Диалог и монолог что это такое


Что такое монолог и диалог? Как отличить диалог от монолога: признаки

В данной статье мы с вами обсудим, чем монолог отличается от диалога.

Монолог и диалог представляют собой два разных типа речи. Многие люди не понимают, чем они отличаются и мы решили ответить на этот вопрос.

Что такое диалог?

Диалог

Диалог является беседой, в которой участвует от двух человек. За его единицу принимается диалогическое единство — объединяется несколько реплик, имеющих одну общую тематику. Все высказывания находятся в зависимости друг от друга. Существует специальный кодекс взаимоотношений, которым определяется характер диалога. Так, существует три вида взаимодействия — зависимость, сотрудничество и равенство.

У каждого диалога имеется структура. Как и всегда — это начало, середина и конец. Размер диалога не имеет каких-то границ и может длиться бесконечно. Но, как показывает практика, окончание есть всегда.

Диалог является более популярным, потому что это начальная форма коммуникации и она используется во всех видах разговорной речи.

Диалог считается спонтанной речью, которую невозможно подготовить заранее. Независимо от вида речи и даже при тщательной подготовке, течение диалога все равно будет не таким, потому что нельзя предугадать ответ собеседника и его реакцию.

Чтобы диалог мог быть построен, требуются общие знания участников или хотя бы минимальный разрыв. Если кто-то один не особо информативен, то это может плохо сказаться на продуктивности диалога.

В зависимости от целей и задач выделяется несколько видов диалога — бытовой, деловой и интервью.

Что такое монолог?

Монолог

Монолог является речью, для которой не нужны двое. Он имеет два разных вида. Прежде всего, монолог целенаправленный, сознательно обращается к слушателям, и характерен для устной речи.

  • Кроме того, монологом является даже разговор с самим собой. Это обусловлено тем, что он не направлен ни на кого и на него не требуется отвечать.
  • Важно отметить, что монологи бывают подготовленными и не подготовленными.
  • Каждый монолог преследует какую-то цель. Он может информировать, убеждать или побуждать.
  • Информационный монолог позволяет передать знания. Говорящему следует учесть знания и возможности слушателей. Если говорить о конкретных примерах, то это может быть лекция, отчет или доклад.
  • Убеждающий диалог направлен на эмоции слушателей. А в таком случае надо учесть восприимчивость слушателя. Это может быть поздравление, напутствие и так далее.
  • Побуждающий диалог направлен на то, чтобы побудить в человеке действие. Это может быть политическая речь, призыв к действиям или наоборот, протест.

Чем отличается диалог от монолога?

Итак, мы разобрались, что обозначают эти два понятия и теперь можно судить об их различиях. Прежде всего — это количество участников. В диалоге не может быть всего один участник, чтобы он состоялся, нужно как минимум двое. Что касается монолога, то для него нужен всего один и ответа он не требует.

Еще важно отметить, что монолог может быть подготовленным, а диалог — нет. Это обусловлено тем, что ответы собеседника никогда нельзя предугадать, так что даже при самой лучшей подготовке разговор все равно пойдет не так, как спланировано.

Видео: Диалог и монолог. Видеоурок по русскому языку 2 класс

Оцените статью

heaclub.ru

Основные виды текста (монолог, диалог, полилог) и их текстовые маркёры.

Виды речи: монолог и диалог (полилог).

Монолог и диалог - две основные разновидности речи, различающиеся по количеству участников акта общения.

Диалог- это разговор двух или нескольких лиц. Основной единицей диалога является диалогическое единство - тематическое объединение нескольких реплик, представляющее собой обмен мнениями, каждое последующее из которых зависит от предыдущего. На характер реплик оказывает влияние так называемый кодекс взаимоотношений коммуникантов. Выделяют три основные типа взаимодействия участников диалога: зависимость, сотрудничество и равенство.

Любой диалог имеет свою структуру: зачин - основная часть - концовка. Размеры диалога теоретически безграничны, поскольку его нижняя граница может быть открытой. На практике же любой диалог имеет свою концовку.

Диалог рассматривается как первичная форма речевой коммуникации, поэтому он получил своё наибольшее распространение в сфере разговорной речи, однако диалог представлен и в научной, и в публицистической, и в официально-деловой речи.

Будучи первичной формой коммуникации, диалог представляет собой неподготовленный, спонтанный тип речи. Даже в научной, публицистической и официально-деловой речи при возможной подготовке реплик развёртывание диалога будет спонтанным, поскольку обычно реплики - реакции собеседника неизвестны или непредсказуемы.

Для существования диалога, с одной стороны, необходима общая информационная база его участников, а с другой - исходный минимальный разрыв в знаниях участников диалога. Неинформативность может отрицательно сказаться на продуктивности диалогической речи.

В соответствии с целями и задачами диалога, ситуацией общения, ролью собеседников можно выделить следующие основные типы диалогов: бытовой, деловая беседа, интервью.

Монологможно определить как развёрнутое высказывание одного лица. Различают два основных типа монолога. Во-первых, монологическая речь представляет собой процесс целенаправленного сообщения, сознательного обращения к слушателю и характерна для устной формы книжной речи: устная научная речь, судебная речь, устная публичная речь. Наиболее полное развитие монолог получил в художественной речи.

Во-вторых, монолог - это речь наедине с самим собой. Монолог не направлен непосредственному слушателю и соответственно не расчитан на ответную реакцию собеседника.

Монолог может быть как неподготовленным, так и заранее продуманным.

По цели высказывания монологическую речь делят на три основные типа: информационная, убеждающая и побуждающая.

Информационнаяречь служит для передачи знаний. В этом случае говорящий должен учитывать интеллектуальные способности восприятия информации и познавательные возможности слушателей. Разновидности информационной речи - лекции, отчёты, сообщения, доклады.

