Контрзависимость в отношениях что это такое


Как возникает контрзависимость и можно ли ее победить? - Психодоктор

Психологи определяют два распространенных типа нарушения поведения, которые значительно усложняют жизнь практически каждому человеку, – это созависимость и контрзависимость. В первом случае человек чаще попадает в зависимость от наркотиков, алкоголя, компьютерных игр или секты.

Во втором случае такое поведение чаще становится причиной зависимости от работы, установленных стандартов, завышенных требований к себе и другим.

И то и другое является нарушением психологического развития и существенно мешает жить, строить полноценные отношения с другими людьми и просто быть счастливыми.

По своей сути контрзависимость является последствием психологических травм, пережитых в раннем детстве, в возрасте до 3-х лет. Как правило, человек не помнит этих событий, но они оказывают большое влияние на всю его взрослую жизнь.

Стоит отметить, что контрзависимое поведение наблюдается у каждого второго взрослого человека.

При первом знакомстве такие люди производят впечатление сильных, уверенных в себе, порой циничных, безэмоциональных.

Они часто бывают карьеристами или трудоголиками, избегают искренних разговоров и близких отношений. У них всегда много дел, они все время чем-то заняты, им трудно остановиться, расслабиться.

Контрзависимость – это результат незавершенного психологического, эмоционального развития. Как известно, в первые три года жизни человека формируется его психика.

Важно, чтобы в это время ребенок в полном объеме был эмоционально связан с родителями, а после также полностью прошел этап отчуждения.

Если один из этапов не был завершен, эта проблема будет тянуться за человеком во взрослую жизнь и мешать его полноценному психологическому развитию.

Причины появления контрзависимости

Психологи отмечают несколько основных причин появления контрзависимости у человека: 

  • Незавершенный этап становления привязанности к родителям в первый год жизни. Так часто бывает, когда родители с появлением ребенка продолжают много работать, когда слишком много внимания уделяют собственным проблемам, не налаживая эмоциональной связи с ребенком, исключают тактильный контакт. 
  • Незавершенный этап эмоционального отчуждения в последующие годы. Часто родители, беспокоясь за ребенка, продолжают «мертвой хваткой» эмоционально держать его возле себя. Порой родители не дают ребенку и возможности проявлять свою эмоциональную независимость.
  • Психологические травмы, пережитые в раннем детстве. Это сцены проявления жестокости, будь то в реальной жизни или на экране телевизора, в кино. Для ребенка это могут быть и сцены грубого общения родителей и случайная драка на улице. Также эмоциональное отчуждение родителей, когда ребенку они особенно нужны, попытки со стороны взрослого полностью контролировать поведение ребенка способствуют формированию контрзависимого поведения.

По данным психологов, 95–99 % взрослых людей имеют детские травмы, незавершенное психологическое развитие и, соответственно, нарушения поведения во взрослой жизни.

Сегодня контрзависимое поведение становится нормой, популяризируется контрзависимыми людьми и становится глобальной социальной проблемой. Общество же в целом поддерживает и только усугубляет эту психологическую проблему.

Работать сверхурочно сегодня во многих компаниях считается уже правилом «хорошего тона». Не заводить серьезных отношений, не делиться своими чувствами, не сближаться с другими людьми – также для многих является совершенно естественным и приемлемым типом поведения.

Однако сохраняется непонимание, откуда столько проблем в личной жизни, как появляется зависимость от алкоголя и наркотиков.

Признаки контрзависимости

Контразвисимое поведение, как и любое другое психическое нарушение, имеет ряд отличительных особенностей, которые проявляются в той или иной степени.

  • Контрзависимый человек с трудом сближается с другими людьми, с трудом сохраняет эмоциональную близость в интимных отношениях.
  • Считает всех других людей плохими, порочными, если отношения с ним закончились. Это могут быть как любовные, так и дружественные либо рабочие отношения.
  • Он боится быть открытым, уязвимым, показывать свою слабость.
  • Контрзависимому человеку трудно испытывать какие-либо чувства, кроме гнева, обиды, злости. 
  • Он всегда боится, что его контролируют, и старается всеми возможными способами избежать этого контроля.
  • Если какой-либо человек старается сблизиться с ним, контрзависимый выходит из таких отношений.
  • Контрзависимый человек находится во власти своих идеалов, стандартов, очень требователен к другим людям и к себе. Он старается всегда быть безупречным и боится допустить даже малейшую ошибку.
  • Никогда не просит помощи, когда она ему действительно нужна.
  • Ему нужно всегда и во всем быть правым.
  • Он часто работает сверхурочно и в выходные дни.
  • Не любит сидеть без дела, максимально загружает себя работой, различными делами, увлечениями.
  • Имеет большое количество мышц или жира в области плеч и живота.
  • Контрзависимому человеку трудно контролировать, организовывать свое время.

Это только наиболее распространенные признаки контрзависимого поведения. В действительности их гораздо больше и они наблюдаются практически у каждого взрослого человека. Чем сильнее они выражены, чем их больше, тем больше проблем вызывает это психическое нарушение.

При этом пережитые детские травмы человек не помнит и долгое время не осознает, что именно они влияют на его поведение во взрослой жизни. За годы жизни у человека появляются различные механизмы защиты от подобных травм, переживаний.

Человек неосознанно учится блокировать их, избегать. Кто-то вырабатывает в себе привычку обвинять других во всех неудачах, считая их  недостойными его внимания. Другие же выбирают алкоголь и наркотики как блокатор нежелательных эмоций.

Как избавиться от контрзависимости

Изменить свое поведение, которое корнями уходит в раннее детство и формировалось годами, самостоятельно практически невозможно. Тем не менее есть шанс снизить степень влияния детских травм на взрослую жизнь.

 Если вы заметили в себе признаки контрзависимости, психологи рекомендуют делать простое упражнение: каждый день пробовать идти навстречу своим страхам, делать то, что никогда не делали или не позволяли себе делать.

Это может быть простое решение надеть на работу яркий шарф, может быть что-то более серьезное. 

Чтобы разрешить проблемы взаимоотношений с людьми, исключить зависимость от алкоголя или наркотиков, потребуется помощь профессионального психолога.

Психолог поможет найти корень проблемы, «достать» ее из бессознательного детства и разрешить внутренние конфликты, чтобы контрзависимость больше никогда не мешала жить полноценной жизнью. 

Источник: http://trezveyu.ru/articles/lektsii/chto-meshaet-nam-stroit-otnosheniya-i-kak-ot-etogo-izbavitsya/

Между созависимостью и контрзависимостью

Созависимость – это сильная эмоциональная, психическая и социальная зависимость от другого человека, глубокая поглощенность его чувствами, переживаниями, жизнью.

Внимание созависимого человека полностью сосредотачивается на партнере, при этом собственная жизнь, выборы, переживания и  чувства отходят на задний план.

Человек, выбравший такой способ поведения по отношению к другому, страдает низкой самооценкой, неуверенностью в себе, кажется слабым и уязвимым, полностью зависит от мнения значимых для него людей, легко попадает под их власть и подчиняется им, любой ценой стремится достичь близости и доверительности с партнером, не оглядываясь на его желания  и готовность к контакту.

Так как он  не считает себя достойным любви и внимания, то испытывает постоянный страх  быть брошенным, все время нуждается в подтверждении чувств  со стороны другого и пытается сделать все возможное для того, чтобы его не оставили.

Чтобы как можно сильнее  привязать к себе партнера, созависимый человек создает условия, при которых тот начинает максимально зависеть от него, нуждаться в его помощи, заботе и опеке.

Именно этой причине те, кто имеет созависимые привычки,  являются неизменными спутниками людей, которые  страдают от различных видов зависимости (наркоманов, алкоголиков, игроманов и т.д.), а также тех, кто строит отношения с миром и другими по принципу контрзависимости (о контрзависимости – ниже).

Это хронические «жертвы» отношений, спасатели и страдальцы во имя других. Они страдают даже тогда, когда вроде бы для этого нет никаких причин – тогда  их нужно создать — для того, чтобы продемонстрировать другому человеку, на какие жертвы и ограничения они идут ради него. Цель одна – сделать объекта своей страсти максимально беспомощным и навсегда, намертво привязать его к себе.

Созависимые люди делают это совершенно неосознанно, руководствуясь «праведными» мотивами. Примеров такого поведения очень много: жена хронически пьющего человека или наркомана, искренне пытающаяся его спасти и жертвующая ради этого лучшие годы своей жизни;

мать неприспособленного к жизни ребенка (неважно – мальчика или девочки), при этом ребенок может быть уже престарелого возраста, но жить за счет мамочки, полностью подчиняться ей, и все выборы, решения принимать только вместе с ней;

скромная супруга – тень великого человека – ученого, бизнесмена, политика…

Как формируется созависимое поведение?

