Инклюзия что это такое


Инклюзия в понимании современного общества

Инклюзия в понимании современного общества. Пахолкина Т.М., Елина Д.Д., Задумкина Е.А., ФГБОУ ВПО «Череповецкий государственный университет», г. Череповец, Вологодская область, Россия.

Аннотация: В данной статье рассматривается вопрос инклюзии. Подчеркивается актуальность проведенного исследования на эту тему.

Ключевые слова: инклюзия, гуманность, инвалиды, ограниченные возможности.

В современном обществе остро стоит проблема понимания инклюзии. Главное не то,  как люди с ограниченными возможностями здоровья реализуют себя в обществе, а как человечество относится к таким людям. Ведь каждый человек нуждается в принятии и поддержке. В данной статье мы поднимаем вопрос о том, как современное общество относится к человеку с ограниченными возможностями здоровья.

Инклюзия (от inclusion – включение) – процесс реального включения людей с инвалидностью в активную общественную жизнь. Инклюзия предполагает разработку и применение конкретных решений, которые позволят каждому человеку равноправно участвовать в общественной жизни [1].

Инклюзия предусматривает для человека с особыми потребностями не ограничиваемое участие и свободу выбора его меры, форм и способов во всех социальных процессах, на всех ступенях образования, в процессе досуга, на работе, в реализации различных социальных ролей и функций [6].

Невозможно не заметить актуальность данной темы, ведь сейчас, к сожалению, в нашем мире количество людей, и зачастую детей, с ограниченными возможностями здоровья, растёт. Важно отметить, что идеи гуманизации, переосмысления человеческих ценностей, уникальности человеческой личности являются основными составляющими идеями инклюзивного миропонимания.

Данной проблемой занимались многие психологи, философы, социологи. Большой вклад в развитии данной темы внесли Е.И. Пурыгина, М.С. Староверова, Т.В. Тимохина. Авторы отмечают, что инклюзия достижима в той социальной среде, которая готова к восприятию самой этой идеи [3, 4, 5].

Каждый человек в нашей стране имеет право на образование, в том числе и человек с ОВЗ. Успешное введение инклюзивного образования возможно лишь в обществе, обладающем здоровой нравственной основой. А в данный момент, сложилась ли такая нравственная основа в нашем обществе? Готово ли сейчас молодое поколение к такому ответственному шагу, как инклюзия? Данными вопросами задаются многие социологи, психологи, педагоги, что говорит нам о повышенном интересе к данной теме. Исходя из вышесказанного, нами была поставлена цель – выяснить понимание проблемы инклюзии среди современной молодёжи.

Инклюзивное образование не считается синонимом лишь физического присутствия детей с различиями и дееспособностью вместе с другими детьми. Создание соответствующих условий в инклюзивном образовании и воспитании охватывает все аспекты, в том числе материального, физического, позиционного аспектов. Среда и возможности в такой системе должны быть на таком уровне, чтобы они охватили всех детей с различными ограниченными возможностями[4].

Многие образовательные учреждения переходят именно на иклюзивное образование, потому что сейчас происходит глобальные изменения в осознании общества с гуманной точки зрения. Гуманистическая идея общественного сознания строится на представлении о том, что современный мир является взаимозависимым и взаимодействующим, в котором признается равноправие всех жизненных взглядов, где уважают традиции и принимают инновации, устанавливаются диалогические и равноправные отношения между людьми вне зависимости от того, какими возможностями (интеллектуальными, физическими и др.) человек обладает.

За последнее время можно наблюдать, как идеи о ценности жизни медленно, но неуклонно овладевают общественным сознанием. Происходит поворот социального интереса к людям, не таким как все, имеющим ограниченные возможности жизнедеятельности и социальной активности, чье развитие и жизнь не вписываются в рамки типичного [5].

Инклюзия в широком смысле этого слова включает в себя не только сферу образования, но и весь спектр общественных отношений: труд, общение, развлечения. Везде должна быть создана доступная и доброжелательная атмосфера, преодолены барьеры среды и общественного сознания.

На сегодняшний день инклюзивное образование на территории РФ регулируется Конституцией РФ, федеральным законом «Об образовании», федеральным законом «О социальной защите инвалидов в РФ», а также Конвенцией о правах ребенка. Государство должно обеспечить инклюзивное образование на всех уровнях и обучение в течение всей жизни человека. Разрушение барьеров при получении доступности к качественному образованию приводит к объединению общественного пространства инвалидов и здоровых людей, меняется отношение к инвалидности: она считается не пороком, а особенностью того или иного человека [2].

На наш взгляд, система инклюзивного образования, с точки зрения социокультурных возможностей, образовательного пространства, нравственных принципов общества расширяется с каждым днем. В связи с этим, на предмет изучения уровня готовности общества к инклюзии и осмысления проблемы отношения людей к человеку с ограниченными возможностями здоровья, нами было проведено исследование.

Экспериментальную базу составили студенты и преподаватели «Череповецкого государственного университета». В анкете предлагалось ответить на вопросы по блокам:

  1. Как вы относитесь к инвалидам?
  2. Какие положительные черты личности Вы можете отметить у инвалидов?
  3. Какие отрицательные черты Вы можете отметить у инвалидов?
  4. Как вы относитесь к тому, что бы инвалидом был ваш знакомый (ваш сосед, врач, родственник и др.)?
  5. В какой школе лучше всего было бы учиться детям-инвалидам?
  6. Нужны ли инвалидам льготы?
  7. Как Вы относитесь к созданию государственной программы трудоустройства инвалидов, созданию для них рабочих мест?

По результатам проведенного исследования, мы получили следующие данные: пилотажное исследование показало, что все респонденты положительно относятся к лицам с ограниченными возможностями, в том числе с интеллектуальными нарушениями; отмечают такие положительные черты личности как работоспособность, упорство в достижении цели, доброжелательность, терпение.