Убеждающаяречь обращена к эмоциям слушателей, в этом случае говорящий должен учитывать его восприимчевост. Разновидности убеждающей речи: поздравительная, торжественная, напутственная.

Побуждающаяречь направленна на то, чтобы побудить слушателей к различного рода действиям. Здесь выделяют политическую речь, речь-призыв к действиям, речь-протест.

Монологическую речь различают по степени подготовленности и официальности. Ораторская речь всегда представлят собой заранее подготовленный монолог, произносимый в официальной обстановке. Однако в определённой степени монолог - это искусственная форма речи, всегда стремящаяся к диалогу.В связи с этим любой монолог может иметь средства его диалогизации.

Монологи́ческая речь

(от греч.μόνος— один иλόγος— слово, речь) — форма (тип)речи, образуемая в результате активнойречевой деятельности, рассчитанной на пассивное и опосредованное восприятие. Иногда М. р. определяют и как интраперсональныйречевой акт. Для М. р. типичны значи­тель­ные по размеру отрезки текста, состоящие из структурно и содержательно связанных между собой высказываний, имеющие индивидуальную композиционную построенность и относи­тель­ную смысловую завер­шён­ность. Степень проявления этих признаков зависит от жанровой (художественныймонолог,ораторскаяречь, бытовой рассказ и пр.) и от функционально-коммуникативной(повествование, рассуждение, убеждение и пр.) принад­леж­но­сти. Внутри­жан­ро­вые разли­чия (авторская ипрямаяречь персонажей, научный доклад и агитационное выступление), так же как устное или письменное осуществление речевого акта, обусловливаютстилистическиеособенности М. р.: строениепредложений,синтакси­че­скиеспособы их соедине­ния,лексическийотбор, виды взаимодействия элементовразговорнойи книжной речи и пр. Любой отрывок М. р. в той или иной мере «диалогизирован», т. е. содержит показатели (глав­ным образом внешние — обращения, риторические вопросы и т. п.) стремления говорящего повысить активность адресата (ср. мнение Г. О. Винокура об отсут­ствии строгих и абсолютных границ между монологом и диалогом, в частности). В некоторых видах художественного моно­ло­га, например в сказе, где законам М. р. подчинено произве­де­ние в целом, диалогические черты служат специальным средством имитации живой разговор­ной речи.

Диалоги́ческая речь

(от греч.διάλογος— беседа, разговор двоих) — форма (тип)речи, состоящая из обменавыска­зы­ва­ни­я­ми-репликами, на языковой состав которых влияет непосред­ствен­ноевосприятие, активизирующее роль адресата вречевой деятельностиадресанта. Для Д. р. типичны содержательная (вопрос​/​ответ, добавление​/​пояснение​/​распространение, согласие​/​возражение, формулыречевого этикетаи пр.) и конструктивная связь реплик (преимущественно соседних: «Где ты был? — На работе задер­жал­ся»). Её отсутствие возможно при реакции говорящего не на речь собеседника, а на ситуацию речи («Где ты был? — Отойди от двери, простудишься»), или (реже) на обстоя­тель­ства, не имеющие отношения к данному речевому акту. Последняя черта используется как художественный приём для изображения некоммуникабельности персонажей (например, у А. П. Чехова).

Д. р. — первичная, естественная форма языкового общения. Генетически восходит к устно-разго­вор­нойсфере, для кото­рой характерен принцип экономии средств словесного выражения. Информа­тив­ная полнота Д. р. может быть (помимоинтонации, мимики и жеста) обеспечена тем меньшим их объёмом, чем больше проявляются её ситуативная обусловленность и «общность апперцепционной базы» (Л. П. Якубинский): «Сюда! — Сырку?» (говорящие идут мимо мага­зи­на); «Мате­ма­ти­ка ко­гда? — Последняя пара» (разговор студентов о расписа­нии лекций). Нарушение этой законо­мер­но­сти вызы­ва­ет повышениеэкспрессиивысказывания, увеличиваемойлексико-синтакси­че­ски­миповторами (ср.: «В семь при­дёшь? — Да»; «В семь придёшь? —В семь?При­ду»), степень развёрнутости которых непредска­зу­е­ма («Ты прекрасно знаешь, как нужно дер­жать себя, чтобы не бросить тень на фами­лию Тальберг. — Хорошо... Я не брошу тень на фами­лию Тальберг» — М. А. Булгаков). Разные варианты повторов способ­ны, прони­зы­вая отрывок Д. р., сформировать из него (относительно законченное тематически) структур­ное целое.

При воспроизведении разговорной Д. р. в художественной литературероль ситуации играет автор­ский комментарий (ремарка). Языково-стилистическиеособенности Д. р. соответствуют индиви­ду­аль­но­мустилюписателя и информативно-эстетическим нормам жанра. Внешняя форма Д. р. (чередо­ва­ние реплик) характерна для философско-публицистического жанра, например диалоги Платона, Галилея и современные дискуссии, интервью, «беседы за круглым столом» и пр., в кото­рых, однако, большинство типологических признаков живой Д. р. отсутствует.

