают связаны сильные душевные муки, которые раздирают человеческое сердце, от которых мы никак не можем избавиться, как бы ни желали и ни старались. Несомненно, что и чувственная способность совести не может рассматриваться как проявление обычной чувствительности.

Итак, не следует ли признать, что совесть является какой-то обособленной от нас силой, стоящей выше человека и господствующей над его разумом, волею и сердцем, хотя и заключенной или живущей в нем?

Народные пословицы о совести

Жизнь дана на добрые дела.

Вольному воля, спасенному рай.

Как ни живи, только Бога не гневи.

Ангел помогает, а бес подстрекает.

По течению только дохлая рыба плывет.

Кто огня не бережется, тот скоро обожжется.

Худые дела не доведут до добра. Неправдой свет пройдешь, да назад не воротишься.

Совесть не повесть — в архив не сдашь.

Лучше жить бедняком, чем разбогатеть со грехом.

О совести на Правмире:

Фильмы о совести:

Счет невечерний. От 17 сентября. Вера и совесть

www.pravmir.ru

Совесть: что это такое. Пословицы о совести, значение слова «совесть»

Жить по совести, в ладу с природой — часто можно слышать такую рекомендацию, и в общем и целом, вроде бы, всё здесь предельно ясно. Но если попытаться разобраться, что же конкретно это означает, то возникает много вопросов. Предположим, с рекомендаций «жить в ладу с природой» всё более-менее ясно, хотя и здесь иногда встречаются разные недоразумения, которые порой не укладываются в голове.

К примеру, человек может утверждать, что не ест мяса, а на деле оказывается, что в его понимании рыба, морепродукты, а порой даже и курица — к мясу не относятся. На дереве, видимо, растут. Поэтому в вопросе жизни «в ладу с природой» — тоже недоразумений встречается много. Однако в целом здесь всё понятно — не причинять вреда живым существам. Понятие «вред» тоже есть понятие относительное, и каждый в него вкладывает что-то своё, но углубляться не будем.

Гораздо более интересным является вопрос о том, что же такое совесть? И что значит «жить по совести»? Помните, как в детстве? Совершишь, бывало, некий нелицеприятный поступок, и родители сразу этаким строгим голосом задают риторический вопрос: «У тебя совесть есть?» А ты стоишь и не знаешь, что ответить. Интуитивно чувствуешь, что отвечать «Нет» нельзя, но и говорить «Да» тоже глупо, ибо сам-то в таком возрасте толком и не знаешь, есть она у тебя, совесть эта, али нет. Да и вообще, что это за зверь такой — совесть? Вот и стоишь, молчишь, скучаешь... А разгневанный родитель и дальше сыпет риторическими вопросами, говорит тебе что-то вроде: «Я что, со стенкой разговариваю?» Тут уж тебе и вовсе не по себе. И уже не до вопроса, есть ли у тебя совесть, — тут бы выпутаться из такой передряги да отделаться парой часов в одном из углов родного дома.

Однако годы идут. Меняется понимание добра и зла. И рано или поздно мы начинаем на каком-то глубинном уровне понимать, что такое совесть. Нет, мы, быть может, и в словаре прочитаем, и учитель нам в школе что-то про совесть скажет, но это всё не то, это всё, что называется, от ума. А понимание совести должно идти от души, от сердца. И именно на каком-то глубинном уровне мы начинаем различать, что значит «жить по совести» и что значит — наоборот. Это истинное чувство, это истинное знание есть в каждом из нас. О нём не прочитаешь в книжках, это понимание либо есть, либо скрыто под слоем наших омрачений и заблуждений.

Первый раз совесть проявляется ещё в глубоком детстве, мы конечно не знаем, что это вот она и есть — совесть. Но мы её начинаем чувствовать. Это то чувство, когда, к примеру, пнув безобидного и беззащитного котёнка, нам потом весь день пакостно на душе. И ночью мы не можем заснуть. Мы ещё не понимаем, что с нами происходит, но важно, что это происходит.

Идут годы… И каждый из нас идёт своим путём. Кто-то в себе эту совесть давит. Пинает её как бездомную собачонку каждый раз, когда она пытается нас облаять или укусить в тот момент, когда мы совершаем недостойный поступок. А кто-то, напротив, совесть эту в себе взращивает, начинает прислушиваться к ней, начинает синхронизировать с её голосом всю свою жизнь. И такая совесть становится естественным состоянием человека, его природным пониманием того, что такое хорошо и что такое плохо.

Это не то понимание, которое порой бывает почерпнуто из каких-то умных книжек. «Книжное» понимание совести часто становится просто догмой, и такой человек всех, что называется, «под одну гребёнку»… У такого человека вместо совести какая-то книжно-религиозная формула, которая делит этот мир на чёрное и белое. И всё, что не похоже на чёрное, является белым, а всё, что не похоже на белое, — чёрным. Но этот мир многообразен, и в нём множество оттенков. Поэтому такая позиция по отношению к нему в корне не верна. Вот это важно понимать.

Значение слова «совесть»

Можно долго рассуждать о том, что совестью не является. Но что же значит это слово — совесть. Что такое совесть? Каково её определение? Каково происхождение слова «совесть»? В самом слове — ключ к разгадке этого загадочного явления, которое нельзя ни увидеть, ни пощупать, ни изучить с точки зрения науки.

Слово «совесть» состоит из двух слов: «со» и «весть». Это означает — «совместная весть». И возникает вопрос: совместная с кем? Версий может быть много, но как один из вариантов — совместная со Вселенной, со всеми живыми существами в ней. А слово «весть» можно интерпретировать как «знание». Таким образом, слово «совесть» означает «совместное со Вселенной знание».

Знание о чём? Да всё о том же — о добре и зле, о нравственном поведении, о мироустройстве — список можно продолжать бесконечно, но всё это лишь словесные формулы, умственные концепции, философия. А совесть, как уже было сказано, это не книжная формула, а истинное неизменное качество человеческой души.