Многие респонденты видят людей с ограниченными возможностями своими соседями по дому, но затрудняются ответить, если это будет их родственник. Не желательно, по мнению участников опроса, если лица с ограниченными возможностями здоровья будут коллегами, подчиненными, врачами, учителями, представителями власти. Некоторые респонденты считают, что детям с нарушениями в развитии необходимо проходить обучение в специальном классе массовой школы, в школе индивидуального обучения. Необходимость льгот и государственной программы трудоустройства инвалидов признаются практически всеми участниками опроса.

Полученные нами данные свидетельствую о том, что общество заинтересовано в проблеме инклюзии в нашем мире. Именно с позиций гуманизма и принятия оно ищет решения данной проблемы.

В настоящее время не каждый готов принять человека с ОВЗ. Но осознание того, что люди видят данную проблему, что общество готово говорить, размышлять и действовать, для решения проблемы инклюзии должно мотивировать каждого. Такая этическая концепция утверждает ценность жизни любого человеческого существа, как единственного и неповторимого в этом мире. Его безусловное право на полноценную жизнь вне зависимости от того, есть у человека дефекты в развитии или нет, а также его безусловное право на образование и специальную помощь в соответствии с его особыми потребностями, право на достойную жизнь среди людей, право на уважительное отношение к нему. Ведь человек с ОВЗ, это не какой – то другой человек, это уникальная личность!

Поэтому процесс инклюзии в современном мире, это не только техническое или информационное внедрение каких – либо изменений в общественной жизни, а прежде всего – это изменение взгляда на жизнь и её ценность.

Ссылки на источники
  1. Алехина С.В. Принципы инклюзии в контексте развития современного образования / С.В. Алехина //Психологическая наука и образование. – 2014. — №1.
  2. Инклюзивное образование – путь к толерантному обществу :библиографический указатель / сост. С. В. Чиннова. — Мурманск : МГГУ, 2012. — 51с.
  3. Пургина Е.И. Философские основы инклюзивного образования в контексте специального федерального государственного образовательного стандарта для детей с ограниченными возможностями здоровья / Педагогическое образование в России. — 2014. — № 2
  4. Староверова М.С. Инклюзивное образование: настольная книга педагога, работающего с детьми с ОВЗ: методические пособия / М.С. Староверова и др.; под ред. Староверовой М.С. М.ВЛАДОС, 2011.
  5. Тимохина Т.В. Инклюзивно ориентированное образование / Перспективы образования и науки , 2014 , №5 ( 11 )
  6. Юлдасова А.С. Философия взглядов на инклюзивное образование / Познание – 2016

Статья  — участник конкурса Лучшая молодежная статья 2017 года

Инклюзия в понимании современного общества

son-net.info

Что такое инклюзия и инклюзивное образование?

Инклюзия – это процесс реального включения людей с ограниченными возможностями в активную общественную жизнь, который одинаково необходим для всех членов общества.

Инклюзивное образование – это такой процесс обучения и воспитания, при котором ВСЕ дети, в независимости от их физических, психических, интеллектуальных и иных особенностей, включены в общую систему образования и обучаются по месту жительства вместе со своими сверстниками без инвалидности в одних и тех же общеобразовательных школах, которые учитывают их особые образовательные потребности и оказывают необходимую специальную поддержку.

Восемь принципов инклюзивного образования:

1) Ценность человека не зависит от его способностей и достижений;

2) Каждый человек способен чувствовать и думать;

3) Каждый человек имеет право на общение и на то, чтобы быть услышанным;

4) Все люди нуждаются друг в друге;

5) Подлинное образование может осуществляться только в контексте реальных взаимоотношений;

6) Все люди нуждаются в поддержке и дружбе ровесников;

7) Для всех обучающихся достижение прогресса скорее может быть в том, что они могут делать, чем в том, что не могут;

8) Разнообразие усиливает все стороны жизни человека.

novinclusion.by

Инклюзия — это норма: как и зачем мы должны преодолеть социальный барьер

Об инклюзивном образовании много говорят и спорят: нужно — не нужно, работает — не работает. Обычно это делают наиболее просвещённые родители, но многие мамы и папы, а иногда и учителя, включаются в дискуссию даже не до конца понимая, о чём идёт речь. Для большинства инклюзивное образование — это попытка поместить в обычный класс общеобразовательной школы детей с инвалидностью или диагнозами, которые могут мешать адекватному усвоению ребёнком школьной программы, а также препятствовать образовательному процессу остальных детей. Многие родители и учителя против такой инклюзии. Вместе с экспертом «О!» психологом Анной Скавитиной разбираемся в терминах.

Анна Скавитина, психолог, аналитик, член IAAP (International Association of Analytical Psychology)

То, что описано выше — это не инклюзия, это так называемый интегративный подход. И он не очень-то и работает. Во многих странах от него отказываются в пользу инклюзии. Идея интегративного подхода в том, чтобы придумать, как ребёнка, который не соответствует требованиям и ожиданиям образовательной системы, адаптировать к системе образования. То есть меняем ребёнка с помощью психологов, дефектологов, логопедов, тьюторов и не меняем систему. Проблему видим в самом ребёнке: слишком активный, неусидчивый; слишком медленный, не успевает; слишком умный, скучает; слишком глупый, ничего не понимает. Пытаемся засунуть ребёнка в прокрустово ложе, подогнать под образовательные стандарты. Стандарты неизменны, содержание школьных дисциплин должно быть усвоено в полном объёме или отправляйтесь в специальное учебное заведение: математическая спецшкола для особо умных и одаренных, коррекционная спецшкола — для тех, кто не усваивает программу.