Такое поведение формируется в первые годы жизни людей, когда малыш особенно остро нуждается в постоянном тактильном и зрительном контакте, любви, внимании, поддержке и признании.

Если ребенка все время отвергают, критикуют, ругают,  не удовлетворяют его базовые потребности, обесценивают его как личность, насмехаются над ним  — он перестает верить в то, что достоин любви просто так, по факту своего существования и пытается всячески заслужить, добиться ее, сделать так, чтобы родители все-таки повернулись к нему лицом, не оставили его.

Он начинает винить себя во всех возникающих проблемах и стремится переделать себя таким образом, чтобы получить хотя бы крупицу любви.

По этой причине он боится быть искренним, честным, прямо заявлять о своих желаниях и потребностях, начинает льстить и заискивать перед другими, постоянно уступать им и отказываться от собственных желаний и потребностей.

В дальнейшем он переносит свое созависимое поведение и на взрослую жизнь, так как  просто не умеет жить по-другому, не верит в себя, в свою значимость и даже в свое право существовать. В выстраивании отношений по принципу созависимости он видит единственную возможность для того, чтобы быть счастливым и любимым.

 Что такое контрзависимость?

Контрзависимость — это поведение, прямо противоположное созависимости.

Человек, имеющий  контрзависимые  черты, производит впечатление сильного, самоуверенного и успешного.

Такой человек может хорошо продвигаться  в карьере, бизнесе, профессии, но терпеть неудачи в личных отношениях, так как постоянно отталкивает других, не обращает внимания на переживания партнера, чрезмерно увлекается своими делами в ущерб отношениям, постоянно обвиняет других в своих проблемах.

В большинстве случаев люди этого типа имеют мало опыта в налаживании отношений, боятся близости с другими людьми и по мере возможностей избегают интимных ситуаций. Они напряженно пытаются показать окружающим, что у них все в порядке и им ничего ни от кого не нужно, сильно ограничивают количество любви, тепла и близости, которое могут отдавать и получать.

Чем вызвано подобное поведение?

Когда ребенок взрослеет, он нуждается в обретении большей свободы и независимости и одновременно с этим – в поддержке в минуту слабости.

Если родители слишком опекают ребенка, постоянно ограничивают его свободу, манипулируют им, совершают эмоциональное, физическое и психическое насилие над ним, а также покидают его в тот момент, когда он особенно сильно в них нуждается, для защиты себя он вырабатывает контрзависимое поведение.

Основные установки контрзависимости:

Мне никто не нужен

Я все сделаю сам

Я обойдусь без помощи и поддержки других

Любить – опасно

Доверять – опасно

Быть слабым – опасно

Показывать свою любовь и свои чувства – опасно

Привязываться – опасно.

Взрослея, ребенок с установками контрзависимости начинает подавлять свои чувства, не позволяет себе любить и привязываться в полной мере, не может довериться другому, избегает близости, используя все возможные и невозможные способы. Естественно, он делает это неосознанно, зачастую не понимая, что истинной причиной его поведения является глубокий, пронизывающий страх, основой которого являются раны, полученные в детстве.

 Почему созависимые так часто вступают в контакт с контрзависимыми?

Контрзависимые не обращают ни на  кого внимания – созависимые не обращают внимания на этот факт и все равно ищут возможности вступить в отношения.

Контрзависимые много требуют – созависимые все время уступают.

Контрзависимые убегают – созависимые догоняют.

Контрзависимые унижают, оскорбляют, подавляют и отвергают – созависимые принимают это как должное, ведь с ними всегда только так и поступали.

Контрзависимые требуют, чтобы им подчинялись и их обслуживали – созависимые подчиняются и обслуживают.

Контрзависимые приносят в жертву других – созависимые приносят в жертву себя.

 Кстати,  наркоманы, алкоголики и игроманы одновременно являются не только зависимыми, но и контрзависимыми. Ведь вступая в контакт с алкоголем, наркотиком, игрой, они отвергают близких людей, так как не могут выдержать напряжения, боли и накала эмоций в отношениях. Они предпочитают близости с человеком близость с веществом, тем самым, выстраивая  броню контрзависимости вокруг себя.

Нужно отметить, что практически в каждом человеке есть как зависимые, так и контрзависимые черты. Более того, в «нормальной» концентрации они даже должны присутствовать — создавая близкие отношения мы всегда в какой-то степени зависим от наших партнеров, а соблюдая свои границы, порой должны проявлять определенную долю жесткости и уметь отсраняться.

Как определить собственную склонность к  созависимости и контрзависимости? Очень просто. Критерий – ваша собственная  жизнь.

Если вы страдаете от непонимания в отношениях, чувствуете собственное одиночество, холод вокруг, либо постоянно вступаете в отношения со страдающими зависимостью ( алкоголики, наркоманы, игроки) либо холодными, отстраненными, надменными и ранящими вас людьми – есть повод задуматься.

Путь к здоровым отношениям

Измениться сразу – непросто. Ведь мы потратили годы на то, чтобы научиться быть зависимыми или контрзависимыми, давить себя и свои желания, не доверять, убегать, отвергать и бояться. Поэтому рассчитывать на то, что все изменится в один день – не стоит.

 Но как же быть?

Каждый день, понемножку, совсем чуть-чуть совершать такие поступки, которые позволят вам поверить в себя. А для того, чтобы поверить в себя нужно  делать то, что раньше не пробовал, то есть —  рисковать. Риск может начинаться с очень простых и банальных вещей.

Улыбнуться понравившемуся человеку. Надеть на работу шарфик чуть ярче обычного. Сказать кому-то о своей симпатии. Уклониться от чашки чая с коллегой, который неприятен вам.

Начать делать что-то, о чем вы давно мечтали, но не решались. Например, пойти на танцы или курсы рисования. Купить себе в дом какую-то красивую вещь просто потому, что она понравилась.

Найти хорошего психолога или психотерапевта и начать проходить личную терапию.

Небольшие  каждодневные преодоления начнут укреплять вашу веру в себя и чувство собственного достоинства. Постепенно, шаг за шагом, вы сможете превратить свою неуверенность и страхи   в силу и опыт, и поверить в собственную значимость и ценность для мира. И тогда жизнь заиграет новыми красками.

Александра Алексеева.

Что такое созависимость. Созависимые люди — кто они?

Невроз. Что это такое

Ложные Мы, приводящие к краху отношений

Как обрушить свою самооценку и почувствовать себя полным ничтожеством

Мой партнер не слышит мои потребности

Жизнь рядом с нарциссом

ЗАПИСАТЬСЯ НА КОНСУЛЬТАЦИЮ >>

Источник: https://psyalekseeva.ru/mezhdu-sozavisimostyu-i-kontrzavisimostyu/

Дженей Уайнхолд: Контрзависимые склонны отталкивать от себя окружающих, отгораживаться от них, особенно когда отношения становятся слишком близкими.

Им важно держать марку, создавать впечатление сильного человека, который все может и который социально успешен и уверен в себе: у таких людей, как правило, есть машина, работа, партнер…

Контрзависимые склонны ориентироваться на себя, а не на других, и в нашей культуре такая направленность считается эталоном, к которому все должны стремиться.

Алиса (ведущая): Что лежит за этим поведением?

Дженей: За показной бравадой скрываются страх и боль. Они боятся эмоционального сближения, так как когда-то их уже отвергли. Мы называем такое избегание травматическим реагированием, реакцией против чего-то. Я не думаю, что люди осознают этот защитный механизм, помогающий им обезопасить себя от угрозы быть отвергнутым.

Алиса: Вы говорите, что травмы развития являются ключом к пониманию нашего взрослого поведения. Что это за травмы?

Дженей: В стрессовых ситуациях мы впадаем в детские модели реагирования и мечемся между созависимостью и контрзависимостью. Травма созависимости – это травма развития в период младенчества. Это опыт глубокого соединения и эмоционального слияния, когда мать включена во все, что происходит с ее ребенком.

Но мало кто из нас благополучно завершил этот этап, поэтому затем, уже во взрослой жизни, мы пытаемся забинтовать свою травму через воссоздание симбиотического опыта со своим партнером.

Мы хотим, чтобы наш партнер взял на себя роль идеального родителя, чтобы он всегда был доступен, удовлетворял все наши потребности и мог читать наши мысли.На следующем этапе ребенок проходит через процесс индивидуализации, он учится понимать, как действовать и функционировать автономно.

Родители управляют попытками ребенка отделиться и в дальнейшем это отражается на его самовосприятии и взаимоотношениях с другими.

Алиса: Например?

Дженей: Например, если мать не хочет чтобы ребенок покидал дом, то она будет неосознанно пытаться удержать его возле себя, не позволяя ему исследовать внешний мир и посылая ему непрямое сообщение: «ты не можешь быть отдельным».