Полило́г

(от греч.πολύς— многочисленный иλόγος, здесь — разговор) — разговор между несколькими лицами. Термин возник при исследованиикоммуникативныхсвойств языка как добавление к термину «диалог» (см.Диалогическая речь), частично совпадая с ним по содержанию. Количе­ство говорящих (два или больше двух) не является дифференциальным признаком оппозиции «диалог — полилог»: элемент «диа» (греч. — через) указывает на их общий признак — мену ролей говорящих и слушающих в противо­весмонологу. Полилог — форма или жанрразговорной речи(естественной и воспроиз­ве­дён­ной вхудожественномтексте). Ситуативная связанность, спонтанность, нелинейность получают в содержа­тель­но-смысловой структуре полилога макси­маль­ное отражение. Признак равной речевой активности участниковкоммуникации— инвариант полилогической формы — предусматривает промежу­точ­ные формы, в которых реактивная роль собеседников градуируется — от позиции адресата до позиции слушателя​/​наблюдателя — и может, оставаясь невербализованной, влиять на развитие полилога ответ­ным неречевым действием. Смысловая и формальная связь реплик полилога имеет бо́льшую ампли­ту­ду колебаний, чем в диалоге. Социолингвистика исследует этикетные правила полилога, совпадающие или различающиеся в разных социумах (например, у некото­рых народов в разговор родственников по крови не имеют права вступать свойственники и др.). Синхронно звучащий полилог используется театром и кино как приём стилизации разговорной речи.

studfiles.net

Монолог – диалог – полилог

Деление речи на монолог и диалог по числу участников общения (монолог – речь одного человека, диалог – речь двоих) было известно уже в Древней Греции, где оно применялось к риторике, философии, логике. Речь двоих в диалоге представлена чередованием ролей: слушающий становится говорящим, а говорящий – слушающим. В последние десятилетия ХХ века стало активно использоваться понятие «полилог» для обозначения речевого процесса в группе общающихся, где роли меняются, как правило, неупорядоченно.

Монолог – форма речи, построенная как развернутое высказывание одного лица и рассчитанная на опосредованное восприятие, практически не связанная с реакцией собеседника ни в содержательном, ни в структурном отношении. Различают два основных типа монолога.

Первым будет сознательное обращение к слушателю или аудитории, характерное для устной формы книжной речи: научная речь, судебная речь, устная публичная речь, художественная речь. Второй тип – речь наедине с самим собой, не направленная непосредственно на слушателя и не рассчитанная на ответную реакцию собеседника.

Монолог как специфический вид речи отличается рядом особых качеств: в нем сильны мотивы индивидуального самовыражения; ослаблена установка на ответную реакцию собеседников; композиция монолога всегда более четкая, ее организация выше, чем в диалогических репликах; это же относится и к выбору языковых средств – в нем меньше случайного.

Монолог характеризуется относительной завершенностью и, как правило, не требует непосредственной обратной связи. Нередко также отмечается, что монолог рассчитан на пассивное восприятие аудитории, но вряд ли с этим можно согласиться: трудно представить себе такого оратора, артиста или наставника, который бы не рассчитывал бы на реакцию своих слушателей.

Отсюда противоречивость монолога: с одной стороны, если человек заговорил, то он рассчитывает на общение, с другой – монолог абсолютно не приспособлен к непосредственному взаимодействию, поскольку предполагает, что слушающий только слушает, но не отвечает.

Для монолога типичны значительные по размеру фрагменты текста, состоящие из связанных между собой высказываний, имеющие индивидуальное композиционное построение и относительную смысловую завершенность. Степень проявления этих признаков зависит от жанровой принадлежности (художественный монолог, ораторская речь, бытовой рассказ и др.) и от функционально-коммуникативной направленности (повествование, рассуждение, убеждение).

Композиционная сложность монолога обычно характеризуется методами изложения материала, среди которых выделяют следующие:

- индуктивный – изложение материала от частного к общему (этот метод нередко используется в агитационных выступлениях);

- дедуктивный – изложение материала от общего к частному (оратор в начале речи выдвигает какие-то предположения, а потом разъясняет их смысл на конкретных примерах);

- метод аналогии – сопоставление различных явлений, событий, фактов;

- концентрический – расположение материала вокруг главной проблемы (выступающий переходит от общего рассмотрения центрального вопроса к более конкретному и углубленному его анализу);

- ступенчатый – последовательное изложение одного вопроса за другим (рассмотрев какую-либо проблему, оратор уже больше к ней не возвращается);

- исторический – изложение материала в хронологической последовательности, описание и анализ изменений, которые произошли за какой-то период.

По цели высказывания монологическую речь делят на три основные типа: информационная, убеждающая и побуждающая. Информационная речь служит для передачи знаний. В этом случае говорящий должен учитывать интеллектуальные способности и познавательные возможности слушателей. Разновидности информационной речи – лекции, отчеты, сообщения, доклады.

Убеждающая речь обращена к эмоциям слушателей, в этом случае говорящий должен учитывать его восприимчивость. Разновидности убеждающей речи: поздравительная, торжественная, напутственная. Побуждающая речь направлена на то, чтобы побудить слушателей к различного рода действиям. Здесь выделяют политическую речь, речь-призыв, речь-протест.

Основные коммуникативные ситуации употребления монолога – сфера искусства, ораторские выступления, обращение по телевидению и радио, ситуация обучения (речь учителя в классе и т.п.). В бытовом общении монологическая речь встречается крайне редко.

С психологической точки зрения монолог неестественен, ведь всякая речь должна быть обращена к адресату (пусть и воображаемому) и подразумевать его ответную реакцию. М. Львов подчеркивает, что не только в произносимом и тем более записанном, но даже в мысленном монологе человек обращается к предполагаемому собеседнику и старается учитывать его возможную реакцию на свою речь.

Так оратор обдумывает речь и прогнозирует ее восприятие, пишущий пишет письмо и предвкушает реакцию своего адресата. «Монологическая речь активна, но рассчитана на пассивное и отстроченное восприятие, возможно, на критическое перечитывание и обсуждение. Это речь строгая, правилосообразная, композиционно выверенная. Но бывают и монологи-импровизации, в них звучит страсть и увлечение».

Диалог – форма устной или письменной речи, состоящая из обмена высказываниями-репликами и характеризующаяся ситуативностъю (зависимостью от обстановки разговора), контекстуальностъю (обусловленностью предыдущими высказываниями), непроизвольностью и малой степенью организованности (незапланированным характером).

К основным языковым особенностям диалога относятся:

- наличие повторов и переспросов в реагирующих репликах;

- синтаксическая неполнота реплик, компенсируемая за счет предыдущего высказывания;

- обилие вопросительных и побудительных предложений в качестве соединительных, стимулирующих реплик.