Сегодняшнее образование, напротив, построено по принципу специального обучения. Инклюзия — это такая организация обучения, при которой все дети включены в общую систему образования и имеют право на получение общего образования. Все учатся в общих школах, вне зависимости от религии, языка, культуры и состояния здоровья.

Но эти общие школы гибко учитывают образовательные потребности каждого ученика, его возможности и особенности и оказывают каждому ученику необходимую педагогическую и социальную поддержку. Инклюзивное образование — это обучение детей в одной группе, одном классе, а не в выделенной школе, выделенной группе. При инклюзии предполагается, что у любого ребёнка есть способность учиться на своём уровне, и дело образовательной системы подстроиться под способность конкретного ребёнка учиться, предоставить ему те методы и методики обучения, которые будут наиболее полно отвечать его возможности усваивать знания. Никакой усредниловки, никакого жесткого усвоения полного объема чего-то государственно-важного.

Инклюзия — это полномасштабная революция всей образовательной системы, о которой пока только говорят и делают небольшие осторожные шаги по внедрению, но до полноценной реализации идеи очень далеко. Государство должно решиться на глобальную реформу системы, меняя количество детей в классах, повышая квалификацию учителей, которым нужна профессиональная поддержка для работы с разными детьми, перестать считать успешность работы школы только по количеству детей, сдавших ЕГЭ на максимум и по количеству победителей олимпиад.

Для инклюзии необходимо изменить несколько серьёзных параметров:
Архитектурный

Сделать детские сады и школы доступными для детей на колясках, плохо видящих, слышащих. Построить пандусы, поставить лифты, знаки оповещения, запустить видеоконференции, организовать транспортную доступность до школы для ребёнка.

Финансовый

Часть идёт на архитектурные изменения, но большая — на новые ставки учителей, терапевтов, тьюторов. Кажется, что это неоправданно дорого, но реально инклюзия — это финансово выгодное для государства изменение, так как нет финансирования и строительства отдельных специализированных школ, все дети получают по мере своих желаний и способностей профессиональные навыки, чувствуют себя нужными членами общества, и им в дальнейшем нужна меньшая финансовая поддержка государства, а система проживания в ПНИ — психоневрологических интернатах для взрослых с ужасающими условиями уходит в прошлое.

Социальный

Это, как ни странно, самое сложное. Это изменение того, что есть у людей в голове. Должны измениться существующие профессиональные установки учителей общего и специального образования, придётся поменять всю систему оценивания достижений учащихся, чтобы перестать оценивать детей только по навыкам решения типовых задач, сравнивая их умения и навыки не с собственными достижениями, а с неким мифическим стандартом. Нам необходимо будет поменять существующую нормативно-правовую базу. Мы должны поменять отношение в обществе к детской инвалидности. Понять, что инвалидность — это не проблема ребёнка и его родителей, это проблема общества, которое не может организовать любому ребёнку возможность учиться таким способом, которым он может это делать.

Родители должны спокойно и с пониманием относится к тому, что их ребёнок учится с детьми с разными возможностями и способностями, детьми мигрантов, плохоговорящих на государственном языке, детьми с ограниченными физическими возможностями. Потому что наши дети — тоже дети со своими особенностями, потому что они — живые дети. Важно, чтобы мы сами научились оценивать достижения собственного ребёнка не по оценкам в дневнике, а по его личному продвижению. Это вопрос изменения социальных установок всего общества. Звучит пока фантастически, не правда ли? Главное, мы должны понимать, что не только и не столько недостаток денег является основным и единственным барьером на пути развития образовательной инклюзии.

Мои дети ходили в инклюзивные детские сады. Ну как инклюзивные, скорее называющие себя инклюзивными, но правильно говорить «интеграционные»: в группах были дети с ДЦП и другими особенностями опорно-двигательной системы, с особенностями ментального развития. Они не каждый день присутствовали, так как не было «архитектурной доступности среды», то есть, родителям было сложно организовать доставку ребёнка от дома до группы. Нет, я не искала специально такой детский сад, просто так получилось. И у меня, как у многих родителей были опасения, что наши дети будут как-то ущемлены в своих правах. Ведь многие родители боятся… конкуренции.

Дети, с особенностями развития перетягивают на себя внимание воспитателей и учителей, а нашим нормативным детям достанется меньше. Опасения, даже в нашей далекой от совершенства системе были напрасны. Наши дети, которые ходили в эти детские сады, не видели проблем в том, чтобы дружить с мальчиком, который только ползает по полу или с девочкой, которая не умеет считать, но зато умеет ходить и собирать разбросанные детьми игрушки. Им не нужно было объяснять, как правильно общаться с «не таким ребёнком». Помню, дети пытались научить мальчика с ментальными нарушениями стихотворению к детскому утреннику, и не только научили, но и выучили всю программу наизусть сами. Социальные барьеры часто в головах у взрослых. Сегодняшние школы моих детей толерантны к детям с особенностями развития и принимают их на обучение. Когда один мой ребёнок повредил позвоночник, и врач запретил сидеть и подниматься по лестнице, школа предложила на время реабилитации спустить весь класс на первый этаж и организовать лежачее и стоячее место для ребёнка. Чем мы и воспользовались. Как видите, для этого не нужно было никакого дополнительного финансирования, лишь небольшие административные ресурсы.

Да, сегодня инклюзия в России не работает, так как ее попросту ещё нет. Когда же она возникнет? Помимо серьёзных изменений на уровне государственной машины, придётся подождать пока вырастут дети, которые пришли в пока ещё редкий инклюзивный или хотя бы интеграционный детский сад, а потом поучились в инклюзивной школе или хотя бы толерантной к инклюзии. Эти выросшие дети будут думать, что инклюзивное образование — норма жизни. Эти дети на вопрос «кому ты дашь мяч: мальчику в инвалидной коляске или мальчику в кепке», не будут отвечать «мальчику в инвалидной коляске, потому что его жалко», а скажут «тому, кто хочет поиграть со мной в мяч». В общем, не завтра, далеко не завтра.