Также родители могут посылать ребенку противоречивые сообщения: «ты можешь пойти погулять, но тебе нельзя отходить далеко от дома» или «ты можешь пойти погулять, но тебе нельзя общаться с другими детьми и играть в песочнице».

Дети понимают все по-своему и интерпретируют такие сообщения как: «не будь собой, я перестану тебя любить, если ты станешь кем-то, кого я не одобряю».

Алиса: Как же вырваться из цепких когтей контрзависимости?

Дженей: Первый шаг – это признание существующей проблемы. Если вы смогли увидеть связь между своими межличностными затруднениями в настоящем и тем, что происходило с вами в детстве, то вы обнаружите, что все ваши страдания закономерны и имеют свои причины, и что многое в вашем взрослом поведении является пережиткам ранних защитных механизмов.

Алиса: Например? Как ранние защитные механизмы проявляются во взрослых отношениях?

Дженей: Ну, во-первых – это попытка убежать, просто хлопнуть дверью и не возвращаться. Другая распространенная реакция – стремление к борьбе, когда какая-то сила заставляет вас возвращаться к обидчику и доказать ему, что он неправ. И третья реакция – застывание, когда вы уходите в себя.

Партнер может кричать на вас – а вы просто не можете сдвинуться с места и хоть что-то сделать.

Если я замечаю за собой одну из этих трех реакций, я знаю, что вхожу в соприкосновение с какими-то ранними переживаниями и психически регрессирую на уровень маленького ребенка, родители которого всегда эмоционально отсутствовали…  Эмоционально отсутствующий родитель – это тот, кто физически находится рядом, но эмоционально ни в чем не участвует.

Алиса: Получается, что семьи, в которых мы вырастаем: родители, близкие, друзья… да и все общество в целом заражено вирусом созависимых и контрзависимых отношений?

Дженей: Когда группа людей делает что-то вместе продолжительное время, это становится частью культуры. Америка была основана людьми, которые бежали от чего-то, люди приезжали сюда из западной Европы, потому что там их что-то не устраивало.

Интересно проследить то, как эмигранты сперва обживались на восточном побережье, но когда прибывали новые партии эмигрантов, то те их вытесняли на запад. Когда же и на запад некуда стало бежать, они направились к Аляске, а затем на Гавайи.

И это пример культурной традиции – целая нация пытается все время бежать от чего-то, пытается освободиться от чего-то.

Алиса: Действительно, можно сказать, что американцы ориентированы на себя, что мы нация агрессоров, сильных и напористых людей, и хотя американцы составляют 8% мирового населения, но мы используем 80% мировых ресурсов.

Дженей: Да, но в Европе нас считают подростками, незрелой культурой.

Потому что, если мы не завершаем этот этап в два года, и если мы не завершаем его 12-16 лет, когда происходит повторение двухлетнего этапа, то мы вырастаем и превращаемся в культуру, девиз которой ничем не отличается от девиза подростка, убежденного в своей непохожести и считающего, что ему каждый чем-то обязан: «Я лучший и заслуживаю больше всех, никто не сможет меня остановить».

Цитата/афоризм

В. Пелевин: «Для бегства нужно твердо знать не то, куда бежишь, а откуда. Поэтому необходимо постоянно иметь перед глазами свою тюрьму».

Анекдот

У психолога:- Доктор, я всем просто так раздаю деньги, вот и вам хочу дать пару пачек!- Наконец-то, хоть один нормальный попался!Дженей Уайнхолд

Отсюда: http://www.masterskayarosta.ru/theoretical-base/238-kontrzavisimost-phenomen.html

Источник: https://ru-dark-triad.livejournal.com/11013.html

Поделиться:

Нет комментариев

psihodoctor.ru

Между созависимостью и контрзависимостью – в капкане отношений, не приносящих счастья.

Созависимость – это сильная эмоциональная, психическая и социальная зависимость от другого человека, глубокая поглощенность его чувствами, переживаниями, жизнью.

 Внимание созависимого человека полностью сосредотачивается на партнере, при этом собственная жизнь, выборы, переживания и  чувства отходят на задний план.

Человек, выбравший такой способ поведения по отношению к другому, страдает низкой самооценкой, неуверенностью в себе, кажется слабым и уязвимым, полностью зависит от мнения значимых для него людей, легко попадает под их власть и подчиняется им, любой ценой стремится достичь близости и доверительности с партнером, не оглядываясь на его желания  и готовность к контакту.

 Так как он  не считает себя достойным любви и внимания, то испытывает постоянный страх  быть брошенным, все время нуждается в подтверждении чувств  со стороны другого и пытается сделать все возможное для того, чтобы его не оставили.

Чтобы как можно сильнее  привязать к себе партнера, созависимый человек создает условия, при которых тот начинает максимально зависеть от него, нуждаться в его помощи, заботе и опеке.

 Именно этой причине те, кто имеет созависимые привычки,  являются неизменными спутниками людей, которые  страдают от различных видов зависимости (наркоманов, алкоголиков, игроманов и т.д.), а также тех, кто строит отношения с миром и другими по принципу контрзависимости (о контрзависимости – ниже).

 Это хронические «жертвы» отношений, спасатели и страдальцы во имя других. Они страдают даже тогда, когда вроде бы для этого нет никаких причин – тогда  их нужно создать - для того, чтобы продемонстрировать другому человеку, на какие жертвы и ограничения они идут ради него. Цель одна – сделать объекта своей страсти максимально беспомощным и навсегда, намертво привязать его к себе.

 Созависимые люди делают это совершенно неосознанно, руководствуясь «праведными» мотивами. Примеров такого поведения очень много: жена хронически пьющего человека или наркомана, искренне пытающаяся его спасти и жертвующая ради этого лучшие годы своей жизни;

мать неприспособленного к жизни ребенка (неважно – мальчика или девочки), при этом ребенок может быть уже престарелого возраста, но жить за счет мамочки, полностью подчиняться ей, и все выборы, решения принимать только вместе с ней;

скромная супруга – тень великого человека – ученого, бизнесмена, политика…

 Такое поведение формируется в первые годы жизни людей, когда малыш особенно остро нуждается в постоянном тактильном и зрительном контакте, любви, внимании, поддержке и признании. Если ребенка все время отвергают, критикуют, ругают,  не удовлетворяют его базовые потребности, обесценивают его как личность, насмехаются над ним  - он перестает верить в то, что достоин любви просто так, по факту своего существования и пытается всячески заслужить, добиться ее, сделать так, чтобы родители все-таки повернулись к нему лицом, не оставили его.

 Он начинает винить себя во всех возникающих проблемах и стремится переделать себя таким образом, чтобы получить хотя бы крупицу любви. 

По этой причине он боится быть искренним, честным, прямо заявлять о своих желаниях и потребностях, начинает льстить и заискивать перед другими, постоянно уступать им и отказываться от собственных желаний и потребностей.

 В дальнейшем он переносит свое созависимое поведение и на взрослую жизнь, так как  просто не умеет жить по-другому, не верит в себя, в свою значимость и даже в свое право существовать. В выстраивании отношений по принципу созависимости он видит единственную возможность для того, чтобы быть счастливым и любимым. 

 Контрзависимость - это поведение, прямо противоположное созависимости.

 Человек, имеющий  контрзависимые  черты, производит впечатление сильного, самоуверенного и успешного. Такой человек может хорошо продвигаться  в карьере, бизнесе, профессии, но терпеть неудачи в личных отношениях, так как постоянно отталкивает других, не обращает внимания на переживания партнера, чрезмерно увлекается своими делами в ущерб отношениям, постоянно обвиняет других в своих проблемах.

 В большинстве случаев люди этого типа имеют мало опыта в налаживании отношений, боятся близости с другими людьми и по мере возможностей избегают интимных ситуаций. Они напряженно пытаются показать окружающим, что у них все в порядке и им ничего ни от кого не нужно, сильно ограничивают количество любви, тепла и близости, которое могут отдавать и получать.

 Чем вызвано подобное поведение? Когда ребенок взрослеет, он нуждается в обретении большей свободы и независимости и одновременно с этим – в поддержке в минуту слабости. Если родители слишком опекают ребенка, постоянно ограничивают его свободу, манипулируют им, совершают эмоциональное, физическое и психическое насилие над ним, а также покидают его в тот момент, когда он особенно сильно в них нуждается, для защиты себя он вырабатывает контрзависимое поведение.

Основные установки контрзависимости:

 Мне никто не нужен

Я все сделаю сам

Я обойдусь без помощи и поддержки других

Любить – опасно

Доверять – опасно

Быть слабым – опасно

Показывать свою любовь и свои чувства – опасно

Привязываться – опасно.