Порой о человеке говорят: «Ни стыда, ни совести». А можно встретить и ещё более интересный вариант, когда человек этим даже гордится. Одно время были очень модные футболки с надписью «Ни стыда, ни совести. Ничего лишнего». Так и хочется добавить — «ни мозгов». В самом деле, в современном обществе совесть для большинства давно стала балластом. Потому что она противоречит тем общепринятым концепциям, которые в современном обществе активно насаждаются. К примеру, будет ли совесть помощником на пути человеку, которую принял жизненную парадигму «бери от жизни всё» или вдохновился лозунгом «иди по головам»? Вопрос риторический.

Чтобы следовать подобным идеям, совесть нужно задавить ещё в раннем детстве. И по этому пути, к сожалению, сегодня идёт большинство. Какой результат они получат? Догадаться несложно. Как правило, подходя к пожилому возрасту, такие люди либо «прозревают», но зачастую бывает уже слишком поздно, либо ещё более худший вариант — даже к старости не накапливают никакой жизненной мудрости. Такие люди становятся брюзжащими стариками, которые ненавидят всех и вся и винят окружающий мир в своих проблемах. А проблема-то в том, что изначально был выбран тупиковый путь развития — «ни стыда, ни совести».

Пословицы о совести

Наши предки знали о том, насколько важна совесть в нашей жизни и отразили это знание в весьма красноречивых пословицах:

  • Совесть без зубов, а загрызёт.
  • Совесть потеряешь — другой не купишь.
  • За совесть да честь — хоть голову снесть.
  • В ком стыд, в том и совесть.
  • Совесть — глаз народа.
  • У него стыда — что волос на камне.
  • Деньги потеряешь — можно нажить. А совесть потеряешь — беду узнаешь.
  • Платье чёрненько, да совесть беленька.
  • От человека утаишь — а от совести не утаишь.
  • Совесть не повесть: в архив не сдашь.
  • Без рук, без ног — калека, без совести — полчеловека.
  • Совесть потеряешь — другой не купишь.
  • Совесть спать не даёт.
  • Стыд под каблук, а совесть под подошву.
  • Добрая совесть злому ненавистна.
  • Когда совесть раздавали, его дома не было.
  • Злая совесть стоит палача

Нужна ли совесть в современном мире?

Как уже сказано выше, в современном обществе людям навязываются такие тенденции и мотивации, которые с совестью просто жизненно несовместимы. Поэтому выбор у человека, прямо скажем, невелик — либо отбросить такой «балласт», как совесть, и «брать от жизни всё», как ему советуют со всех возможных экранов, или же избрать путь «белой вороны» и, сохранив совесть, пожертвовать репутацией «адекватного» и «нормального» человека. Какой выбор сделать — каждый решает сам. Каждый расставляет свои приоритеты и, что не менее важно понимать — каждый получает в итоге ровно тот результат, который заслуживает.

Если человек живёт по совести, он создаёт причины для того, чтобы и с ним поступали аналогично. Именно об этом гласит золотое правило нравственности: «Поступай с другими так, как хотел бы, чтобы поступали с тобой». Потому что именно так всё работает в этом мире — всё то, что мы транслируем в мир, — ровно столько же мы получаем и в ответ.

Поэтому взращивать в себе совесть или давить её в себе — это выбор каждого человека. Но важно понимать последствия этого выбора. Никто не желает страданий. Никто не хочет быть несчастным, больным, презираемым. Но люди своим поведением создают причины для своих собственных страданий. Как этого избежать?

Есть только один способ — с раннего детства взращивать в себе совесть. Но это не значит, что если это не делать с детства, то уже ничего не исправить. Благие дела делать никогда не поздно. Поэтому в любой момент можно изменить вектор своего развития. Главное, чтобы было искренне желание. И если это желание есть, важно пробудить в глубине своей души эту самую совесть.

Постарайтесь вспомнить те свои первые детские переживания, когда вы совершили что-то плохое. Вспомните, как вы боялись расстроить маму плохими поступками или как вам было стыдно, когда вы грубо ответили кому-то или с кем-то несправедливо поступили.

Совесть — это естественное состояние каждого человека, и в детстве оно проявляется у всех без исключения. И лишь потом социум начинает нас шлифовать, и, если мы проявляем слабость и подстраиваемся под общепринятые деструктивные тенденции, наша совесть начинает подавать голос всё реже и реже. Но мы сами задавили её в себе. И задача каждого человека — вновь эту совесть в себе пробудить.

Почему совесть хранит и оберегает общечеловеческие ценности? На самом деле, совесть — это гарантия гармоничной жизни в этом мире. Все благие дела и все достойные поступки совершаются теми людьми, которые взрастили в себе совесть. И все безнравственные поступки, всё зло совершается на земле тем, кто эту совесть, естественное состояние человека, в себе подавил.

Совесть — это, по сути, единственное, что ведёт человека к совершенству. Это единственное, что позволяет ему сохранять свою человеческую природу. Единственное, что отличает его от животного. Поэтому взращивать в себе совесть — это единственный путь, достойный звания Человека. А отсутствие совести неизбежно ведёт к деградации. Потому что, если у человека нет глубинного понимания того, что такое хорошо и что такое плохо, то он неизбежно будет потакать своим животным инстинктам, которые, на самом деле, очень сильны в нас, и только совесть позволяет нам их контролировать. А если нет совести, то нет и никаких «тормозов». А что случается с машиной без тормозов? Думайте сами.

www.oum.ru

совесть - это... Что такое совесть?