То, что начали делать в Канаде, Англии, Европе примерно в 60-х годах 20 века постепенно приходит в Россию. Всё и всегда во всех странах начинается с энтузиастов, с самих родителей, объединяющихся в группы, борющихся за своих детей, родителей, поддерживающих инклюзию, с маленьких частных школ, с демократичных и умных директоров и администраторов детских садов и школ, не боящихся изменений, с нас с вами, мечтающих о том, чтобы у наших детей и у всех детей были адекватные условия для развития способностей.

Другие статьи Анны Скавитиной:

Нужно ли делать уроки с ребёнком: мнение психолога

Родитель — учитель — ребёнок: как наладить взаимоотношения

Как помочь ребёнку адаптироваться к школе: общие правила для родителей

Фото: MPIX, Newman Studio, Zaitsava Olga/Shutterstock.com

www.kanal-o.ru

Обычные условия для необычных детей. Инклюзивное образование

Все люди разные, у каждого есть право отличаться от других, быть не таким, как все. Современное общество должно быть готово к этому. Одним из самых ярких социальных нововведений является инклюзивное образование, позволяющее детям-инвалидам учиться в обычных классах наравне со всеми. Сегодня образование не только приобрело вид свободного блага, но и стало подстраиваться под определённые категории людей.

Юридическая сторона

Инклюзивное образование (фр. inclusif – включающий в себя, лат. includere – заключать, включать) – это особый подход к построению общего образования, который подразумевает доступность (возможность) образования для каждого, независимо от его особых нужд и потребностей.

Пункт 16 статьи 2 Федерального закона об образовании определяет, кого можно относить к категории учеников с ограниченными возможностями:

Обучающийся с ограниченными возможностями здоровья – физическое лицо, имеющее недостатки в физическом и (или) психологическом развитии, подтверждённые психолого-медико-педагогической комиссией и препятствующие получению образования без создания специальных условий.

В школах обучается множество детей с какими-либо отклонениями и нарушениями здоровья, но статус ребёнка с ограниченными возможностями присваивается только человеку, который не может усваивать программу наравне со всеми и взаимодействовать в коллективе без посторонней помощи. Такого рода статус позволяет требовать специально созданных условий за счёт средств государственного финансирования.

«Сегодня образование не только приобрело вид свободного блага, но и стало подстраиваться под определённые категории людей»

Роль учителя

В свою очередь педагог обязан:

… учитывать особенности психофизического развития обучающихся и состояние их здоровья, соблюдать специальные условия, необходимые для получения образования лицами с ограниченными возможностями здоровья, взаимодействовать при необходимости с медицинскими организациями.[1]

Школы инклюзивного типа в какой-то степени деформируют роль учителя, раскрывая её с другой стороны. Педагог вынужден вступать в более близкие взаимодействия с ребёнком-инвалидом в классе, чтобы найти к нему особый подход и помочь освоиться в коллективе.

Учителя, уже имеющие опыт работы с детьми-инвалидами в классе, выработали некоторые правила, позволяющие грамотно организовать процесс обучения:

1) принимать учеников с инвалидностью «как любых других детей в классе»,

2) включать их в одинаковые виды деятельности, хотя ставить разные задачи,

3) вовлекать учеников в коллективные формы обучения и групповое решение задач,

4) использовать и другие стратегии коллективного участия (игры, совместные проекты, лабораторные, полевые исследования и т.д.)

Совместность – главный принцип инклюзии. В замкнутом пространстве взаимодействуют абсолютно разные дети, из разной социальной среды, с разными возможностями и потребностями. Хотя в массовых школах уже довольно часто можно встретить детей с ограниченными возможностями и инвалидов, это явление всё ещё остаётся тем, в ответ на что может возникнуть агрессия. Негативные эмоции могут исходить как от членов класса и учителей, так и от родителей остальных учеников. Проблема совместности и терпимости требует особого внимания, так как она не решается дополнительными вложениями средств правительства – это что-то другое, человеческое. Процесс становления взаимоотношений между членами образовательного коллектива требует от них  внимательности и вежливости. Люди должны уметь толерантно воспринимать других для комфортного сосуществования с ними в одной группе.

«Совместность – главный принцип инклюзии»

Исследователи выделяют восемь принципов инклюзивного образования,[2] которые детально характеризуют особенности этого феномена:

  • Ценность человека не зависит от его способностей и достижений.
  • Каждый человек способен чувствовать и думать.
  • Каждый человек имеет право на общение и на то, чтобы быть услышанным.
  • Все люди нуждаются друг в друге.
  • Подлинное образование может осуществляться только в контексте реальных взаимоотношений.
  • Все люди нуждаются в поддержке и дружбе ровесников.
  • Для всех обучающихся достижение прогресса скорее может быть в том, что они могут делать, чем в том, что не могут.
  • Разнообразие усиливает все стороны жизни человека.

Кажется, что эти пункты вполне очевидны и просты, они будут импонировать любому педагогу. Однако на практике сложно обеспечить их совместную реализацию. Стоит сделать акцент на роли учителя в организации учебного процесса таким образом, чтобы каждый ребёнок в классе чувствовал себя комфортно и успешно усваивал учебный материал независимо от его личностных особенностей. Очень важно уметь создать внутри класса тёплую доверительную обстановку, чтобы никто не чувствовал себя ущемлённо. Класс – то место, где дети могут раскрыться, попробовать себя в разных ролях, проявить свои таланты.