Взрослея, ребенок с установками контрзависимости начинает подавлять свои чувства, не позволяет себе любить и привязываться в полной мере, не может довериться другому, избегает близости, используя все возможные и невозможные способы. Естественно, он делает это неосознанно, зачастую не понимая, что истинной причиной его поведения является глубокий, пронизывающий страх, основой которого являются раны, полученные в детстве.

 Почему созависимые так часто вступают в контакт с контрзависимыми?

Контрзависимые не обращают ни на  кого внимания – созависимые не обращают внимания на этот факт и все равно ищут возможности вступить в отношения.

Контрзависимые много требуют – созависимые все время уступают.

Контрзависимые убегают – созависимые догоняют.

Контрзависимые унижают, оскорбляют, подавляют и отвергают – созависимые принимают это как должное, ведь с ними всегда только так и поступали.

Контрзависимые требуют, чтобы им подчинялись и их обслуживали – созависимые подчиняются и обслуживают.

Контрзависимые приносят в жертву других – созависимые приносят в жертву себя.

 Кстати,  наркоманы, алкоголики и игроманы одновременно являются не только зависимыми, но и контрзависимыми. Ведь вступая в контакт с алкоголем, наркотиком, игрой, они отвергают близких людей, так как не могут выдержать напряжения, боли и накала эмоций в отношениях. Они предпочитают близости с человеком близость с веществом, тем самым, выстраивая  броню контрзависимости вокруг себя.

 Нужно отметить, что практически в каждом человеке есть как зависимые, так и контрзависимые черты. Более того, в «нормальной» концентрации они даже должны присутствовать - создавая близкие отношения мы всегда в какой-то степени зависим от наших партнеров, а соблюдая свои границы, порой должны проявлять определенную долю жесткости и уметь отсраняться.

 Как определить собственную склонность к  созависимости и контрзависимости? Очень просто. Критерий – ваша собственная  жизнь. Если вы страдаете от непонимания в отношениях, чувствуете собственное одиночество, холод вокруг, либо постоянно вступаете в отношения со страдающими зависимостью ( алкоголики, наркоманы, игроки) либо холодными, отстраненными, надменными и ранящими вас людьми – есть повод задуматься.

Что делать?

Измениться сразу – непросто. Ведь мы потратили годы на то, чтобы научиться быть зависимыми или контрзависимыми, давить себя и свои желания, не доверять, убегать, отвергать и бояться. Поэтому рассчитывать на то, что все изменится в один день – не стоит.

 Но как же быть?

 Каждый день, понемножку, совсем чуть-чуть совершать такие поступки, которые позволят вам поверить в себя. А для того, чтобы поверить в себя нужно  делать то, что раньше не пробовал, то есть -  рисковать. Риск может начинаться с очень простых и банальных вещей.

 Улыбнуться понравившемуся человеку. Надеть на работу шарфик чуть ярче обычного. Сказать кому-то о своей симпатии. Уклониться от чашки чая с коллегой, который неприятен вам. Начать делать что-то, о чем вы давно мечтали, но не решались. Например, пойти на танцы или курсы рисования. Купить себе в дом какую-то красивую вещь просто потому, что она понравилась. Найти хорошего психолога или психотерапевта и начать проходить личную терапию.

 Небольшие  каждодневные преодоления начнут укреплять вашу веру в себя и чувство собственного достоинства. Постепенно, шаг за шагом, вы сможете превратить свою неуверенность и страхи   в силу и опыт, и поверить в собственную значимость и ценность для мира. И тогда жизнь заиграет новыми красками.

 Александра Алексеева.

 

Мой сайт: www.псифактор.рф

Page 2
Популярная психология представляет собой научные знания, изложенные доступным для всех языком. Этой теме посвящено много книг, журналов и Интернет-сайтов, предназначенных для широкого круга читателей. Авторами подобных публикаций чаще всего становятся профессиональные психологи, коучи, психотерапевты, которые пишут легко и понятно и нередко используют в своих трудах накопленный опыт, а иногда и далекие от науки понятия вроде «ауры» и «кармы». Главные особенности направления заключаются в том, что оно концентрируется не на сложных обоснованиях психологических теорий, а на самых актуальных потребностях и интересах людей, дает человеку возможность применять новые умения в обычной жизни, не вдаваясь в изучение специфических терминов. Иными словами, популярная психология – это сборник психологических рецептов для ленивых, обладающий двумя важными преимуществами: польза практических советов и легкость восприятия информации. Все мы периодически встречаем на полках книжных магазинов или страницах электронных ресурсов следующие заголовки: «Как бросить курить?», «Как добиться успеха?», «Как найти вторую половинку?». И хотя такие руководства не являются научными пособиями в прямом смысле, они все же способны помочь в преодолении многих сложностей.

На сайте собраны полезные и интересные материалы, написанные нашими специалистами. И не имеет значения, хотите ли вы решить какую-то личную проблему, увеличить доход или просто стремитесь к саморазвитию, раздел «Популярная психология» даст простые ответы на все вопросы, а вы сможете без особых усилий повысить качество собственной жизни.

www.b17.ru

«Я докажу, что ты мне не нужен!»: как возникает контрзависимость

Я начала обращать внимание на признаки контрзависимости после знакомства с книгой американских психологов-практиков Берри и Дженей Уанхольд «Бегство от близости. Избавление ваших отношений от контрзависимости — другой стороны созависимости». Авторы излагают в ней свою «теорию систем развития»: по их мнению, как каждый человек, так и все человеческие сообщества (супружеские пары, группы, организации, национальные государства) проходят четыре этапа развития:

  • созависимость,
  • контрзависимость,
  • независимость,
  • взаимозависимость.

Для того чтобы человек мог перейти к следующему этапу, предыдущий должен быть завершен.

Этап созависимости формируется в возрасте от зачатия до шести месяцев, если ребенку не удалось выработать привязанность к родителям. Это происходит в тех семьях, где родители не считаются с детскими потребностями и не дают ему безусловной любви, частого телесного и зрительного контакта.

А ведь это важная потребность: любой ребенок нуждается в том, чтобы его часто брали на руки, прикасались к нему, пели, гладили по голове и ласково с ним разговаривали. Уже в этом возрасте нужно уважительно относиться к чувствам детей и их первым попыткам познавать мир.

Если они всего этого не получают, то в зрелом возрасте у них развиваются созависимые привычки, они вступают в созависимые отношения, пытаясь таким образом удовлетворить потребности, оставшиеся без внимания в детстве.

Большинство моих клиентов — выходцев из проблемных семей — сочетают признаки созависимости и контрзависимости

Этап контрзависимости начинается примерно в шесть-семь месяцев и длится приблизительно до трехлетнего возраста. Дети начинают физически и эмоционально выходить из-под опеки родителей. Они испытывают естественное любопытство к миру, стремятся к самостоятельности и сопротивляются всему — кормлению, одеванию и так далее. Поэтому это время еще называют «периодом ужасных двухлеток».

Девиз ребенка в этом возрасте: «Я могу все делать сам. Я докажу, что ты мне не нужен». Если родители выдержат это силовое противоборство, то дальше, в пять-шесть лет, ребенок будет вести себя более покладисто. На этапе до трех лет должно произойти психологическое отделение ребенка от родителей и его «психологическое рождение».

Но в случае, если в первый год жизни родители не уделяли малышу достаточно внимания и безусловной любви, а на втором и третьем году не позволили ему стать эмоционально независимым, то с ребенком происходит то, что психологи называют травмой развития. В результате такой человек в зрелом возрасте остается созависимым или контрзависимым.

Мои наблюдения показывают, что большинство моих клиентов — выходцев из проблемных семей — сочетают признаки созависимости и контрзависимости.

Возьмем, например, Елену. Она пришла за психологической помощью после развода с пьющим мужем. В браке супруги прожили три года. Молодая, красивая, ярко одетая, успешная бизнес-леди. Хорошо зарабатывает, держится уверенно. Демонстративно отвергает алименты мужа — мол, обойдемся без твоей помощи. В автомобиле она любит ездить только на водительском кресле, не может сидеть рядом как пассажирка.

Контрзависимые мужчины: как с ними общаться

В то же время Елена запуталась в отношениях с мамой — не может ее ослушаться. Они часто конфликтуют. Но без мамы обойтись Елена тоже не может, и дело не только в том, что та нянчит ее маленькую дочку, свою внучку. Для Елены очень важно, чтобы мама одобряла ее выбор, была довольна ее поведением. Бывают у этой cамоуверенной бизнес-леди и периоды тревоги, слез, почти отчаяния. Тогда она дает себе команду «Не раскисать!» и снова с головой погружается в работу.