  • СОВЕСТЬ — тысяча свидетелей. Квинтилиан Совесть это тоненький голосок, который просит тебя не делать того, что ты только что сделал. Совесть это дворняжка, которая свободно дает вам пройти, но непременно облает. Совесть это память общества, усвоенная… …   Сводная энциклопедия афоризмов

  • СОВЕСТЬ — способность человека, критически оценивая свои поступки, мысли, желания, осознавать и переживать свое несоответствие должному как собственное несовершенство. С культурно исторической т.зр. идея и понятие С. складываются в процессе осмысления… …   Философская энциклопедия

  • СОВЕСТЬ — жен. нравственное сознание, нравственное чутье или чувство в человеке; внутреннее сознание добра и зла; тайник души, в котором отзывается одобрение или осуждение каждого поступка; способность распознавать качество поступка; чувство, побуждающее к …   Толковый словарь Даля

  • СОВЕСТЬ — СОВЕСТЬ, совести, мн. нет, жен. Внутренняя оценка, внутреннее сознание моральности своих поступков, чувство нравственной ответственности за свое поведение. «Ничто не может нас среди мирских печалей успокоить; ничто, ничто… едина разве совесть.»… …   Толковый словарь Ушакова

  • СОВЕСТЬ — СОВЕСТЬ, и, жен. Чувство нравственной ответственности за своё поведение перед окружающими людьми, обществом. Люди с чистой совестью. С. нечиста у кого н. Со спокойной совестью делать что н. (будучи уверенным в своей правоте). Угрызения совести.… …   Толковый словарь Ожегова

  • совесть — См. стыд без зазрения совести, вступать в компромисс с совестью, лежать на совести, по совести, поступать против совести, по чистой совести, угрызения совести... Словарь русских синонимов и сходных по смыслу выражений. под. ред. Н. Абрамова, М.:… …   Словарь синонимов

  • СОВЕСТЬ — СОВЕСТЬ, понятие морального сознания; внутренняя убежденность в том, что является добром и злом, сознание нравственной ответственности за свое поведение. Совесть выражение способности личности осуществлять нравственный самоконтроль,… …   Современная энциклопедия

  • СОВЕСТЬ — понятие морального сознания, внутренняя убежденность в том, что является добром и злом, сознание нравственной ответственности за свое поведение. Совесть выражение способности личности осуществлять нравственный самоконтроль, самостоятельно… …   Большой Энциклопедический словарь

  • совесть — беспокойная (Андреев); гостеприимная (Станюкович); змеиная (Пушкин); «Когтистый зверь...» (Пушкин); мутная (Амфитеатров); незапятнанная (Андреев); подмоченная (Г.Успенский); растленная (Хомяков); растяжимая (Боборыкин); робкая (Крылов); спокойная …   Словарь эпитетов

  • Совесть — СОВЕСТЬ, понятие морального сознания; внутренняя убежденность в том, что является добром и злом, сознание нравственной ответственности за свое поведение. Совесть выражение способности личности осуществлять нравственный самоконтроль,… …   Иллюстрированный энциклопедический словарь

psychology.academic.ru

Совесть

Со́весть – способность человеческого духа к различению добра и зла, сознание добра и зла (свт. Игнатий Брянчанинов), естественный закон, требующий от человеческого ума Богоугодной жизни (прп. Авва Дорофей).

Совесть есть желательная или деятельная сила (способность) человеческого духа, указывающая человеку на добро и требующая его исполнения. Будучи тесно связана с разумом и чувством, совесть обладает практическим характером и может быть названа практическим сознанием (св. Феофан Затворник). Если разум познает, а чувства ощущают, то совесть как деятельная сила, определяет вид деятельности духа по отношению к познаваемому разумом и ощущаемому чувствами предмету.

В слове «совесть» корень «весть» вместе с частицей «со» указывает на «со-общение» и «со-действие». Человеческая совесть изначально действовала не одна. В человеке до грехопадения она действовала совместно с Самим Богом, пребывающим в человеческой душе Своей благодатью. Через совесть человеческая душа принимала весть от Бога, поэтому совесть и называют гласом Божьим или гласом духа человеческого, просвещаемого Святым Духом Божьим. Правильное действие совести возможно только в тесном взаимодействии ее с Божественной благодатью Святого Духа. Такой была человеческая совесть до грехопадения. Однако после падения совесть подверглась влиянию страстей, и ее голос стал затихать в силу умаления действия Божественной благодати. Совесть как внутренний глас Божий постепенно превращалась во внешнюю совесть, то есть способность к действию ради временного, земного, преходящего интереса, а не во имя исполнения Божественной заповеди. Внешняя совесть привела к лицемерию, к оправданию человеческих грехов. Восстановление правильного действия совести возможно только под водительством Божественной благодати Святого Духа, достижимо только посредством живого соединения с Богом, открывающимся верою в Богочеловека Иисуса Христа.

Совесть христианина своим источником имеет Бога. Автономизация совести, то есть присваивание себе абсолютного права самоопределения в нравственной сфере, по своей сути является грехом.

Как услышать голос совести?

Совесть проявляется в человеке в форме нравственного чувства. Намереваясь совершить, совершая и/или уже совершив какое-нибудь действие, предполагающее возможность его нравственной оценки, человек, в той или иной мере, внутренне ощущает, насколько это действие соответствует добру или злу.

Правильность осознания человеком своих нравственных действий зависит от ряда факторов, в том числе: от фактора влияния среды, внутри которой он живет (обусловленной культурными, религиозными традициями, местными законами и т. п.), от фактора воспитания, самовоспитания, от индивидуального нравственного состояния.

Под воздействием этих и некоторых других факторов голос совести, как выразитель естественного нравственного закона, может подавляться, приглушаться, искажаться. В этой связи то, что может представляться добром для представителей одних религиозных, социальных или этнических групп, представителями других может оцениваться как зло (например, кровная месть, половая распущенность, отношение к абортам и пр.).

В отношении определения состояний совести в Нравственном богословии употребляются такие прилагательные, как «добрая» (Деян.23:1), «чистая» (2Тим.1:3), «сожженная» (1Тим.4:2), «порочная» (Евр.10:22), «оскверненная» (Тит.1:15) и др.