Адаптированные образовательные программы

Сегодня в сфере образования активно употребляются термины «ИУП» (индивидуальный учебный план), «адаптированная программа». Согласно статье 79 Федерального Закона РФ об образовании,[3] условия организации обучения детей с ограниченными возможностями должны определяться специально разработанной адаптивной программой, подстроенной под особенности каждого ребёнка. Особенность такой программы в том, что она не вынуждает ребенка следовать упрощённому варианту обучения или же частично проходить учебный материал, она лишь предполагает индивидуализацию методов усваивания информации. Таким образом, ученик получает такое же образование, как и его одноклассники, но при этом овладеть необходимыми навыками ему помогают специальными методами. Адаптированные образовательные программы – явление пока ещё новое в России, тем не менее, в российских образовательных учреждениях уже можно наблюдать тенденцию индивидуализации подходов к обучающимся.

Инклюзивное образование – новая тенденция, только развивающаяся и распространяющаяся в обществе. Как любое социальное явление, инклюзия имеет ряд положительных и отрицательных последствий, некоторые из которых будут рассмотрены ниже.

«Очень важно уметь создать внутри класса тёплую доверительную обстановку, чтобы никто не чувствовал себя ущемлённо»

Преимущества инклюзивного образования

1. Ребёнок в коллективе получает важный социальный опыт, взаимодействуя с одноклассниками. Чувствуя такое же отношение к себе, как и ко всем остальным, он не ощущает своих недостатков и не воспринимает себя исключённым, аутсайдером. К нему предъявляют такие же требования, как и ко всем, вследствие чего развитие ребёнка с особенностями мало чем отличается от развития ребёнка без особенностей.

«Первая цель внедрения такого образования — ребёнок с особенностями развития должен иметь возможность получить образование», — говорит член международной ассоциации «Autism. Europe», руководитель Центра реабилитации инвалидов «Наш солнечный мир» и Советник Ректора МГППУ по вопросам помощи детям с расстройствами аутистического спектра Игорь Шпицберг.

2. Непростые, на первый взгляд, задачи, вынуждающие ученика приспосабливаться к базовой программе, позволяют актуализировать его внутренние комплексы и проблемы. Появляющиеся у ребенка трудности в процессе обучения заставляют его как-то с ними справляться, внутренние ресурсы ребёнка включаются и помогают ему подстраиваться под окружающую его среду.

3. Воспитательный потенциал инклюзивного образования проявляется и в отношении «обычных» детей. В классе появляется ребёнок с ограниченными возможностями, он отличается от остальных, он не такой, особенный. Остальные члены коллектива должны так или иначе определить свое отношение к этому ребенку. Происходит самоопределение, в голове возникает множество вопросов: Как относиться к инвалиду? Можно ли считать его таким же человеком? Заслуживает ли он уважения?

Успешное самоопределение очень важно для формирующейся личности: в процессе она осознаёт, что человека нужно воспринимать таким, какой он есть, что все люди разные. Ребёнок начинает понимать, что внешние физические недостатки не определяют сути человека.

«.. здорово, когда в классе учится «особый» ребёнок. Это невероятно полезно и важно для обычных детей, они учатся милосердию, вниманию к каждому человеку. Общество, в котором инвалиды не отделены с детства, растет гораздо более гуманным и благородным», —  утверждает Игорь Шпицберг.

«Ребёнок начинает понимать, что внешние физические недостатки не определяют сути человека»

Отрицательные черты инклюзивного образования

1.Первые два плюса могут обернуться психологической травмой, если ребёнок не будет способен адекватно существовать в создавшихся обстоятельствах.

Ученик с ограниченными возможностями может выступать в роли «посмешища» в коллективе. Другие дети – ещё не совсем сформировавшиеся и созревшие личности, они могут неадекватно воспринимать инвалида, обзывать его, выражать признаки агрессии. Избежать этого можно. Пример правильного отношения к «особенным» детям может продемонстрировать учитель, важно, чтобы он помогал остальным детям контактировать с инвалидами.

«Дети в силу своей юности и отсутствия опыта могут быть жестокими, но это все во власти учителей, которые их воспитывают. Если педагоги ведут себя правильно, дети привыкают к тому, что для инвалидов тоже есть место в мире», — говорит психотерапевт Ирина Логинова.

2. Третий плюс также может быть обращен в минус. «Обычные» дети могут страдать от присутствия в классе инвалидов. У педагога появляется вдвое больше бумажной работы, за которую он не получает вознаграждение, вследствие чего его мотивация к работе не увеличивается. Учителя необходимо дополнительно подготавливать к работе с инклюзивными классами для того, чтобы он мог качественно работать в новых условиях.

«Особые» дети будут сильно тормозить остальной класс, расхолаживать его, нарушать учебный процесс. Будет снижаться качество образования для обычных детей», — убеждена педагог, вице-президент Фонда социальной и психологической помощи семье и ребёнку Татьяна Шишова.

Аргумент вполне весомый, однако негативные последствия обратимы.

«Я знаю школы, которые много лет используют инклюзивные подходы, и никаких проблем с качеством обучения детей нет. Специально разработаны федеральные государственные образовательные стандарты для обучающихся с ограниченными физическими возможностями. Каждому ребёнку должны быть обеспечены те условия, которые ему требуются для реализации своих возможностей. Для этого мы проводим масштабные обучающие мероприятия для педагогов, заранее апробируем стандарты. Это позволяет выявить наряду с положительными моментами и те трудности, которые возникают у педагогов, детей, родителей», — утверждает замминистра образования Каганов В.Ш.

3. Не все школы имеют возможность финансово создать необходимые условия для инвалидов. Государство выделяет недостаточно средств для создания безбарьерной среды, то есть школы, в которой ребёнок с ограниченными возможностями будет чувствовать себя комфортно.

«Мы обеспокоены тем, что только 20% школ имеют фрагменты безбарьерной среды», — говорит заведующая сектором специального образования Министерства образования Ставропольского края Наталья Тимошенко.