Я вижу в Елене сочетание черт созависимости и контрзависимости. Она только демонстрирует завышенную самооценку, но в глубине души ничего хорошего о себе не думает. Отчаянно боится одиночества, но и доверять мужчинам не может. Бегство от близости — та стратегия, которую она использует.

Настоящей независимости нет и не может быть. А частичная — финансовая, психологическая — возможна

Чем отличается контрзависимость от созависимости? Вот как характеризуют эти отличия Берри и Дженей Уайнхолд.

Созависимость и контрзависимость мешают установить гармоничные отношения. А что же независимость? По-моему, она тоже мешает. Настоящей независимости нет и не может быть. А частичная — финансовая, психологическая, или независимость временная с целью побороть свою зависимость — возможна.

Гармония отношений достигается только в здоровой взаимозависимости. Когда каждый остается самим собой и может не бояться проявлять все грани своей личности. Пример здоровой взаимозависимости привести гораздо сложнее, чем нездоровой, ведь последняя встречается гораздо чаще. Но все же попробуйте представить себе такую картинку.

В таких отношениях никто ни на кого не давит, не пытается менять, не удушает требованиями, но и не проявляет равнодушия

Муж звонит жене и сообщает, что хочет провести вечер со старыми друзьями, а это значит, что они будут выпивать. Он спрашивает, не было ли у нее других планов на это время. Как обычно ведут себя женщины в такой ситуации? Правильно, пытаются контролировать: «Опять за свое! Неужели нельзя обойтись без выпивки?! Если хочешь знать мое мнение, я против. Приезжай домой, если не хочешь, чтобы я расстроилась». И весь вечер пишут мужьям эсэмэски: «Где ты?»

Если же отношения между супругами более здоровые, жена могла бы ответить: «Скажу честно, дорогой: мне не очень нравится эта идея потому, что я беспокоюсь о твоем здоровье. Но все-таки ты давно не проводил время с друзьями, все время работаешь, так что, конечно, поезжай, если хочешь. Я найду, чем себя занять». И, может быть, пойдет этим вечером на массаж. А возможно, муж после такого разговора поедет не к друзьям, а к супруге, которая проявила к нему честность и уважение.

В таких отношениях никто ни на кого не давит, не пытается менять, не удушает требованиями, но и не проявляет равнодушия или эгоизма.

Источник: книга Валентины Москаленко «У меня свой сценарий. Как сделать свою семью счастливой» (Никея, 2019).

Валентина Москаленко — психиатр-нарколог, клинический генетик и семейный психотерапевт, доктор медицинских наук, профессор. Ведущий научный сотрудник Научно-исследовательского института наркологии (филиал Федерального медицинского исследовательского центра психиатрии и наркологии им. В. П. Сербского Минздрава РФ). Автор книги «Когда любви «слишком много» (Никея, 2019).

www.psychologies.ru

Поймай меня, если сможешь: что такое контрзависимость и как с ней справиться

Абонент временно недоступен

Многие истории сложных отношений не обходятся без загадочного и противоречивого героя (или героини). Такие люди производят приятное впечатление и сами проявляют неподдельную симпатию к тем, кто их по-настоящему зацепил, но когда дело доходит до подлинной эмоциональной близости, вчерашний нежный друг превращается в холодное и отчужденное существо, стремящееся увеличить дистанцию и отказывающееся признавать важность уже сложившихся отношений. Он не хочет говорить на личные темы и тратит очень много свободного времени на занятия и увлечения, никак не связанные с партнером, откровенно флиртует с кем-то на стороне, а в самых тяжелых случаях — даже избегает прикосновений. Что-то явно пошло не так, но почему и в какой момент?

Обычно партнеры таких персонажей склонны искать причину в себе, но скорее всего, эта проблема началась задолго до их знакомства. В одном из прошлых ликбезов мы уже рассказывали о созависимости. Созависимость — это нарушение привязанности, при котором человек зацикливается на партнере и делает его центром мироздания. Способность вступать в близкие отношения с другими людьми и в то же время оставаться самодостаточным, обеспечивающая здоровое социальное поведение в дальнейшем, формируется в раннем детстве — в процессе перехода от психологического слияния с матерью в младенчестве к разделению с ней в возрасте 2–3 лет. И если в этот период ребенок получает психологическую травму, эти механизмы могут дать серьезный сбой, который проявится и во взрослой жизни.

Логично предположить, что если существует одна крайность — созависимые люди, которым не хватает самодостаточности, есть и другая — те, кто с трудом вступает в близкие отношения. Этот тип нарушений обычно называется контрзависимостью, или аддикцией избегания. Но стоит помнить о том, что нарушения привязанности — это именно спектр с разными оттенками и степенью проявления нарушений. Не нужно воспринимать созависимость и контрзависимость как черно-белую дихотомию без нюансов.

У меня вызывает жуткое сопротивление сам термин «контрзависимость» — как будто бы при его помощи взяли и сбалансировали другой полюс «зависимость». И получился такой биполярный конструкт, с одной стороны которого полное слияние и полное избегание близости — с другой, с набором противоположных поведенческих проявлений. Например, созависимое поведение по Уайнхолдам проявляется в «уязвимости и ранимости», а контрзависимое — «в силе и твердости». И такая классификация вызывает у меня массу вопросов. Ведь в экзистенциальной психологии и психотерапии сила духа как раз и выражается в способности принять свою слабость, свое несовершенство, свои возможности и ограничения.

В основе стремления к слиянию (созависимые отношения) и к избеганию близости лежит одно и то же чувство — человек чувствует себя весьма уязвимым, он постоянно чувствует угрозу. Только это чувство угрозы про разное. В случае созависимых отношений человек чувствует себя уязвимым, находясь наедине с собой, ему нужен кто-то рядом, чтобы через отношения идентифицировать себя. Фактически другой человек нужен в функции зеркала, в котором можно отразиться и понять «я есть, я хороший». Или, наоборот, «я есть, но я плохой».

В случае контрзависимых отношений есть уязвимость другого рода — боязнь быть непринятым, отвергнутым, страх подойти близко и обжечься. Что, вполне возможно, случалось не один раз в разных отношениях. Это действительно очень страшно — снова приблизиться к тому, что угрожает. Можно ли это назвать силой и твердостью? В моем понимании — нет. И это тоже про отказ от себя.

А еще на отказ от собственной жизни в разных формах можно посмотреть немного под другим углом зрения. Жизнь интересами и потребностями других людей (или уход в работу) иногда бывает неосознанным бегством от сближения с собой. Когда начинаешь приближаться к себе, то на поверхности появляется много эмоций из-за прошлого травмирующего опыта, который не пережит и вытеснен. Способа сделать так, чтобы не болело, и тогда, и сейчас нет. А так хочется, чтобы не болело! И тогда любая из этих форм поведения может быть пригодной для избегания боли — либо жизнь в слиянии, либо бегство от близости.

Что же должно произойти, чтобы к сознательному возрасту человек стал проявлять ярковыраженные признаки контрзависимости? Однозначного ответа на этот вопрос нет, но возможны разные варианты. Первый — слишком контролирующие родители, не дающие малышу обрести желанную самостоятельность. В результате ребенок начинает ассоциировать близкие отношения с несвободой, давлением и страхом потерять себя и «зацикливается» на отстаивании собственной независимости. Этой модели он продолжает следовать и во взрослых отношениях.

Второй вариант — противоположный: разделение с матерью, наоборот, произошло слишком рано, до того, как ребенок оказался к этому готов. Либо он просто недополучал тепла и внимания со стороны кого-то из родителей (или обоих). В этом случае отношения ассоциируются с болью потери и возможным отвержением. А значит, лучше ни к кому не привязываться или бросать дорогого человека первым, до того, как он сам тебя отвергнет. «Как показали наши клинические исследования, — пишут психологи Берри и Дженей Уайнхолд в книге «Бегство от близости», на данный момент самой известной зарубежной работе по теме контрзависимости, — наиболее частой причиной возникновения созависимости и контрзависимости является травма, связанная с развитием, вызванная едва различимым нарушением связи между родителем и ребенком, которая подразумевает недостаток или отсутствие эмоциональной настроенности. Если эту разобщенность не выявить и не преодолеть, возникает привычка к изоляции и безучастности, которые могут оказать серьезное влияние на отношение к близости во взрослом возрасте».

Некоторые психологи также считают, что проблема может быть и в излишне эмоциональном и непредсказуемом поведении родителей (чаще всего, матери; проблемы, связанные с контрзависимостью, чаще возникают у мужчин) — у ребенка складывается впечатление, что чувства и эмоции всегда приводят к опасному хаосу, поэтому лучше их контролировать.