При этом происходит смена ролей говорящих, в основе которой лежит заданное правилами закономерное завершение речевого фрагмента. Так, на вопрос следует ответ, приветствие сопровождается приветствием, просьба – принятием или отклонением и т.д.

Это организационный принцип, называемый принципом последовательности, задает простейшую схему построения разговора, в рамках которой возникают более сложные варианты разговорной динамики (фрагменты с уточняющими высказываниями, вставками). Принцип предполагает релевантность ответной реакции, т.е. реплика соответствующего типа ожидается, хотя может быть и отсрочена.

Общие правила диалога таковы:

- получателю сообщения рекомендуется выслушивать обращенное к нему высказывание;

- вопрос требует ответа;

- повеление требует ответа действием или словом;

- повествование требует внимательного молчания, когда слушающий извещает говорящего о том, что его речь принята и понята выражением лица, жестом, междометием, повтором слова.

М. Львов предлагает рассматривать весь диалог или его части как единый речевой акт, как целый текст. Ведь он малопонятен в отдельных репликах и может быть адекватно понят только целиком или, как минимум, в составе пары реплик. Как правило, реплики в диалоге не обладают самостоятельностью, законченностью, другими признаками монолога. Ситуации, в которых происходит диалог, отличаются естественностью, речь в них преимущественно ситуативная, во многом спонтанная.

Языковой состав реплик одного участника диалога нацелен на восприятие и активизацию второго, для чего используются элементы разговорного стиля, эллиптические конструкции, обращения, восклицания и вопросы, а в устном диалоге – богатая палитра интонаций. В то же время наблюдается и экономия языковых средств, поскольку сама ситуация требует быстрой ответной реакции, опоры на емкие и лаконичные высказывания. Поскольку диалогическая речь редко бывает подготовлена и скорректирована, в ней высока вероятность неудачного выбора слов и даже ошибок, нарушений литературной нормы.

Любой диалог имеет свою структуру: начало (завязка) – основная часть – концовка. Размеры диалога теоретически безграничны, поскольку его нижняя граница может быть открытой. На практике же любой диалог имеет свою концовку. В зависимости от содержания реплик и позиций его участников диалог может развертываться линейно, с некоторыми ответвлениями, причем дискуссионный диалог строится по контрарному принципу.

Он предрасположен к экспрессии и эмоции в нем играют значительную роль. Зачастую используются повторы, междометия, частицы, лексика разговорного стиля и пр. Экспрессивность диалога, его выразительные возможности широко используются в художественной литературе, а в театральных пьесах он вообще играет центральную роль.

Несмотря на стремление к информативности в диалоге, могут существовать и целиком ритуальные его формы (например, беседа о погоде). В любом случае должны быть предъявлены общие сведения, тематический репертуар, ключевые слова, исходные нормы и ценности, рамки возможных отклонений от темы. Также необходимо исходное различие в уровне знаний участников диалога или их осведомленности о предмете обсуждения. В противном случае информация перестает восприниматься как значимая и обмен ею становится невозможен.

Выделяют следующие типы диалога: информативный (обычно состоит из вопрос-ответных пар, хотя может включать в себя также свернутый монолог или риторический вопрос), прескриптивный (содержит просьбу, приказ и согласие или отказ выполнить предлагаемое действие), обмен мнениями (это обычно спор или дискуссия между экспертами в обсуждаемом вопросе), экспрессивный, направленный на эмоциональное общение (жалобы, хвастовство, восхищение, опасение, страх) с использованием малых жанров (короткая история, шутка, острота, анекдот). Также в контексте установления / регулирования межличностных отношений выделяют диалог-диссонанс и диалог-унисон.

В диалоге в наибольшей степени реализуются вопросно-ответные комплексы.

Вопросы классифицируют следующим образом:

- уточняющие и восполняющие;

- простые и сложные;

- корректные и некорректные;

- нейтральные, благожелательные и провокационные.

Уточняющие вопросы направлены на выяснение истинности или ложности, требуют ответа «да» или «нет». Восполняющие вопросы связаны с выяснением новых знаний относительно событий, явлений, предметов, их отличительный признак – вопросительные слова: «кто», «что», «где», «когда», «как», «почему». Простые вопросы не могут быть расчленены на более простые высказывания. Сложные вопросы включают в себя два и более простых вопроса.

Корректные вопросы основываются на истинных суждениях, некорректные вопросы основываются на ложных или неопределенных суждениях. Нейтральные вопросы не содержат эмоциональной окраски и никак не воздействуют на личность собеседника. Благожелательные вопросы подчеркивают расположенность говорящего к собеседнику. Провокационные вопросы окрашены негативно и содержат скрытое или яйное подстрекательство к неверным действиям собеседника.

Ответы классифицируют следующим образом: правильные, неправильные и «не по существу»; позитивные и негативные. Правильные ответы дают возможность уточнить точку зрения, получить дополнительные сведения и содержат истинные, логически связанные с вопросом суждения. Неправильные ответы связаны с вопросом, но неверно отражают действительность. Ответы «не по существу» могут быть истинными, но они логически не связаны с вопросом и поэтому не рассматриваются. Позитивные ответы содержат стремление разобраться в поставленных вопросах, в негативных – стремление оборвать диалог.

Диалог строится на доверии к чужому слову, поисках глубинного смысла, на согласии совместно искать этот смысл. Он требует компромисса, критической самооценки и анализа ситуации с учетом позиции оппонента. В диалоге необходима демонстрация уважения к собеседнику, открытость в поведении, отсутствие лжи и тактических хитростей.