Среди функций совести выделяют три основных. Как законодатель совесть указывает человеку на то, как он должен поступить в том или ином случае, чтобы этот поступок (замысел, действие и пр.) соответствовал установленному Богом нравственному закону. Как свидетель или судья совесть определяет, преступил ли человек это закон или нет, прав он или не прав. Наконец, функция мздовоздаятеля выражается в том, что в зависимости от того, нарушил ли человек требования нравственного закона или не нарушил, он испытывает либо угрызения и скорбь, либо радость и удовлетворение от совершенного действия.

***

Свт. Игнатий Брянчанинов: «Совесть руководствовала человека до Закона письменного. Падшее человечество постепенно усваивало себе неправильный образ мыслей о Боге, о добре и зле: лжеименный разум сообщил свою неправильность совести. Письменный Закон соделался необходимостью для руководства к истинному Богопознанию и к Богоугодной деятельности. Учение Христово, запечатленное святым крещением, исцеляет совесть от лукавства, которым заразил ее грех. Возвращенное нам, правильное действие совести, поддерживается, возвышается последованием учению Христову».

Ств. Феофан Затворник: «Совесть. Сознавая себя обязанным угождать Богу, дух не знал бы, как удовлетворить сей обязанности, если бы не руководила его в сем совесть. Сообщив духу частичку своего всеведения в указанном естественном символе веры, Бог начертал в нем и требования Своей святости, правды и благости, поручив ему же самому наблюдать за исполнением их и судить себя в исправности или

неисправности. Сия сторона духа и есть совесть, которая указывает, что право и что не право, что угодно Богу и что не угодно, что должно и чего не должно делать; указав, властно понуждает исполнить то, а потом за исполнение награждает утешением, а за неисполнение наказывает угрызением. Совесть есть законодатель, блюститель закона, судия и воздаятель. Она есть естественные скрижали завета Божия, простирающегося на всех людей».

Патриарх Кирилл: Мы чаще всего представляем Суд Божий таким, каким бывает суд человеческий. Но Божественный суд действует уже сейчас, ибо Господу было угодно включить суд в саму природу человека. Человек способен судить себя сам. По какому закону? Государственному? Нет, по закону своей совести. И мы знаем, что очень часто суд совести оказывается для нас самым грозным. Мне приходилось встречаться с преступниками, приговоренными к длительным срокам заключения. И когда в доверительном разговоре я спрашивал, что для них сейчас самое тяжелое, очень часто мне говорили: «Совесть. Не могу успокоиться. Уже и наказание позади, а совесть не отступает». Суд совести — это самый суровый и самый беспристрастный суд, это и есть суд Божий, потому что Господь вложил нравственное чувство в нашу природу. Человек — это единственное живое существо, которое способно само себя судить. И, наверное, Страшный Суд будет продолжением этого суда. По человеческой ограниченности мы многое забываем, из памяти уходят грехи и конфликты, и совесть успокаивается. А иногда совесть разрушается пороками, пьянством или просто привычкой совершать беззаконие. Но Страшный Божий Суд восполнит все несовершенство нашего собственного человеческого суда: плохую память, цинизм, небрежение, отступление от Божественных заповедей — все то, что не давало возможность нам самим справедливо осудить себя при жизни.

Из слова в Неделю мясопустную после Литургии в Храме Христа Спасителя г. Москвы, 19 февраля 2017 года

Page 2

• алфавитный указатель •

Святые – «гении религиозности». О. Сергий Булгаков.

Как о смысле музыки мы судим не по ресторанным шлягерам, а по Моцарту и Баху, как о сути живописи мы составляем представление не только на основе комиксов – так и о духовном подвиге надо судить не только по знакомой прихожанке.диакон Андрей

В христианском опыте открывается, что смерть не есть антоним жизни, смерть есть часть жизни.У христианина есть три дня рождения: физическое, духовное (в крещении) и день смерти. Неслучайно дни памяти святых – это дни их смерти.

Page 3

Воскресе́нье – еженедельный праздничный день (малая Пасха), которым начинается богослужебная седмица. Назван так в память воскресения из мертвых Господа Иисуса Христа.

В церковно-богослужебных книгах называется еще неделей, т.к. в этот день не положено заниматься житейскими делами (не-деля), но следует посвящать его молитве, чтению духовной литературы и делам милосердия.

Воскресный день не отменяет и не заменяет празднование субботы.

azbyka.ru

Совесть - это... Что такое Совесть?

Возможно, эта статья содержит оригинальное исследование.

Добавьте ссылки на источники, в противном случае она может быть выставлена на удаление. Дополнительные сведения могут быть на странице обсуждения. (25 мая 2011)

Совесть — способность личности самостоятельно формулировать собственные нравственные обязанности и реализовать нравственный самоконтроль, требовать от себя их выполнения и производить оценку совершаемых ею поступков; одно из выражений нравственного самосознания личности. Проявляется и в форме рационального осознания нравственного значения совершаемых действий, и в форме эмоциональных переживаний, так называемых «угрызений совести»[источник не указан 335 дней], то есть связывает воедино разум и эмоции.

Возникновение совести

Весьма различно понимали возникновение совести. Это различие может быть сведено к двум противоположным теориям:

  • эволюционизму и
  • интуитивизму.

Первая объясняет развитие совести из психологических и социологических условий жизни человека; вторая связывает Совесть с природой человека или с объективным добром.

Первая теория, явившаяся в истории позднее интуитивизма и как критика его, нашла себе главным образом защитников среди этологов и психологов. Рассуждения их сводятся к следующему. Эгоистические действия, приносящие вред ближним, вызывают порицание; альтруистические действия, приносящие пользу ближним, вызывают одобрение; с течением времени, когда связь между альтруизмом и одобрением твердо установлена и закреплена наследственной передачей, отношение к пользе и вреду забывается и эгоизм порицается сам по себе, безотносительно, точно так же, как альтруизм безотносительно одобряется. Это различие эгоизма и альтруизма и различную оценку их чувством стараются внедрить детям, у которых, благодаря повторению и наказанию, устанавливается неразрывная ассоциация между эгоизмом, злом и порицанием их — и альтруизмом, добром и одобрением их. Благодаря прочности установившейся ассоциации людям кажется, что связь установлена не ими, а существовала от века и иной быть не может.