Кроме того, современное общество поощряет контрзависимое поведение — высоко ценится индивидуальность, молодые люди учатся быть (или хотя бы выглядеть) самодостаточными, сильными и сдержанными и часто стесняются проявлять уязвимость или признать, что они нуждаются в ком-либо. В отношениях приоритетом становится личный комфорт, а серийная моногамия многим кажется более жизнеспособным вариантом, чем традиционная модель семьи.

В любом случае аддиктам избегания ничто человеческое не чуждо — в глубине души они тоже боятся одиночества. Но этот страх они осознают намного хуже, чем свой страх перед близостью. И уж тем более не понимают его причин, растущих из детства, — ведь дети всегда верят, что их родители действуют из лучших побуждений и склонны оправдывать или вытеснять из памяти негативный опыт.

Бег по кругу

Поскольку людям с контрзависимостью сложно самореализоваться в близких отношениях, они с удвоенной силой вкладывают энергию в другие сферы жизни (карьеру или увлечения) и стремятся производить на окружающих хорошее впечатление. Сложно заметить подвох — на начальной стадии отношений аддикт избегания действительно очарован своим партнером и очень старается ему понравиться. Проблема возникает позже, когда обнаруживается, что человек с нарушениями привязанности одинаково искренен как в желании проводить вместе время, смотреть на звезды и говорить обо всем на свете, так и в стремлении сбежать или оттолкнуть спутника потом, когда все зайдет слишком далеко.

«Слишком далеко» — понятие относительное, и невозможно привязать к нему какой-то формальный рубеж вроде третьего свидания, знакомства с родителями или совместного съема жилья. «Слишком далеко» для одного может оказаться там, где для другого настоящая близость еще и не начиналась. Кто-то может даже вступить в брак, но и там поддерживать определенную эмоциональную дистанцию, а у кого-то начинается приступ тревоги уже на второй неделе отношений. Единственный критерий — и он очень субъективен — на определенном этапе контрзависимый человек перестает чувствовать себя в безопасности. Это может быть связано с каким-то реальным давлением со стороны партнера — например, требованием наконец определить статус отношений. Но необязательно: для того, чтобы однажды проснуться в холодном поту, некоторым достаточно почувствовать себя немного менее самодостаточными, чем раньше. Слишком пылкий взгляд, слишком задушевный разговор, слишком жалко расставаться после проведенного вместе уикенда — и вот ты уже одной ногой в ловушке чувств, которая, как подсказывает подсознание, ничего, кроме страданий, не принесет. Поэтому лучше утвердить свои границы, оттолкнув спутника прямо сейчас, пока все не привело к катастрофе. Сознательно вся эта логическая цепочка, чаще всего, не отслеживается — человек чувствует необъяснимый дискомфорт (нарушение личной целостности, потерю себя, несвободу, ощущение, что кто-то поглощает его энергию) и пытается его как-то рационализировать, не докапываясь до истинной сути вещей.

Для партнера это тем более болезненно, чем менее он был навязчив в реальности — мало кому хочется чувствовать себя назойливым воздыхателем. Человек, склонный к рефлексии, в этот момент начнет сомневаться: «А не допустил ли я какой-то ошибки? А не был ли я действительно слишком настойчив?» Дальше все зависит от готовности бороться за строптивый объект чувств. Созависимые люди втягиваются в такие отношения чаще, потому что периодическое отторжение со стороны партнера их не останавливает — оно отвечает их собственному неосознаваемому страху близости. В результате отношения превращаются в циклический процесс: почувствовав угрозу, контрзависимый отталкивает партнера, но, отбежав на безопасную дистанцию, снова начинает по нему скучать. Партнеру тяжело, но, снова поверив в свою нужность, он возвращается — с надеждой, что его больше не оттолкнут.

Но при этом неверно считать, что созависимые и контрзависимые люди непременно обречены быть вместе как пара противоположностей. Бывают случаи, когда один и тот же человек в разных отношениях проявляет черты то созависимости, то контрзависимости. Иногда два человека со склонностью к созависимости вступают в отношения и один начинает настолько подавлять другого, что тот начинает учиться отстаивать свое личное пространство. Или пара независимых и самодостаточных может организовать прочный союз, не отягощенный излишней эмоциональной близостью. В общем, тут нет универсальных сценариев и жестко зафиксированных конструкций — хотя известный психиатр, основатель современной аддиктологии Цезарь Короленко, отмечал в своих работах, что любовные аддикты и аддикты избегания чаще всего притягиваются именно друг к другу, расценивая других людей как «неинтересных».

Необходимая для человека с контрзависимостью дистанция может выстраиваться разными способами. Как правило, он не очень любит говорить о чувствах — внезапно проявив нежность, либо снова замыкается в себе, либо спешит снизить градус сентиментальности какой-нибудь саркастичной репликой. Кроме того, он старается не слишком раскрывать себя и в общении на другие темы. Он специально ограничивает время, проводимое со значимым человеком, и стремится заполнить свою жизнь разными делами и увлечениями, которые в случае чего могут отвлечь его от слишком сильной привязанности. Такие люди могут изменять вполне устраивающему их партнеру только для того, чтобы сохранить «внутреннюю свободу» и чувствовать возможность выбора.

Тут важно понимать, что в отличие от других «проблемных возлюбленных» — например, перверзных нарциссистов, —человек с контрзависимостью не собирается хладнокровно играть с чьими-либо чувствами для того, чтобы потешить свое самолюбие. Хотя ему (как и любому нормальному человеку) приятно чувствовать себя нужным и любимым, постоянный маятник «ближе-дальше» для него — вынужденная попытка усидеть на двух стульях: не потерять того, кто уже стал дорог, и при этом не попасть в пугающую мясорубку неконтролируемых чувств. Но при определенной работе над собой (не без помощи психотерапевта) и поддержке со стороны близких у аддикта избегания есть шансы исправить ситуацию.

Возможные решения

Будучи серьезной проблемой, контрзависимость не является официально признанным психическим расстройством. Психотерапевт может предположить наличие этой проблемы у пациента, исходя из его же показаний или показаний его близких. Вот основные признаки нарушения, составленные психологами Берри и Дженей Уайнхолд:

• трудности в сближении с людьми и сохранении близости в интимных отношениях

• склонность после разрыва отношений считать бывших партнеров плохими или порочными

• трудности в переживании чувств (кроме гнева и досады)

• боязнь контроля со стороны других людей

• привычка говорить «нет» новым идеям, предложенным другими

• противодействие попыткам сближения и чувство тревоги при близких отношениях

• постоянная боязнь допустить ошибку, желание быть безупречным и требование того же от других

• отказ от помощи, даже если она реально нужна

• боязнь того, что другие люди отвернутся от вас, если вы проявите свои слабости и страхи

• трудоголизм или большая загруженность увлечениями, развлекательными мероприятиями или другими делами.

Что делать, если вы обнаружили у своего партнера черты контрзависимости и вам кажется, что это негативно влияет на отношения? Во-первых, не стоит слишком сильно полагаться на самодиагностику — прежде чем навешивать ярлыки, лучше проконсультироваться с семейным психотерапевтом. Во-вторых, стоит честно сказать себе, чего вы хотите от этих отношений. И если существующее положение дел вас не устраивает, не стоит с ним мириться. Распространенный в Сети совет — попробовать удержать «неуловимого», создавая впечатление, что вы ни на что не претендуете и сами ему целиком не принадлежите. Всячески подчеркивать свои границы, сдерживать сентиментальные порывы и жить своей насыщенной жизнью, ограничивая количество встреч и проявления привязанности. Формально эти приемы, скорее всего, сработают — у контрзависимого меньше поводов сбежать от такого партнера. Но стоит задуматься над тем, как долго вы можете выдержать такую игру и в чем вообще смысл отношений, если сохранять их в таком виде.

Даже если вы верите, что человек «ваш» и все может получиться, участвовать в спасении отношений должны оба — партнер должен начать осознавать проблему и согласиться над ней работать. В этом случае совместные занятия с психотерапевтом могут дать неплохой результат. Если партнер отказывается признать, что с ним что-то не так, ваши единоличные усилия вряд ли могут привести к хеппи-энду.

Тем, кому контрзависимый партнер попадается уже не первый раз или вообще вы встречаете подобных персонажей с завидной регулярностью, имеет смысл сходить к психотерапевту и разобраться с собой — почему вам нравятся именно такие люди?