И здесь становятся необходимы определенные правила кооперации (П. Грайс):

1) Количество: высказанной информации должно быть не меньше и не больше необходимого;

2) Качество: не говори того, что может считаться ложным и для чего у тебя нет достаточных оснований;

3) Отношения: не отклоняйся от темы, выражайся ясно, избегая непонятных и неоднозначных высказываний;

4) Средства: будь краток, избегай ненужного многословия и будь организован.

В целом необходима определенная установка на взаимопонимание, сочувствие к сиюминутным коммуникативным интересам собеседника.

Областью применения диалога является вся публичная сфера. Это и политические дебаты, и деловые переговоры, и научные дискуссии. Драматические произведения – комедия, трагедия, драма и водевиль – построены в форме диалога и предназначены для сценического воплощения. Использовался диалог и как принцип построения философских трактатов (например, диалоги Платона), в качестве основы эпистолярного жанра–романа в письмах («Страдания юного Вертера» И.В. Гете), а также как подлинная переписка, издаваемая в виде отдельных книг или заключительных томов в собраниях сочинений писателей (например, А.П. Чехова).

Диалог привлекал внимание многих исследователей (М. Бахтина, Л. Якубинского, О. Лаптевой, Т. Винокур и др.), которые подвергали анализу синтаксис разговорной речи, роли коммуникантов, структурирование процесса обмена репликами, роль диалога в массовой коммуникации и т.п. Диалог исследуется в герменевтике, символическом интеракционизме и конверсационном анализе, а межкультурные исследования отталкиваются от понятия «диалог культур».

Одной из разновидностей диалога является полилог, который с начала ХХ века стал рассматриваться как самостоятельный вид речевого общения. Термин восходит к древнегреческому языку и возник как добавление к понятию диалога. Полилог – это разговор многих, общение между несколькими лицами. Установлено, что полилог, как правило, не распадается на несколько диалогов, как считали противники этого понятия. У него имеются собственные специфические признаки: количество участников не менее трех, единая тема, ситуативная связность, нелинейность. М. Львов считает, что в полилоге все они получают большее развитие, чем в диалоге.

Полилог, как и диалог, противостоит монологу в том, что в них при общении происходит смена говорящих и слушающих. Он разворачивается в следующих ситуациях: общий разговор за семейным столом во время обеда или ужина; обсуждение предстоящих совместных действий в трудовом коллективе во время «планерки»; полилог на уроке в классе; встреча нескольких приятелей на улице или в кафе; постановка спектакля на сцене театра и т.п.

В произведениях художественной литературы полилог нередко используется при описании бытовых сцен или ситуаций, взятых из реальной жизни. Например, спор казаков на площади в «Тихом Доне» М.А. Шолохова, общие разговоры в больничной палате в «Раковом корпусе» А.И. Солженицына. М. Львов справедливо полагает, что в полилоге заметно возрастает ролевая функция каждого участника и это в полной мере используется в театре – например, сцены в ночлежке из пьесы М. Горького «На дне». Каждый персонаж в полилоге более независим, а содержание его реплик получает большую амплитуду отклонений и колебаний, чем в диалоге.

На сегодняшний день полилог исследован явно недостаточно, поэтому к нему проявляют интерес социолингвистика и психолингвистика, этнология и теория дискурса.

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Page 2

Особым видом речевой коммуникации, в котором реализуются все формы красноречия и самые разные риторические навыки, является спор. Спор – это доказательство каких-либо тезисов, в ходе которого каждая из сторон отстаивает свое понимание обсуждаемого вопроса и опровергает мнение противника. Частной, но весьма распространенной разновидностью спора является полемика (греч. рolemikos – враждебный) – спор на собрании, диспуте, в печати, по какому-либо вопросу при обсуждении какой-либо проблемы. Под дискуссией может пониматься обсуждение спорного вопроса, основанное на искусстве рассуждать и излагать свои мысли в соответствии с законами логики, аргументации и демонстрации. Дискуссионной может быть также форма научного общения, получения нового знания – некоторая стратегия научного поиска. Мастерство спора, искусство вести полемику, пользуясь при этом приемами, рассчитанными на то, чтобы победить противника, называется эристикой (греч. еristikos – спорящий) (см. 18, с. 260).

В классическом виде эристика оформилась в Древней Греции в 5 веке до н.э. Протагор, глава античных софистов, написал сочинение «Искусство спора», а Аристотель рассматривал вопросы полемики в связи с риторикой, логикой, грамматикой и диалектикой. В других странах и культурах также не могли оставить без внимания проблемы обсуждений в спорных ситуациях. Так, последователи китайского философа Мо-цзы различали основные методы ведения спора: 1) аналогия (сопоставление вещей); 2) сравнение суждений по частям; 3) использование противоречий в аргументах противника; 4) подражание противнику и пр. (18, с. 260).

Как известно, истина рождается в споре и борьбе мнений. Но как правильно спорить, с чего начинать спор и чем его завершить? Совета на все случаи дать невозможно, а специально разработанной процедуры спора не существует. Причиной многих споров, как показывает практика, является употребление слов в разных смыслах, что приводит к непониманию. Поэтому перед началом спора нужно уточнить понятия и следить, чтобы спор не превращался в самоцель, когда внимание сосредотачивается не на том, чтобы найти истину, а на победе в споре. Такие споры переходят в перебранку и дрязги.

Спор требует интеллектуальной активности, творческого напряжения сил, и невозможно найти такое средство, которое автоматически научило бы, как быть оригинальным, поскольку тогда оригинальность бы исключалась. Е. Зарецкая отмечает, что нет и общей универсальной классификации ситуаций и методов спора. Тем не менее, достаточно известна типология, основанная на выделении трех основных видов спора – аподиктического, эристического и софистического.