«Пример правильного отношения к «особенным» детям может продемонстрировать учитель: важно, чтобы он помогал остальным детям контактировать с инвалидами»

Инклюзия на практике

Мотивация сторонников и противников обучения детей-инвалидов в общеобразовательных школах понятна. Интерес представляет, какое отражение она находит в реальности и как в российских школах реализуется концепция инклюзивного образования.

Летом 2014 года в школе №232 Адмиралтейского района Санкт-Петербурга родители настояли на введении инклюзивного образования, и директор школы предприняла все меры для того, чтобы дать возможность детям-инвалидам учиться в обычном классе. Преподаватели прошли специализированные курсы, в школе был создан «подготовительный» класс, где дети с аутизмом могли проходить подготовку к обучению в обычном классе, состав педагогов пополнился дефектологами – школа была полностью подготовлена к принятию «особенных» учеников. Что вышло на практике, рассказывает директор Наталья Прокофьева: «Одна из девочек, которая учится у нас, три дня назад заглядывала в школу и ходила по коридорам уже не с мамой за ручку, а сама. Для детей с её диагнозом это огромный прогресс». На первый взгляд, инвалидам предоставили возможность учиться наравне со всеми, предоставили специальные возможности, тьюторов, врачей – разве может это вызвать негативные последствия?

Директор Нижневартовской общеобразовательной санаторной школы Мухамат Ишбаев заявляет, что школы могут быть неправильно подготовлены к принятию детей с ограниченными возможностями: «Если в эту школу придёт слепой ребенок, также необходимо провести подготовительную работу: закупить учебники со шрифтом Брайля, клавиатуры на компьютеры с аналогичным шрифтом, для слабовидящих детей также нужны приспособления, которые увеличивают текст». Может возникнут ситуация, когда инвалида-колясочника приняли в учебное учреждение (так как это является обязательством школ по закону), а в реальности  окажется, что в школе отсутствуют пандусы и широкие дверные проёмы.  Избежать такой ситуации можно, если каждая школа будет заранее осведомлена, какие дети будут в ней учиться. Выходом может стать распределение детей по категории ограниченных возможностей и качественная подготовка школ к конкретному типу инвалидов.

Современное общество готово к инклюзии, оно способно предоставить детям-инвалидам возможность учиться в обычных массовых школах. Несомненно, на сегодняшний день созданы далеко не все условия для воплощения идеи в реальность, и существует много преград, однако уже сейчас видна положительная динамика. «Несмотря на все сложности, власти избрали верное решение, внедряя стандарт инклюзивного образования. Я считаю, в будущем благодаря ему уровень толерантности, приятия друг друга в обществе значительно увеличится. Например, у нас в школе уже нет деления на нормально развивающихся и отстающих детей, и это только начало» – говорит директор нижневартовской общеобразовательной школы.

Инклюзия в образовательной сфере важна не только сама по себе, она является первым шагом на пути к открытому обществу. Принимая детей с ограниченными возможностями в класс, мы принимаем их в общество, так как в процессе образования человек получает доступ к дальнейшей реализации в жизни.  Феномен инклюзивного образования лежит в основе новой культуры, формирующейся в мире, культуры, готовой принять каждого человека с его особенностями. 

Автор: Кристина Папкова

Фото обложки: https://daily.afisha.ru/

[1] Федеральный закон «Об образовании в Российской Федерации» по состоянию на 2017 год. – М: Эксмо, 2017. – с. 77. Статья 48, ч.1, п.6

[2] Пугачёв А.С. Инклюзивное образование // Молодой ученый. — 2012. — №10. — с. 374-377.

[3] Федеральный закон «Об образовании в Российской Федерации» по состоянию на 2017 год. – М: Эксмо, 2017. – с. 77. Статья 48, ч.1, п.6

thewallmagazine.ru

Инклюзия — это норма: как и зачем мы должны преодолеть социальный барьер

Об инклюзивном образовании много говорят и спорят: нужно — не нужно, работает — не работает. Обычно это делают наиболее просвещённые родители, но многие мамы и папы, а иногда и учителя, включаются в дискуссию даже не до конца понимая, о чём идёт речь. Для большинства инклюзивное образование — это попытка поместить в обычный класс общеобразовательной школы детей с инвалидностью или диагнозами, которые могут мешать адекватному усвоению ребёнком школьной программы, а также препятствовать образовательному процессу остальных детей. Многие родители и учителя против такой инклюзии. Вместе с экспертом «О!» психологом Анной Скавитиной разбираемся в терминах.

Анна Скавитина, психолог, аналитик, член IAAP (International Association of Analytical Psychology)

То, что описано выше — это не инклюзия, это так называемый интегративный подход. И он не очень-то и работает. Во многих странах от него отказываются в пользу инклюзии. Идея интегративного подхода в том, чтобы придумать, как ребёнка, который не соответствует требованиям и ожиданиям образовательной системы, адаптировать к системе образования. То есть меняем ребёнка с помощью психологов, дефектологов, логопедов, тьюторов и не меняем систему. Проблему видим в самом ребёнке: слишком активный, неусидчивый; слишком медленный, не успевает; слишком умный, скучает; слишком глупый, ничего не понимает. Пытаемся засунуть ребёнка в прокрустово ложе, подогнать под образовательные стандарты. Стандарты неизменны, содержание школьных дисциплин должно быть усвоено в полном объёме или отправляйтесь в специальное учебное заведение: математическая спецшкола для особо умных и одаренных, коррекционная спецшкола — для тех, кто не усваивает программу.

Сегодняшнее образование, напротив, построено по принципу специального обучения. Инклюзия — это такая организация обучения, при которой все дети включены в общую систему образования и имеют право на получение общего образования. Все учатся в общих школах, вне зависимости от религии, языка, культуры и состояния здоровья.