Если исходить из того, что контрзависимость — это невозможность по разным причинам быть в близких отношениях, то такие отношения закончатся. И скорее рано, чем поздно. Если вопрос про то, что я могу сделать для другого, ответ — ничего. Что бы вы ни делали, все равно это будет не то и не так. Если вопрос про то, что я могу сделать для себя, — для начала стоит задать себе неприятный, но очень честный вопрос: «А что меня держит рядом с человеком, отношения с которым меня не устраивают?» И искать на него ответ. И не настолько важно, в чем проблема человека, с которым вы находитесь в отношениях, — нарцисс ли он, не умеет быть близким, алкоголик… Здесь на первом месте должны быть ваши чувства и ваше осознанное решение, продолжать или не продолжать эти отношения.

theoryandpractice.ru

«Возьми меня на ручки, руки убрал!»: как контрзависимость убивает отношения

В прекрасном американском сериале «Убийство» есть интересная сцена, которая показывает, как работает контрзависимость. Герой ссорится со своей девушкой впервые за год отношений, она выбегает из машины в расстроенных чувствах. На следующий день он приходит к ней на работу и извиняется. «Окей, увидимся у тебя дома», — говорит девушка. «В смысле? Серьезно? Я думал, мы расстались!» — искренне изумляется герой. «Да что ты, мы всего лишь поругались. Все пары ссорятся», — успокаивает его подруга.

В приведенном эпизоде герой — классический контрзависимый. Он любит свою девушку и сильно старается построить отношения с ней, но, как только возникает первая значительная размолвка, он тут же хочет сбежать. Его подруга при этом достаточно зрелая и психологически устойчивая, чтобы удержать его, убедить, что все в порядке.

Но не каждому контрзависимому так везет. Не каждому достается партнер, готовый выдерживать приступы тревоги и паники — либо от того, что в отношениях что-то пошло не так, либо от того, что все идет «слишком» так.

И поэтому контрзависимые люди часто одиноки — они остаются не только без пары, но и без близких друзей. Я сама чуть не стала такой — самой одинокой, отвергнутой и непонятой девочкой в мире.

  • На привязи: 3 типа привязанности и как они влияют на отношения

К счастью, мне повезло с некоторыми людьми в моем окружении — и сейчас я шаг за шагом преодолеваю свою контрзависимость, становясь все «ближе к народу».

«Не буду я проще, и не надо ко мне тянуться!»

Однажды мне понравился парень — да так, что впервые за долгое время мне захотелось узнать человека, сблизиться с ним.

Что я сделала? Никогда не догадаетесь! Я написала ему в Фейсбуке: «Ты знаешь, мне не интересны отношения, давай просто заниматься сексом».

Контрзависимость иногда выглядит глупо и нелепо, но возникает она не от хорошей жизни. До этого случая у меня был опыт неудачных отношений, в которые я вовлеклась всей душой (безуспешно для отношений), а также несколько безответных влюбленностей и партнеров, которые обманывали и отвергали. Для меня слово «близость» стало практически синонимом слова «боль».

А любой нормальный человек хочет избежать боли по максимуму. Вот я так и делала — отвергая все, что хотя бы немного попахивало близостью.

Но долго я так терпеть не смогла — очевидно, мне хотелось глубоких и искренних отношений, я была одинока. Пришлось обратиться к психотерапевтке, чтобы понять, как перестать убегать.

Ответ оказался очень интересным и неочевидным. Оказывается, контрзависимость — это обратная сторона созависимости, то есть таких отношений, в которых ты буквально сливаешься с другим человеком. И то, и другое вызывает проблемы. И то, и другое связано со слабостью личных границ и неумением отделить себя от другого.

А я то думала, что я вся такая независимая!

Поймай меня, если сможешь

Одна моя бывшая подруга тоже страдает от контрзависимости. Она долгое время встречалась с парнями, которые ее отвергали, которым она была не нужна. Сейчас, кажется, она нашла человека, который ценит ее и любит, — но и от него она продолжает убегать, расставаясь примерно раз в две недели. Дай бог терпения этому человеку, чтобы помочь ей вылечиться (ну и без психотерапии тут явно не обойтись).

Кстати, я думаю, что подруга бывшая именно потому, что мы обе — контрзависимые в анамнезе. Когда-то мы очень стремительно сблизились, а потом начались проблемы: мы отдалялись, не понимали и ранили друг друга. Я даже не могу толком объяснить, почему мы перестали общаться, — первый же конфликт закончился расставанием.

К моему огромному везению, после нее мне встретились другие подруги, которые не страдают от моих трудностей с близостью. С ними я научилась говорить «я люблю тебя», «я по тебе соскучилась», «мне больно от того, что ты…»

Это оказалось не так страшно, но периодически я таки сваливаюсь в старые паттерны. От одной из моих близких подруг я так чуть не сбежала, но она меня остановила: «Эй, ты куда собралась? Давай обсудим, что произошло» (не буквально такими словами, но суть вы поняли).

Именно она научила меня оставаться в контакте, когда тяжело, больно, когда кажется, что такой родной человек внезапно стал таким далеким. Ее девиз таков: «Злись, но не переставай любить». Благодаря ее поддержке я постепенно поняла, что если вы не сошлись во мнениях или даже поссорились, это еще не значит, что тебя отвергают.

Ну и без психотерапии, конечно, не обошлось!

Влюбись в меня, если осмелишься

Другая моя подруга, как и я, столкнулась в прошлом с нарциссом-абьюзером, обожглась и очень страдала. Раньше она тяготела к созависимости, но, получив неприятный опыт и пообщавшись со мной, перешла на темную сторону контрзависимости.

Она пыталась встречаться с парнями без чувств, но было ясно, что это совсем не ее. Наконец, она познакомилась с одним молодым человеком: он был чуток, заботлив, тактичен и внимателен. Он полюбил ее, но двигался в ее сторону медленно и осторожно, не нарушая границ. Через пару месяцев она оттаяла, а еще через полгода вышла за него замуж — хотя поначалу убеждала меня, что это «просто секс».

Эта подруга — психотерапевтка, но она говорит, что такие здоровые отношения «вылечили» ее лучше, чем 100 часов личной терапии. Это не значит, что на психотерапию людям с контрзависимостью ходить не нужно (без нее, как мы уже выяснили, не обойтись), но без правильного партнера пазл все равно не сложится.

Недавно я познакомилась с парнем. Он тоже очень внимательный и чуткий к моим границам — настолько, что мне с непривычки непонятно и страшно. Но мне нравится.

Пока мы сходили всего на пару свиданий, но я надеюсь, что общение продолжится. Мой друг спрашивает меня, чего я хочу, комфортно ли мне, хорошее ли у меня настроение. Он показывает, что ему важно и ценно быть рядом, но не навязывается. У него много работы, поэтому его не становится «слишком много» и у меня остается пространство для собственной жизни.

И мне хорошо. Мне нравится постепенно и аккуратно углубляться в отношения, начинать испытывать привязанность. Я наконец признала свою потребность в близости, но только в той, которая дает мне достаточно свободы.

И убежать, как ни странно, мне уже не хочется (ну, почти).

www.cosmo.ru

Контрзависимые мужчины: как с ними общаться

— Я не могла поверить, что он обратил на меня внимание. Понимаете, в жизни не видела, чтобы на мужчину так смотрели все женщины. В офисе, в баре, везде, куда бы он ни зашел. Он такой аристократ, что ли: идеальная улыбка, высокий, спортивный, а еще отстраненно-вежливый. Словно с другой планеты английских лордов.

— Вы меня заинтриговали.

С этой клиенткой мы закончили работу почти год назад. Раз она пришла вновь, наверное, дальше будет не все так просто.

— Я даже почувствовала, что нравлюсь ему, но с другой стороны... Он ведь такой красивый, если бы захотел, то сразу подошел и стесняться бы не стал. Но все равно было приятно, что он заходит ко мне с вопросами, приглашает пообедать. Тут так получилось, что мы пошли в бар.

— Он вас пригласил?

— Не совсем. Он, кажется, намекал, что как-нибудь расскажет мне о своей интересной жизни за кружкой пива. Я и подумала: cейчас уже женщины не должны ждать приглашения, можно и самим инициативу проявить. Тем более что мы подружились.

— Подождите, я не поняла. Мне казалось, что он вам нравился как мужчина. Вы считали, что если чувства взаимны, то он не постесняется сам подойти и начать ухаживать. Потом передумали и решили стать друзьями?

— Нет, я не передумала. Просто решила, пусть он ближе меня узнает в неформальной обстановке, раскроется как-то. У меня, опять же, будет повод надеть красивое платье. А там, может быть, само все сложится. И было все прекрасно. Он раскрылся, рассказал о сложностях с бывшей женой, о том, как давно хочет, но не может влюбиться. Вечер прошел прекрасно, хотя и чисто по-дружески.

— После этого вечера в ваших отношениях что-то изменилось?

— Да, поэтому я и пришла. Его на следующий день как будто подменили. Он прошел мимо в коридоре с отстраненным видом и едва слышно поздоровался. Я не понимаю, что сделала не так? Как мне поступить, чтоб все исправить?