В действительности эти два явления, то есть альтруистическое действие и одобрение его, нужно различать, ибо они имеют различный источник. Альтруизм есть нечто унаследованное человеком от его животных предков, одобрение же свойственно лишь известной ступени культурного развития и вошло, благодаря наследственности, в привычку.

Эгоизм есть также нечто прирождённое; порицание его возникло одновременно с одобрением альтруистического действия и точно так же вошло в привычку. Тот, кто привык одобрять в других альтруизм и порицать эгоизм, невольно перенесет эту оценку и на свои действия и вместе с тем будет испытывать чувство самоудовлетворения, раскаяния и угрызения, причём самоудовлетворенность непосредственно будет сопряжена с действием, а раскаяние и мучения совести будут следовать за совершенными, уже эгоистическими поступками. Таким образом возникают и развиваются явления, которые мы называем Совестью.

С этим объяснением в принципе согласен и Дарвин («Происхождение человека», гл. II и III); он только несколько иначе представляет себе происхождение укоров совести. По его мнению, в нас есть стремление заботиться о других; если мы, под влиянием эгоизма, не последуем этому стремлению и, например, не поможем беде ближнего, то впоследствии, когда мы живо представим себе испытываемое бедствие, стремление к помощи ближнему вновь возникнет и неудовлетворенность его вызовет в нас болезненное чувство укоров совести. Ницше, в своей «Genealogie der Moral», указывает на невероятность того, чтобы альтруистические действия одобрялись теми, кому они идут на пользу. Ницше думает, что отождествление понятий добра и альтруизма устанавливается теми, кто совершает добрые дела, а не теми, кто пользуется ими. Он считает психологически невероятным, чтобы можно было забыть об источниках совести, то есть перенести одобрение с пользы на само действие. Он повторяет упрек, который утилитарно-ассоциационному объяснению делали и раньше: возможность выработки новых свойств сознания, отличных от первоначально данных элементов есть предположение не обоснованное, а средство для выработки этих новых элементов — ассоциация представлений — в действительности не выдерживает критики (ср. например, А. Мальцев, «Нравственная философия утилитаризма», СПб., 187 9). Третьим слабым, с точки зрения философов, не всегда знакомых с достижениями психологии и этологии, пунктом эволюционной теории является учение об относительности всякой морали, с которым не мирится нравственное чувство обывателя.

Сейчас известно, что альтруизм свойственен практически всем стадным (стайным) животным, и не только им. Ясно, что, если существуют социальные (общественные) инстинкты, обеспечивающие выживание популяции, то обязан быть механизм положительной и отрицательной обратной связи, регулирующий работу этих инстинктов. Развитие этих связей в условиях общества и приводит к тем психологическим и социальным феноменам, которые в донаучную эпоху приписывались воле богов или воспринимались не имеющими корней.

Интуитивизм покоится на таком умозрительном утверждении, что совесть есть природное свойство человека, не производное из других элементов. Он не отрицает развитие совести и зависимость её проявлений от исторических условий в пространстве и времени, но считает зародыш совести основным свойством человеческого духа: Ламартин в этом смысле называет совесть la loi des lois (закон законов). Кант (у которого в «Критике практического разума», рассматривающей вопросы нравственности, слово совесть не встречается) считает категорический императив или нравственный закон априорным, а посему всеобщим и необходимым; но так как Кант признает, что «нравственный закон ведёт путём понятия о высшем благе, как объекта и цели практического разума, к религии, то есть к признанию, что все обязанности должны быть рассматриваемы как божественные заповеди не в смысле санкций, а в смысле существенных законов всякой свободной воли», то мы и Кантовскую форму интуитивизма можем подвести к общему его виду, рассматривающему совесть как непосредственное выражение в человеке нравственного мирового порядка или высшего существа. Совесть есть голос Божий — вот, в конце концов, кратчайшая формула интуитивизма. «В совести человека заключается сила, стоящая выше человека, следовательно указывающая на вышечеловеческий принцип» (Олесницкий, «История нравственности и нравственных учений»). Эволюционизм рассматривает совесть как чисто человеческий принцип; за пределы индивидуума он выходит лишь для того, чтобы в предках его искать источники нравственности. Интуитивизм берет человека в его связи с объективным миром и из высшего принципа бытия выводит основы нравственности. Для первого нравственность, а, следовательно, и совесть является изменчивой и относительной, для второго принципы нравственности и показатель их совести являются абсолютными и объективными. Главной трудностью интуитивизма является вопрос об ошибках совести, о ложной совести. Если совесть есть голос Божий, то каким образом объяснить ошибки совести и кажущееся или действительное отсутствие её у преступников, в случаях так называемой moral insanity, moral insensibility и т. п.? С точки зрения эволюционизма эти факты объясняются нравственным недоразвитием, отсутствием воспитания, средой и т. д. Этот путь объяснения закрыт для интуитивистов. Они должны допустить, как это делали схоласты и отчасти Кант, двойную совесть, трансцендентную и эмпирическую: первую — как непосредственно данное в природе человека, в виде зародыша, духовное свойство, общее для всех людей (и эта совесть не может ошибаться); вторую — проявляющуюся в мире явлений, подверженную законам развития и зависимую от весьма сложных внешних и внутренних условий — и эта совесть может ошибаться.