Но эти общие школы гибко учитывают образовательные потребности каждого ученика, его возможности и особенности и оказывают каждому ученику необходимую педагогическую и социальную поддержку. Инклюзивное образование — это обучение детей в одной группе, одном классе, а не в выделенной школе, выделенной группе. При инклюзии предполагается, что у любого ребёнка есть способность учиться на своём уровне, и дело образовательной системы подстроиться под способность конкретного ребёнка учиться, предоставить ему те методы и методики обучения, которые будут наиболее полно отвечать его возможности усваивать знания. Никакой усредниловки, никакого жесткого усвоения полного объема чего-то государственно-важного.

Инклюзия — это полномасштабная революция всей образовательной системы, о которой пока только говорят и делают небольшие осторожные шаги по внедрению, но до полноценной реализации идеи очень далеко. Государство должно решиться на глобальную реформу системы, меняя количество детей в классах, повышая квалификацию учителей, которым нужна профессиональная поддержка для работы с разными детьми, перестать считать успешность работы школы только по количеству детей, сдавших ЕГЭ на максимум и по количеству победителей олимпиад.

Для инклюзии необходимо изменить несколько серьёзных параметров:
Архитектурный

Сделать детские сады и школы доступными для детей на колясках, плохо видящих, слышащих. Построить пандусы, поставить лифты, знаки оповещения, запустить видеоконференции, организовать транспортную доступность до школы для ребёнка.

Финансовый

Часть идёт на архитектурные изменения, но большая — на новые ставки учителей, терапевтов, тьюторов. Кажется, что это неоправданно дорого, но реально инклюзия — это финансово выгодное для государства изменение, так как нет финансирования и строительства отдельных специализированных школ, все дети получают по мере своих желаний и способностей профессиональные навыки, чувствуют себя нужными членами общества, и им в дальнейшем нужна меньшая финансовая поддержка государства, а система проживания в ПНИ — психоневрологических интернатах для взрослых с ужасающими условиями уходит в прошлое.

Социальный

Это, как ни странно, самое сложное. Это изменение того, что есть у людей в голове. Должны измениться существующие профессиональные установки учителей общего и специального образования, придётся поменять всю систему оценивания достижений учащихся, чтобы перестать оценивать детей только по навыкам решения типовых задач, сравнивая их умения и навыки не с собственными достижениями, а с неким мифическим стандартом. Нам необходимо будет поменять существующую нормативно-правовую базу. Мы должны поменять отношение в обществе к детской инвалидности. Понять, что инвалидность — это не проблема ребёнка и его родителей, это проблема общества, которое не может организовать любому ребёнку возможность учиться таким способом, которым он может это делать.

Родители должны спокойно и с пониманием относится к тому, что их ребёнок учится с детьми с разными возможностями и способностями, детьми мигрантов, плохоговорящих на государственном языке, детьми с ограниченными физическими возможностями. Потому что наши дети — тоже дети со своими особенностями, потому что они — живые дети. Важно, чтобы мы сами научились оценивать достижения собственного ребёнка не по оценкам в дневнике, а по его личному продвижению. Это вопрос изменения социальных установок всего общества. Звучит пока фантастически, не правда ли? Главное, мы должны понимать, что не только и не столько недостаток денег является основным и единственным барьером на пути развития образовательной инклюзии.

Мои дети ходили в инклюзивные детские сады. Ну как инклюзивные, скорее называющие себя инклюзивными, но правильно говорить «интеграционные»: в группах были дети с ДЦП и другими особенностями опорно-двигательной системы, с особенностями ментального развития. Они не каждый день присутствовали, так как не было «архитектурной доступности среды», то есть, родителям было сложно организовать доставку ребёнка от дома до группы. Нет, я не искала специально такой детский сад, просто так получилось. И у меня, как у многих родителей были опасения, что наши дети будут как-то ущемлены в своих правах. Ведь многие родители боятся… конкуренции.

Дети, с особенностями развития перетягивают на себя внимание воспитателей и учителей, а нашим нормативным детям достанется меньше. Опасения, даже в нашей далекой от совершенства системе были напрасны. Наши дети, которые ходили в эти детские сады, не видели проблем в том, чтобы дружить с мальчиком, который только ползает по полу или с девочкой, которая не умеет считать, но зато умеет ходить и собирать разбросанные детьми игрушки. Им не нужно было объяснять, как правильно общаться с «не таким ребёнком». Помню, дети пытались научить мальчика с ментальными нарушениями стихотворению к детскому утреннику, и не только научили, но и выучили всю программу наизусть сами. Социальные барьеры часто в головах у взрослых. Сегодняшние школы моих детей толерантны к детям с особенностями развития и принимают их на обучение. Когда один мой ребёнок повредил позвоночник, и врач запретил сидеть и подниматься по лестнице, школа предложила на время реабилитации спустить весь класс на первый этаж и организовать лежачее и стоячее место для ребёнка. Чем мы и воспользовались. Как видите, для этого не нужно было никакого дополнительного финансирования, лишь небольшие административные ресурсы.

Да, сегодня инклюзия в России не работает, так как ее попросту ещё нет. Когда же она возникнет? Помимо серьёзных изменений на уровне государственной машины, придётся подождать пока вырастут дети, которые пришли в пока ещё редкий инклюзивный или хотя бы интеграционный детский сад, а потом поучились в инклюзивной школе или хотя бы толерантной к инклюзии. Эти выросшие дети будут думать, что инклюзивное образование — норма жизни. Эти дети на вопрос «кому ты дашь мяч: мальчику в инвалидной коляске или мальчику в кепке», не будут отвечать «мальчику в инвалидной коляске, потому что его жалко», а скажут «тому, кто хочет поиграть со мной в мяч». В общем, не завтра, далеко не завтра.