Аподиктический выделяют в случае, если цель участников спора – найти истину или хотя бы приблизиться к ней. Ведут они себя психологически симметрично, осуществляют взаимную проверку достоверности тезиса и антитезиса, корректны по отношению друг к другу. Для осуществления аподиктического спора нужно проявить такие качества как компетентность, заинтересованность, оптимизм, конструктивность подхода, глубину суждений, интеллигентность. Примером данного вида спора может служить многолетний спор Н. Бора и А. Эйнштейна, в котором победителей не было, поскольку каждый остался на своей позиции. Интересно, что Бор, переживший Эйнштейна на семь лет, продолжал мысленно с ним спорить. Русский физик Болотовский по этому поводу отметил, что это не спор двух противников, а скорее дуэт двух великих мастеров, доставляющий наслаждение всем зрителям и слушателям и, без сомнения, самим ученым.

Эристический(диалектический) спор: цель – убедить партнера, заставить его изменить свою точку зрения. В такой ситуации инициатор пытается достичь своей цели, склонить оппонента на свою сторону и добиться его согласия. Однако он неизбежно натолкнется на сопротивление, поскольку для каждого из нас характерно стремление не попасть под влияние другого человека. Это приводит к несовместимости точек зрения, а зачастую и предубеждениям в отношении к его личности. Предмет спора, как правило – житейские представления, выражаемые средствами обыденного языка.

Софистический спор возникает, когда каждый из спорящих ставит пред собой цель любой ценой одержать победу над противником, а поиск истины его не интересует. Основными приемами здесь становятся замена достоверных фактов на мнения, эгоцентрическая направленность, деструктивный подход, пренебрежение к личности противника. Примером софистического спора может служить т.н. «диспутация» – особое состязание в средневековых школах, когда в течение двух недель представлялся случай оценить интеллектуальный и духовный потенциал состязающихся. Кводлибетарий («чегоугодник») должен был возражать каждому своему оппоненту, причем нередко ему приходилось защищать противоположные точки зрения (люди – это животные и, наоборот, люди – не животные). Чтобы удержать школяров в собрании до конца, оппоненты предлагали новые темы и могли ставить вопросы шуточного, юмористического характера.

«В начале ХХ века были широко известны труды русского ученого С.И. Поварнина, в которых автор различает два вида спора: 1) из-за истинности мысли, когда в результате спора устанавливается истинность или ошибочность доказываемого тезиса; 2) из-за доказательства, когда в результате спора устанавливается, что тезис противника им не оправдан или что собственный тезис не опровергнут противником» (18, с. 260-261). Также выделяются такие виды спора, как сосредоточенный на какой-либо проблеме и беспредметный, простой и сложный, письменный и устный и др. Также Поварнин выявил и классифицировал различные виды уловок в споре, то есть приемы, посредством которых хотят облегчить спор для себя и затруднить его для противника. Они могут быть позволительные (допустимые) – «оттягивание возражения», выявление слабостей аргументации и пр., и непозволительные (недопустимые) – срыв спора криком, угрозы и т.п.

Самые распространенные в споре уловки – софизмы (намеренные ошибки в доказательстве). Их можно объединить в следующие группы: 1) отступление от задачи спора – умышленная неопределенность или запутанность тезиса, доводов, аргументации, когда доказывающий говорит так, что сразу не поймешь, что именно он хочет сказать; 2) отступление от тезиса – уловка, когда спорящий сразу оставляет довод или тезис и использует другой. При этом можно делать вид, что все время придерживаешься исходного положения, но на деле защищаешь другой тезис (что может сопровождаться его сужением и расширением); 3) ложные доводы – прежде всего «умножение» довода, когда он повторяется в разных формах и выдается за несколько доводов, но бывают и целиком произвольные ходы; 4) мнимые доказательства – формы «обращенного» доказательства, когда достоверную мысль делают тезисом, а вероятную – доводом, а также «порочный круг» в доказательстве, когда положение А доказывают с помощью Б, а потом Б доказывают через А; 5) приемы непоследовательности, использующие ходы неправильного рассуждения, в которых тезис не вытекает из доводов; 6) подменасуждения «по делу» доводами «к человеку» (апелляция к личностным особенностям); 7) доведение до абсурда. Так, уже каноническим считается случай, когда известный российский адвокат Ф.Н. Плевако выступил в защиту старушки, укравшей жестяной чайник стоимостью пятьдесят копеек. Прокурор отметил, что кража незначительная, совершенная по причине нужды, но не смотря на это старушка должна быть осуждена, ибо посягнула на собственность, а собственность священна, и если покушаться на нее, страна погибнет. Плевако довел до абсурда это заключение: «Много бед и испытаний пришлось претерпеть России. Ее терзали печенги, половцы, татары, поляки. Но она все вытерпела, все преодолела, только крепла и росла от испытаний. Но теперь… старушка украла старый чайник ценою в пятьдесят копеек. Этого Россия уж, конечно, не выдержит, от этого она погибнет безвозвратно». В итоге суд оправдал старушку (см. 42).

Существуют и определенные рекомендации по ведению спора. Так, считается, что позитивно настроенного собеседника не стоит подталкивать, нужно дать ему возможность свободно высказаться, ведь он – потенциальный соратник. Демагогов нужно тактично остановить с помощью контрвопросов, уточнения, иронии. В адрес признанного авторитета можно ограничиться комплиментом. Слушая собеседника, необходимо обращать внимание на его уязвимые места – противоречия в суждениях, несостоятельные аргументы, неудачные аналогии, софистические уловки, ошибки из-за нарушения законов логики. Если собеседник сознательно «раздувает» проблему, выводит ее за пределы, принятые в дискуссии, нужно напомнить ему об этом и вернуть в границы спора. При перенесении критики на личность – не нужно оправдываться, проявлять резких эмоций, поддаваться на провокацию. При резком одергивании со стороны собеседника желательно ограничиться сарказмом или иронией.