Допустив прирождённость совести, интуитивизм не имеет надобности выводить совесть из элементов, совершенно ей чуждых; не отрицая развития явлений совести и зависимости её от явлений культуры, он может, по-видимому, объяснить объективный и безусловный характер совести, связав её с природой человека и нравственным мировым порядком. Если понимать совесть как показатель высшей воли, то этим нравственности придаётся опять-таки характер случайный, хотя и в ином значении, чем в теории эволюционизма. Добро потому оказывается добром, что оно есть веление Бога, а не потому, что оно добро само по себе: нравственность лишается своего самодовлеющего характера и ставится в зависимость от теологии. Если же сказать, что добро есть выражение природы человека, что оно априорно, то есть в известном смысле врожденно, тогда добру (и показателю его, совести) будет дан субъективный характер и возникнет вопрос, какое объективное значение имеют совесть и добро, ибо из априорности (или врожденности) вытекает необходимость известного понятия, но не его объективность; можно себе представить прирождённое понятие, которое никакого объективного значения не имеет. Эти затруднения не могут, однако, пошатнуть интуитивизма; о них можно сказать то же, что Паульсен говорит об эволюционизме, отрицая мысль, что психологическое исследование возникновения совести лишает предписания её святости. «Исчезновение обязательности предписаний совести не представляется мне ни логическим следствием, ни необходимым психологическим результатом антропологического объяснения. Я не вижу здесь логической связи: как могли бы нравственные законы утратить своё значение из-за того, что люди признают эти законы выражением опыта, постепенно приобретаемого знания, что полезно и что вредно. Напротив, что может служить в подобных вещах доводом более сильным, чем наследственная мудрость народа? Совесть представляется нам как бы отражением объективного порядка природы, присущего нравственной жизни, как он проявился в нравах и праве… и народ, который совершенно утратил бы то, что мы называем совесть, не прожил бы ни одного дня» (Паульсен, «Основы этики»). Точно так же и априорное происхождение совести нисколько не лишало бы её объективного характера и обязательности.

Поскольку любая теория, допускающая сверхъестественное, перестает быть теорией научной (см. Критерий Поппера), интуитивизм называется теорией лишь номинально, по традиции.

Совесть как психологическая проблема

Независимо от объяснений природы и возникновения совести существует и чисто психологическая проблема, состоящая в описании различных видов совести и различных её проявлений и в указании тех психических элементов, из которых вырастает совесть. Напрасно мы стали бы искать в животном мире явлений, аналогичных явлениям совести (натуралисты утверждают противное и приводят любопытные факты; см. например Houzeau, «Etudes sur les facultés mentales des animaux comparées à celles de l’homme», 2-й том, стр. 280 сл.). Психология детского возраста может дать указания о том, как слагается в душе ребёнка совесть и понятие о ней. Главной основой совести следует признать чувство стыда. Совесть есть только развитие стыда, утверждает Вл. Соловьев (см. «Оправдание добра»), и с ним вполне согласен Сикорский (см. «Всеобщая психология», стр. 270:. «Совесть есть филогенетический плод развития человечества и соответствует не личному опыту индивидуума, но вековому нравственному опыту поколений. Путём сложной дифференцировки чувство стыда поднялось до высоты чувства совести»). Дети в весьма различной степени одарены стыдливостью; точно так же различно действуют на них пример, воспитание и среда (об этом см. Сэлли, «Психология детства»). Психологический материал, доставляемый наблюдениями над детьми, пополняется этнографическим материалом. Этнография показала, что взгляд на дикарей, как на людей, лишённых всяких нравственных понятий, неправилен. Этого взгляда держится Мюнстерберг («Ursprung der Sittlichkeit»); но стоит только с некоторым вниманием прочесть сочинения знаменитых путешественников, чтобы убедиться, что не только у различных племён различное понимание нравственных понятий, но у некоторых племён, стоящих на весьма низкой культурной ступени, относительно высоко понимание нравственности, и наоборот. Так, например, Томсон в своём сочинении о племени Массаи говорит, что народ Вакавирондо хотя и ходит совершенно нагим, но имеет весьма высокую нравственность и очень стыдлив. Массаи также высоко ценят стыд и стыдливость, ибо mulierum gravidam, neque alicujus viri matrimonium tenenteminterficiunt Massai quum primum patet eam concepisse. В Азии встречаются племена, стоящие на низкой ступени культуры, но с превосходными нравственными качествами, правдивостью, добротой и т. д. (ср. О. Flügel, «Das Ich und die sittlichen Ideen im Leben der Völker»). Таким образом, поставить в непосредственную связь высоту нравственного понимания с высотой культуры вообще и сказать вместе с Гельвецием, что добродетель и счастье народов зависят от хороших законов, нет никакой возможности. Весьма богатый материал для психологии доставляет криминология. Деспин (Despine, «Psychologie naturelle», Париж, 1868) первый подробно исследовал явления совести у преступников. Процесс разложения совести бросает ещё более яркий свет на её природу, чем процесс сложения её. После Деспина об этом предмете писали весьма многие, например, Koppe («Les criminels», 1889), Эллис («The criminal», 1890), Ломброзо и его последователи. У Лебона и Тарда можно найти указания о совести толпы. Наконец, одичалые люди и выродившиеся народы (см. R auber, «Homo sapiens ferus», Лпц., 1885) представляют также большой интерес для анализа совести. Некоторые явления совести, например, угрызения совести, были всегда любимой темой для поэтического изображения (напр Макбет Шекспира). Очень хорошо об угрызениях совести замечает Даниель Стерн (Графиня д’Агу): «Угрызения нашей совести прямо пропорциональны добродетелям, которые в нас ещё живы, а не нашим порокам». Психологическое исследование совести может быть дополнено историческим, то есть указанием на то, как понимание совести в различные времена менялось. В этом отношении в книге L. Schmid’a, «Die Ethik d. alten Griechen», можно найти очень любопытные указания и пример, как следовало бы анализировать и средневековую историю, и историю нового времени. Такое исследование должно бы иметь в виду не теоретическое рассмотрение вопросов этики, а реальную этическую жизнь народов и изменение воззрений на конкретные вопросы жизни. Материалы для такой истории существуют в изобилии; имеются и попытки их систематизации: см., например, Lecky, «History of european morals from Augustus to Charlemagne» (Нью-Йорк, 1879); его же, «Geschichte d. Ursprungs und Einflusses der Aufklärung in Europa» (Лпц., 1873); H. v. Eicken, «Geschichte und System d. mittelalterlichen Weltanschauung» (Штутгарт, 1887); H. Reuter, «Geschichte der religiösen Aufklärung im Mittelalter» (Берлин, 1875); A. Desjardins, «Les sentiments moraux au XVI siècle» (Пар., 1887).