Про зависимых от любви или созависимых партнеров знают многие. А про оборотную сторону медали стали говорить не так давно. Кто такие контрзависимые? Они как личи. Все сверху жесткое и колючее, а внутри мягкое и сладкое. Вот на это сладкое все и покупаются. Помните, клиентка рассказала, как ее элегантный лорд раскрылся в своей уязвимости? Кажется, если согреть его любовью, то тут-то сладкая, как мякоть личи, нежность раскроет свой необычный вкус. Но в этом и есть основной фокус. Уязвимость, желание любви, тепла и нежности действительно есть, только об этот экзотический фрукт до вас уже многие обломали зубы по нескольким причинам.

Эта склонность в детском возрасте выражается в том, что ребенок редко ищет контакта с матерью, даже избегает ее. Эта манера — способ защититься от боли отвержения. При становлении такого стиля привязанности мать или все время была занята, или не могла проявить чувства, поэтому не говорила добрые слова, не обнимала, не играла. Тогда ребенок решил, что здесь ждать нечего. Так закрылось его сердце.

Противоположная ситуация — вмешивающаяся во все мать. У такого ребенка, казалось бы, в детстве было море любви. Но мать присутствовала везде. Часто она или не работала, или у нее не было увлечений, или виной тому стали серьезные нелады с отцом. Все свободное время женщина проводила с ребенком. Она постоянно была на связи, вместе на всех кружках, знала все до мелочей о жизни ребенка и физически словно поглощала его. Повзрослев, такой ребенок стал больше всего бояться повторения удушающей любви.

Они формируются на базе детских травмирующих факторов: нарциссической, шизоидной и разного рода расщеплений.

  1. Внешне они выглядят независимыми, абсолютно самодостаточными и гордыми.
  2. В большинстве своем они очень успешны на работе. Дело в том, что работа становится для них убежищем от партнера. Это именно те люди, которые всегда ухитряются выбрать вакансию, требующую присутствия 24×7. Соответственно, куда идет энергия, там и результат, поэтому у них обычно есть деньги и статус.
  3. Они манят, но не даются. Намеки, взгляды, случайные встречи и... Но вот того самого «и» без вашей инициативы скорее всего не будет. Дело в том, что при всей внешней привлекательности и уверенности в себе они очень боятся отказа. Такие особенности создают эффект Зейгарник (прерванное действие). А прерванное действие запоминается, сидит занозой и ждет завершения.
  4. Хрупкость и уязвимость, проявляющаяся внезапно. Как писал Блок: «В моей душе лежит сокровище, и ключ поручен только мне». В этот момент чувствуется, что вся эмоциональная недоступность, холодность, недоверчивость — следствие травматического прошлого, защищает внутреннюю хрупкость от предательства. Многим женщинам очень хочется иногда побыть героиней «Красавицы и Чудовища» и расколдовать своего принца.

Надо сказать, что хрупкость не показная, она действительно возникает из-за перечисленных выше причин. Любому человеку хочется любви и близости, что бы он ни говорил даже самому себе. Только любовь каждый воспринимает по-своему. Комфортная дистанция и скорость сближения у всех разная. Будет большой ошибкой думать, что на такого партнера надо бросаться и отогревать любовью.

Итак, люди, у которых есть проблемы с близостью, тоже люди. Отношения с ними возможны. Но есть ряд ошибок, которые этому препятствуют:

  1. Слишком быстрое сближение. «Он такой красивый, перспективный — надо хватать, пока другие не забрали». Так звучит лозунг решительных женщин, привыкших сражаться за свое счастье.
  2. Неукротимое желание спасти. «Его не понимала жена, мать, сестра, но я же особенная, я смогу отогреть любовью».
  3. Попытка поймать и объяснить. Очень часто (почти всегда) контрзависимый неожиданно исчезает, увеличивает дистанцию после эмоциональной близости. Неподготовленному человеку от этого часто бывает больно, поэтому он пытается выяснить отношения.
  4. Упреки и скандалы. Обычно выяснения отношений ни к чему не ведут, поэтому начинаются упреки, взывание к чувству вины и стыда. На этой стадии женщина начинает отслеживать, когда мужчина последний раз был в соцсетях и мессенджерах, но почему-то не нашел времени ответить.
  5. Вход в треугольные отношения. Речь о треугольнике Карпмана. Суть в том, что есть отношения, в которых попеременно играют 3 роли: спасатель, преследователь, жертва. После упреков влюбленная женщина обычно превращается или в преследователя, или в жертву. Она или начинает угрожать разрывом отношений, скандалить, шантажировать, или проявляет полное смирение и ждет звонка.
  6. Страх потери, тревога. Это стадия «мухи в паутине». Она может длиться месяцами и годами. Изменений в отношениях нет, но есть страх потерять партнера и надежда на перемены. Начало зависимых отношений.
  7. Обращение к гадалкам, поиск ответов в гороскопе, зацикленность на мужчине, попытки забыться с помощью алкоголя, пьяные сообщения, бесконечные попытки стать лучше. Финал.

У контрзависимого обычно появляются разные чувства и желания:

  • стыд — зачем я так открылся, надо все откатить назад;
  • желание дистанцироваться и все обдумать в одиночестве;
  • вина — почему я не такой, как все, и не могу влюбиться;
  • ощущение проникновения в личностные границы и желание их захлопнуть.

Когда вы не даете возможность минимально дистанцироваться, возникает сначала ощущение давления (как в детстве от контролирующей матери), затем обесценивание вас и ваших чувств. Это если вы уже дошли до стадии упреков и скандалов и впали в роль преследователя. Если же вы на позиции жертвы или спасателя, то мужчине начинает казаться, что он ненавидит и презирает сверхзаботливую или «липучую» партнершу.

Несмотря на это, часто бывает, что такой партнер все же создает отношения с женщиной. Обычно это отношения с зависимой партнершей, которая по кругу совершает перечисленные выше ошибки, но упорно не отступает и превращается в заботливого и надежного друга.

Отношения возможны с любым человеком, если он этого хотя бы немного хочет

При этом в паре несчастны оба. Ей не хватает любви, внимания, общения и секса. Он жалуется всем, как ему плохо, периодически флиртует и/или изменяет, но не бросает партнершу. После измен чувствует вину, старается разорвать связь, но потом все начинается заново.

Почему? Потому что мужчина мыслит двойными шизофреническими связками Бейтсона. Двойная связка характеризует попытку двигаться одновременно в двух противоположных направлениях. Многие авторы такой способ общения, мышления и жизни считают причиной шизофрении, ведь человек находится в тупике и единственный для него выход — это сумасшествие.

Как это выглядит в отношениях? На сознательном уровне мужчина хочет вырваться из отношений. На бессознательном — заводит одного за другим ребенка, покупает совместное имущество, предлагает жене уволиться, делая ее зависимой от себя, укрепляя брак и чувство вины. Мечтает освободиться от союза, в котором ему не хватает пространства. Заводит любовниц, которых сразу предупреждает, что все несерьезно. От этих эскапад чувство вины перед женой растет — замкнутый круг.

Как видите, здесь человек тоже бегает в треугольнике Карпмана. Он то жертва брака, где ему тесно, то спасатель, который обеспечивает жену и не бросает ее, то преследователь, который отказывает ей же в близости.

  1. Честность вместо манипуляций. Говорите о том, что вам нравится и не нравится, чего хотите. Не надо под маской друга ходить по барам и слушать пьяные откровения, если вы хотите любовных отношений.
  2. Треугольник Карпмана. Осознайте, вошли ли вы уже в какую-то роль, и срочно из нее выходите. Без психолога сложно осознать свой сценарий, но можете попробовать, проанализировав предыдущие отношения.
  3. Работа с границами. Осознайте личностные границы и отделитесь от партнера, чтобы не зависеть от его состояния. Для такого рода партнера ваша зависимость невыносима. Несколько признаков границ, требующих работы с психологом: вам трудно сказать «нет» или вам часто говорят, что вы давите и вторгаетесь. К вам часто лезут с советами и оценками или вы сами без просьбы начинаете давать рекомендации.
  4. Если вы уже дошли до стадии зависимости или финала, обратитесь к специалисту. Самостоятельно из такого положения выбраться практически невозможно.

Как я уже говорила, отношения возможны с любым человеком, если он этого хотя бы немного хочет. Если у вас, как и у моей клиентки, совместный поход в бар уже состоялся, значит, чем-то вы его заинтересовали. Теперь осталось не делать или понемногу начать исправлять допущенные ошибки, чтобы отношения стали радостными и поддерживающими, а не завели в треугольный тупик.

София Еникеева — психолог, член Ассоциации психоаналитического коучинга, член благотворительного проекта по психологической помощи химически зависимым. Ее сайт.

www.psychologies.ru


Смотрите также