К психологическим приемам можно отнести следующие: 1) огульное отрицание, когда на все аргументы следует ответ «нет»; 2) высокомерный ответ («Ну конечно, вам виднее; разумеется, ведь вы большой специалист»), 3) отвлекающий маневр (переход на личность – «Поживите с мое, узнаете жизнь, тогда согласитесь со мной»); 4) игра на чувстве ложного стыда – апелляция к невежеству («Вам, конечно, известно; неужели вы не знаете?»); 5) психологическое давление на противника и аудиторию (например, громкий самоуверенный голос при слабой аргументации); 6) притворство или блеф, когда один из спорящих притворяется, что аргумент сразил его – оппонент теряет бдительность и его сражают контраргументом.

Также важно определить систему аргументации в споре. П. Шародо выделяет три стиля (порядка) аргументирования:

1) аргументация-размышление, скорее перечисляющая соображения по нарастанию значимости, чем принуждающая их принять,

2) аргументация-компоновка, выстраивающая целую сеть причинно-следственных связей в соответствии с планом, воплощаемым прямолинейно или с корректировкой по ходу дела,

3) аргументация-действие – навязывание адресату определенной последовательности действий типа наблюдения (когда говорят: «Ну вот посмотрите...»), сопоставления («Сравните...»), углубления в тему, обобщения, критики (см. 14).

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Page 3

Культура речи – это такой набор и организация языковых средств, которые в определенной ситуации общения при соблюдении современных языковых норм и этики общения позволяют обеспечить максимальный эффект в достижении поставленных коммуникативных задач. С точки зрения традиционных норм любую речь должна отличать ясность, правильность, уместность и выразительность.

Можно выделить нормативный, коммуникативный и этический компонентыкультуры речи. Нормативный компонент связан с функциональными разновидностями речевых стилей и жанров, требующих точного следования правилам словоупотребления в зависимости от устоявшихся канонов и традиций. Коммуникативный аспект включает выбор и организацию языковых средств как необходимых для достижения коммуникативных целей, а также эффективность общения как конечную цель речи (иногда допускающую отклонение от норм и правил). В этический компонент входят нормы речевого этикета, позволяющие составить определенную «шкалу ценностей»: сюда включают запрет на слова и выражения, которые могут оскорбить человека, быть неуместными в данный момент, а также запрет на проявление эмоций. Кроме того, обязательно следует учитывать различия уровней общения в разных возрастных группах носителей языка.

В риторическом контексте культура речи имеет два аспекта – правильность речи с точки зрения точного соблюдения нормы и речевое мастерство как возможность варьирования нормы и даже умышленного отклонения от нее, ее преодоления. Оба аспекта подразумевают уместность, точность, выразительность и оригинальность речи. Все это позволяет судить об уровне образованности и культуры самого говорящего или пишущего.

Правильность речи подразумевает соблюдение норм литературного языка. Эта группа требований рассматривается как основная с точки зрения традиционной речевой культуры, она прописана во всех словарях и справочниках, закреплена институционально и поддерживается на уровне доминантных требований для данного общества. Языковая норма – это совокупность устойчивых традиционных реализаций языковой системы, отобранных и закрепленных в процессе речи, а также в литературе – образцовой, классической, художественной, научной и публицистической. Норма составляет совокупность правил и традиций в разных областях языка. Она постоянно изменяется в результате развития самого языка, но при этом достаточно консервативна для сохранения общепризнанных представлений о «речевом идеале». Нарушения нормы литературного языка расцениваются как ошибки, стремление избегать которых и составляет норматив высокого уровня культуры речи. Государства всех стран мира придает требованиям языковой нормы юридическую силу. На материале норм литературного языка строятся вся документация, образовательные программы и методические системы по предупреждению и исправлению ошибок (см. 39, с. 122).

Языковая норма установлена на следующих уровнях языка:

- произносительном: в области фонетики, орфоэпии, ударений, где она усваивается в основном практически, с небольшим объемом теории; в области смысловых интонаций норма не очень строга, а в области эмоциональных интонаций, темпа речи, тембра голоса об обязательной норме обычно не говорят вовсе, но все же отмечают в общей оценке речи успехи или недостатки;

- лексическом: в выборе слов при стремлении к точности отображения их значений, причем этот выбор наиболее ценен, но в норме нет достаточно четких критериев отбора, и оценки требования к выбору слов не строги;

- грамматическом и синтаксическом, где при написании слов правила очень строги;

И, напротив, на морфемном и словообразовательном уровне норма как требование культуры вообще не разработана, то есть никаких формальных ограничений для появления новых слов нет. Особую роль здесь играет языковое чутье, позволяющее выработать автоматизм использования языка на всех уровнях – от фонетики до стилистики (39, с. 124).

М. Львов подчеркивает, что в основе культурно-речевого выбора, как правило, лежит синонимика (лексическая, фразеологическая и грамматическая). Ведь одна и та же мысль может быть выражена различными вариантами слов, предложений и фраз, их расположения и замещения. Поэтому важнейшей исследовательской и практической задачей остается определение и конкретизация объективных языковых норм в произношении, лексике, грамматике. В этих нормах отображены традиции использования языка в данном типе общества, возможность их фиксации и закрепления в литературном языке, а также обновления и развития в авторских версиях дискурса художественной литературы. Норма соотносится с возможностью функционирования языка в речевой практике в диапазоне от «охранительной» до инновационной тенденций. Рекомендуемые нормы, хотя и не носят правовой характер, приобретают в рамках указанных тенденций силу закона не только в образовательной системе, но и в государственных учреждениях при аттестации служащих. Норма литературного языка всегда осознанно и целенаправленно культивируется в обществе, но включает в себя кодифицированный и разговорный варианты. Они рассматриваются как равноправные, и нормативно одобренный вариант не противопоставляется диалектам. Поэтому умение владеть и тем, и другим вариантом существенно расширяет языковые возможности и лингвистическую компетенцию субъекта речи.