История философских учений о совести

Представить историю философских учений о совести нелегко, потому что трудно выделить совесть из связи с другими этико-религиозными понятиями. Ближайшим образом понятие совести связано с понятиями свободы и греховности; только там, где есть сознание свободы и греховности, и можно искать анализ совести.

Античность

В древней греческой философии нет слова для обозначения понятий совести и греховности. Термин συνείδησις, как существительное, впервые появляется у стоиков. Само собой разумеется, что само явление совести и ранее служило предметом анализа и изображения, например, у трагиков.

Демон Сократа также имеет отношение к понятию совести, хотя указания демона касались не столько нравственной оценки поступков, сколько их внешнего успеха, и поэтому более напоминают предсказания оракула, чем голос совести. Из стоиков в особенности Сенека указал на чистоту совести, как на источник самоудовлетворенности, и на укоры совести, как на наказание за проступки. Сенека и Эпиктет указывают на важность показаний совести и на относительно малое значение мнения ближних.

Греки подметили и то, что совесть — не всегда непреложный указатель правильного пути, что существуют и ошибки совести; но только в христианстве дана почва для учения о совести.

В посланиях апостола Павла мы встречаемся с анализом совести; так, например, в послании к Римлянам, XIII, 5, апостол Павел рекомендует послушание властям не только из страха наказания, но «и ради совести». Он признает рост совести и различает ступени совести (греч. συνείδησις έαυτοΰ и греч. συνείδησις έτέρου), причём не только разумеет под совестью явление религиозной жизни, но прямо ставит её в связь с практическими целями нравственности.

Позже догматические вопросы заслоняют этические, и о совести мы встречаем у первых отцов церкви лишь изредка упоминание, причём совесть рассматривается главным образом как элемент религиозной жизни.

Иоанн Златоуст первый заговорил о свободе совести; он неоднократно изображал неподкупного судью и указывал, что совесть — достаточный путеводитель для достижения добродетели.

Некоторый анализ явлений совести можно найти и у Пелагия, и у противника его, блаженного Августина; но их главный интерес вращается не около вопроса о совести.

Средние века

В Средние века в схоластической литературе совести отводится значительное место, но не столько общему вопросу о природе совести, сколько казуистическому решению частных случаев. Духовнику на исповеди приходилось решать различные вопросы жизни и разрешать различные сомнения. Вследствие этой практической потребности появились казуистические толкования (различные Summae, например, Artesana, Angelica), которые не всегда служили развитию нравственности, а часто прямо-таки затемняли и засоряли совесть. На этой почве впоследствии развилась мораль иезуитов, описанная Паскалем и др.

Наряду с анализом casus conscientiae шло теоретическое обоснование этических вопросов, в согласии с основными понятиями христианского миросозерцания; древнее учение о четырёх добродетелях получает более глубокое обоснование, которое необходимо приводить к рассмотрению вопроса о совести.

В практических руководствах, рассматривающих различные житейские случаи и коллизии чувства долга с наклонностями, совесть изображена как изменчивое и условное начало; для объяснения этого начала схоластики придумали незыблемую основу, которую и обозначили словом синдерезис, в отличие от изменчивой conscientia. Это различение с полной ясностью выражено у Фомы Аквината. Фома считает совесть (в смысле синдерезиса) не потенцией, а основным свойством (греч. εξις, лат. habitus), из которого проистекают принципы человеческой деятельности, как из разума — принципы умозрения. Синдерезис представляет собой врожденный орган нравственных принципов, на который опирается всякое нравственное суждение. Напротив того, conscientia есть сложная деятельность, акт, свидетельствующий о совершенных уже поступках.

Подробный анализ совести согласно принципам Фомы Аквината мы находим у Антонина из Флоренции (1389—1459) и у Герсона, различающего безошибочный синдерезис от conscientia, суждения которой часто оказываются ложными. В этом схоластическом учении следует видеть начало того разногласия, которое существует и поныне и которое мы отметили выше в двух различных взглядах на возникновение совести.

Эпоха реформации

Эпоха реформации устранила схоластическую философию; вместе с тем исчезло и учение о двойной совести (синдерезис и консциенция). Эта эпоха выдвинула живую личность и заговорила о правах совести; но сначала реформация лишь разрушала учение схоластики, не созидая стройной системы этических понятий. Некоторый психологический анализ можно найти, однако, у Меланхтона, сравнивающего совесть с практическим силлогизмом, в котором большая посылка — божественный закон, а меньшая — частный случай применения этого закона. Возникновение полной системы этики в духе реформации было необходимостью, и Будде, Мосгейму и другим пришлось вновь считаться с теми различиями, которые были установлены в учении Фомы Аквината.

Эпоха просвещения

Эпоха просвещения отодвинула догматические вопросы на второй план и выдвинула вопросы нравственного характера. Не религия и не вера суть основы нравственности, а, напротив, нравственность есть путь, ведущий к религии. Добродетель и счастье — основы нравственности; но в то же время и совести отводится видное место и ей приписывается непреложность. Главное приобретение этой эпохи заключается не в философском анализе совести, а в понятии свободы совести. Эта свобода провозглашается как принцип, из которого вытекает требование веротерпимости.