То, что начали делать в Канаде, Англии, Европе примерно в 60-х годах 20 века постепенно приходит в Россию. Всё и всегда во всех странах начинается с энтузиастов, с самих родителей, объединяющихся в группы, борющихся за своих детей, родителей, поддерживающих инклюзию, с маленьких частных школ, с демократичных и умных директоров и администраторов детских садов и школ, не боящихся изменений, с нас с вами, мечтающих о том, чтобы у наших детей и у всех детей были адекватные условия для развития способностей.

Другие статьи Анны Скавитиной:

Нужно ли делать уроки с ребёнком: мнение психолога

Родитель — учитель — ребёнок: как наладить взаимоотношения

Как помочь ребёнку адаптироваться к школе: общие правила для родителей

Фото: MPIX, Newman Studio, Zaitsava Olga/Shutterstock.com

www.kanal-o.ru

Инклюзия? А что это?

Термин «Инклюзия» (фр. inclusif-включающий в себя, лат. include-заключаю, включаю, вовлекаю) появился в Саламанской декларацией о принципах, политике и практической деятельности в сфере образования лиц с особыми потребностями в 1994 году. В начале 2000-ых он получил широкое распространение среди экспертов в области педагогики и адаптации инвалидов в обществе. Чаще всего специалисты говорят об инклюзивном образовании – когда дети с ограниченными возможностями здоровья могут успешно учиться вместе с физически здоровыми сверстниками.Сама же философия инклюзии построена на том, что в современном обществе люди с ОВЗ могут комфортно себя чувствовать и должны быть включены в социум. Говоря об интеграции, эксперты в первую очень подчеркивают необходимость того, чтобы людям с инвалидностью было легко адаптироваться в обществе. Инклюзия, в том числе, предполагает и то, что инвалиды могут стать активными членами социума, получая современное образование, участвуя в волонтерских проектах, работая на благо общества. Сейчас эта система с успехом работает в США, Великобритания, Швеция, Германия, Италия, в скандинавских странах, а также активно развивается в России. Что такое инклюзия и с чем ее едят Что такое инклюзия и с чем ее едят Заметки

Что такое инклюзия и с чем ее едят

13.12.2016

Термин «Инклюзия» (фр. inclusif-включающий в себя, лат. include-заключаю, включаю, вовлекаю) появился в Саламанской декларацией о принципах, политике и практической деятельности в сфере образования лиц с особыми потребностями в 1994 году. В начале 2000-ых он получил широкое распространение среди экспертов в области педагогики и адаптации инвалидов в обществе. Чаще всего специалисты говорят об инклюзивном образовании – когда дети с ограниченными возможностями здоровья могут успешно учиться вместе с физически здоровыми сверстниками.Сама же философия инклюзии построена на том, что в современном обществе люди с ОВЗ могут комфортно себя чувствовать и должны быть включены в социум. Говоря об интеграции, эксперты в первую очередь подчеркивают необходимость того, чтобы людям с инвалидностью было легко адаптироваться в обществе. Инклюзия, в том числе, предполагает и то, что инвалиды могут стать активными членами социума, получая современное образование, участвуя в волонтерских проектах, работая на благо общества. Сейчас эта система с успехом работает в США, Великобритания, Швеция, Германия, Италия, в скандинавских странах, а также активно развивается в России. Спортсмены с инвалидностью и без с удовольствием организуют совместные спортивные мероприятия Согласно концепции «экстрабилити» (от англ. «extra» - «сверх» и «ability» - «способность»), человек, теряя какую-то часть своих физических возможностей, получает в качестве компенсации новые способности. Если хотите, это новые супермены нашего общества:) Непонятно? Что же, вспомните Справедливого – Слепого разбойника из приключенческого романа Джека Лондона «Сердца трех». Но вернемся к реальным людям. Так, слепые люди утверждают, что крайне эффективно проявляют себя в условиях ограниченной информации, а колясочники отличаются такой усидчивостью, позавидуют которой даже самые махровые сисадмины. «Позитивные инвалиды» знают, что могут приносить благо другим людям и быть полезными как в работе, так и в общественной деятельности.К таким людям можно отнести спортсменов, ораторов, певцов, танцоров, актеров, путешественников, предпринимателей. Те, кто достиг успеха, несмотря на свою инвалидность.- Людям зачастую кажется, что инвалиды – бездеятельные и слабые, более того, возможно, даже озлобленные и замкнутые. Мне нравится удивлять их тем, что я веду очень активный и порой даже экстремальный образ жизни, - говорит об этом всемирно известный оратор, миллионер, родившийся без рук и ног Ник Вуйчич. - Хелен Келлер лишилась зрения и слуха из-за болезни в возрасте двух лет, но она сумела стать всемирно известной писательницей, оратором и активистом. Эта великая женщина говорила, что истинное счастье проистекает от «верности достойной цели». Что означают ее слова? Я считаю, что человек должен хранить верность полученным дарам, развивать их, делиться ими и находить в них радость. Человек должен выходить за пределы самодовольства и искать глубинный смысл жизни и своего существования.Найдя свой путь, такие сильные герои вдохновляют миллионы людей со всего мира становиться лучше и следовать за своей Мечтой. В преддверии I Всемирного конгресса мы решили рассказать о самых активных инвалидах на страницах этого бюллетеня. Журнал посвящен людям с НЕограниченными возможностями, так как каждый из них в результате утраты части своего здоровья открыл в себе новые силы. Этот журнал также повествует о тех организациях, кто помогает таким людям найти свой путь в жизни, стать социально активным членом общества. Мы рассказываем об успехах инвалидов, их поездках, их работе, их хобби, их семьях, словом, о том, из чего складывается действительно интересная и полноценная жизнь.

les.media


Смотрите также