Значение и завоевания эпохи просвещения весьма велики, но, выдвигая идею индивидуальности и субъективизма, философы просвещения (Гетчисон, Юм, Руссо) не могли объяснить всеобщности и необходимости решений совести. Решение этого вопроса принадлежит Канту и его последователям. Кант требует подчинения внутреннему судилищу, которое присуще человеку, а не приобретено им. Это судилище имеет безусловную достоверность; ошибки совести невозможны. Фихте в «Sittenlehre» ещё решительнее высказывается в том же духе. «Если возможно поведение, согласное с долгом, то должен существовать абсолютный критерий истинности нашего убеждения, относящегося к долгу. Известное убеждение должно быть абсолютно истинным, и мы на него должны опереться ради долга… Этот критерий есть чувство истины и достоверности. Это чувство никогда не обманывает, ибо оно существует лишь при полном согласии нашего эмпирического и чистого „я“, а чистое „я“ и есть наше истинное бытие. Совесть есть не что иное, как непосредственное сознание нашего определённого долга». Итак, в учении Фихте, признающего кантовское разделение эмпирического и трансцендентального «я», а вместе с тем и двойную Совесть, совершенно меняется отношение прирождённой совести к эмпирической, встречаемое в схоластической философии.

Схоластика главным образом занималась ошибками совести и признавала лишь scintilla, то есть слабую искру божественного света в человеке. В немецкой идеалистической философии эта искорка разгорается в яркий внутренний свет, уничтожающий возможность ошибок.

Гербарт и Шопенгауэр уделяют большое внимание явлениям совести, но стараются рассматривать это явление с психологической точки зрения, устраняя по возможности религиозные и философские элементы.

Новейшая философия

В новейшей философии эволюционизм, став на естественнонаучную точку зрения и отбросив схоластические разделения совести на эмпирическую и трансцендентную, занялся выяснением причин возникновения совести. Весьма много интересных замечаний о происхождении и природе совести можно найти у Ницше, в его «Genealogie der Moral». Ницше согласен с точкой зрения эволюционизма, но не согласен с объяснением, которое даётся эволюционизмом возникновению совести. С философами просвещения Ницше сходится в ненависти к религиозной морали. Однако, несмотря на свои симпатии к эволюционизму и к философии просвещения, Ницше вновь вводит учение о двойной совести, различая мораль господ от морали рабов. Несмотря на всю показную симпатию его к морали господ, кое-где прорывается и прямо противоположное чувство. Двойная мораль, конечно, ведёт к отрицанию морали вообще; этот вывод мы находим в «Новом учении о нравственности» Менгера, где говорится, что сила и нравственность по существу совпадают: нравственность есть приспособление к соотношениям социальных сил, а Совесть есть страх перед дурными последствиями противодействия в приспособлении к соотношениям социальных сил. Совесть — врожденное чувство, которое сродни чувству стыда. Совесть не эволюционирует с возрастом и не изменяется после вхождения человека в общество. Но общественные отношения влияют на разум и позволяют ему манипулировать Совестью, «прятать» её. Но Совесть постоянно напоминает о себе своими угрызениями. Совесть является единственным мерилом верности принятия решений. И в дальнейшем, общество вынуждено будет воспитывать подрастающие поколения таким образом, что бы Совесть являлась главенствующим Законом для Разума. В противном случае, обществу, где нормой является игнорирование чувства совести — грозит приближающаяся гибель…

Угрызения совести

Снижение самооценки, известное в просторечии как «угрызения совести» иногда становятся причиной суицида. Генерал армии, А. В. Горбатов, в конце 1930-х прошедший сталинские лагеря на Колыме, описывает подобный случай[1]:

Моим соседом по нарам был в колымском лагере один крупный когда-то работник железнодорожного транспорта, даже хвалившийся тем, что оклеветал около трехсот человек. [] Хотя я не скрывал крайнего нерасположения к этому теоретизирующему клеветнику, тот почему-то всегда старался завести со мной разговор. Меня это сначала злило; потом я стал думать, что он ищет в разговорах успокоения своей совести. Но однажды, будучи выведенным из терпения, сказал ему: — Ты и тебе подобные так сильно запутали клубок, что распутать его будет трудно. Однако распутают! Если бы я оказался на твоем месте, то давно бы повесился…

На следующее утро его нашли повесившимся. Несмотря на мою большую к нему неприязнь, я долго и болезненно переживал эту смерть.

В каббале

Совесть в каббале — это стыд перед людьми и самим собой за свой эгоизм. Ощущение совести, согласно каббале, характеризует наивысшую стадию развития человеческого эгоизма. На этой наивысшей стадии, по учению каббалы, эгоизм начинает ощущать разницу между собой и свойством абсолютного альтруизма, т. н. Творцом. Не ощущая Творца непосредственно, человек сравнивает себя с другими людьми и со своими нравственными критериями, полученными им через воспитание. Существует мнение, что отрыв от Творца — это корень всех страданий в мире, поэтому совесть это самое кошмарное и тягостное переживание человека[2]. И оттого мы склонны подчиняться тем нравственным ценностям, которые нам диктует окружение, жить в соответствии с порядком установленных им приоритетов. Таким образом, совесть присуща только «человеческому уровню», развития эгоизма, когда творение способно чувствовать свойства и качества другого, анализировать и давать качественную оценку разнице свойств. Если альтруистическое поведение человека диктуется только лишь его совестью, то есть определяется другими людьми, а не осознанным стремлением человека к достижению подобия со свойством отдачи — Творцом, то, по мнению адептов каббалы, его поведение социальное, но пока что ещё не духовное.[3]

Цитаты

Совесть зависит от знаний и от всего образа жизни человека. У республиканца иная совесть, чем у монархиста, у имущего — иная, чем у неимущего, у мыслящего — иная, чем у того, кто неспособен мыслить.

— Карл Маркс

Совесть — официальное название трусости

— Оскар Уайльд

Верность своим убеждениям, подсказанным совестью, в самых трудных условиях и даже склонность к самоотречению — чуть ли не главное для интеллигенции.

— Виталий Тепикин

См. также

  • Чувство вины
  • Эгоизм
  • Эгоцентризм
  • Мораль
  • Эмпатия
  • Дилемма заключённого

Примечания

dic.academic.ru


Смотрите также