Вопросы культуры речи, понимаемой как следование нормам, привлекают всеобщее внимание и вызывают дискуссии не только специалистов, но и различных кругов общества. «Так, в первой половине XIX века были споры вокруг попыток запретить употребление иностранных слов и замены их русскими, далеко не всегда удачными («мокроступы», «колоземица» и пр.). Революции 1917 года привели к тому, что в художественную литературу хлынул поток диалектизмов: пример – первая редакция «Тихого Дона» М.А. Шолохова. В начале 90-х гг. ХХ века в прессу хлынул поток просторечия, жаргонов и даже прямой нецензурщины» (39, с. 117).

При этом нужно учитывать, что борьба за стабильность, чистоту и строгость в пользовании языком не должна приобретать самодостаточный характер. Ведь сведение культуры речи только к нормативности языка не учитывает более широкой перспективы варьирования нормы и ее обновления. Поэтому теория речевой коммуникации должна ориентироваться на максимально широкий охват всех аспектов языковой практики: мысленную организацию и содержательное наполнение речи, ее композиционное построение, владение механизмами речи и языковой нормой, учет коммуникативной целесообразности и специфики поведения адресата. Что касается критериев правильности речи, то здесь в качестве основных наиболее предпочтительны содержательность, логичность, композиционное построение, произнесение (для устного выступления) и выразительность высказываний.

Содержательность речи. Всякая речь, претендующая хотя бы на минимум понимания аудиторией, должна нести в себе некоторый смысл. Если он не будет четко обозначен самим говорящим или пишущим, то тогда неизбежны произвольные толкования со стороны его адресата, который будет соотносить высказанное с собственными критериями. Поэтому для достижения взаимопонимания публики и оратора ориентирами должны служить такие универсальные критерии, как истинность, правильность, новизна, актуальность и полезность текста. Тогда будут выполняться традиционные требования (выдвигаемые еще античными ораторами Сократом, Аристотелем, Сенекой), связанные с тем, чтобы речь своим содержанием, идеями, фактами несла людям добро и справедливость.

Содержательный компонент речи должен прежде всего оцениваться по результату высказывания – обогащает ли слушателей речь говорящего? Стимулирует духовное развитие за счет новых идей и знаний или ободряет слушателя, воодушевляет его и призывает к совершению действия? Поэтому так важен отбор материала речи, установка говорящего на достижение конкретной цели. Своим содержанием речь должна связываться с жизнью общества, развитием личности, она не может существовать вне этих связей и быть замкнута в самой себе. Ориентиром при ее создании может выступать вся совокупность представлений о том, какова должна быть «идеальная речь» в данной конкретной исторической и социокультурной ситуации – так называемый «идеал красноречия». Вот что в связи с этим отмечает А.К. Михальская: «Хорошая современная речь – это речь умная. Но это также речь не просто умная, но устремленная к истине и прекрасная своей стройной структурой и логикой, своей упорядоченностью. Кроме того, это речь не нейтральная по отношению к нравственности, т.е. добрая и правдивая. Можно думать, что современный отечественный идеал красноречия сохраняет черты, определявшие его с древности, и по-прежнему строится на триединой гармонии истины, красоты и добра» (42, с. 9-10).

Однако положительному идеалу истины и гуманности с древних времен и до сих пор в прагматическом варианте противостоит софистическое понимание допустимого в речи – средствами красноречия подчинять себе и своим интересам других людей. Отсюда часто встречающаяся изощренная речь, не исключающая софизмов; речь-самореклама; эффектная, блистающая парадоксами и остроумием, но малосодержательная речь и пр. В итоге, как вполне справедливо подчеркивает М. Львов, содержание речи и средства его выражения практически всегда составляют предмет противоречий и спора, борьбы на концептуальном уровне, что также составляет элемент культуры речи.

Логичность речи предстает в качестве ее формальной основы. Логика как наука о правильном построении мысли предъявляет к хорошей речи несколько собственных требований: способность определенно (т.е. ясно и недвусмысленно) изложить содержание основных идей; непротиворечивость в рассуждении; последовательность перехода от одной мысли к другой; доказанное (т.е. опирающееся на аргументы) изложение материала. «Определив предмет своего будущего выступления, его главную проблему, оратор должен сформулировать тему речи. Главные требования здесь таковы: соответствие содержанию, ясность, выразительность, лаконичность» (41, с. 19).

Для обеспечения последовательности и непротиворечивости выступления необходимо тщательно продумать план речи, оформить ее композицию. План должен отражать общую структуру выступления: это заранее продуманное развитие темы, логика перехода от одного вопроса к другому, содержательная схема речи. Главное требование – логичность плана, в основе которой лежит операция деления понятия.

Прежде всего, «деление понятия должно быть соразмерным: содержание всех пунктов плана должно совпадать с содержанием, отраженным в формулировке темы. Деление необходимо производить по одному основанию, чтобы взаимосвязанные пункты плана обеспечивали раскрытие вопроса в соответствии с точно определенными целями. Деление также должно быть непрерывным, т.е. нельзя допускать скачков в рассуждении, переходить от более общих пунктов плана сразу к самым мелким подпунктам, минуя промежуточные» (41, с. 21).

Затем должны быть соблюдены основные законы формальной логики:

1) закон тождества – в процессе рассуждения всякое понятие должно оставаться тождественным самому себе и не подменяться другим; нарушение закона тождества – самая частая логическая ошибка;

2) закон достаточного основания – всякая истинная мысль должна быть обоснованной и доказанной;

3) закон противоречия – два противоположных суждения не могут быть истинными в одном и том же высказывании;

4) закон исключенного третьего – во всяком суждении возможен выбор только одной из двух взаимоисключающих альтернатив (это относится к двузначной логике, применяемой в сфере повседневности).

Нарушения указанных законов приводят к типичным логическим ошибкам, среди которых наиболее часто встречаются софизмы, о которых уже шла речь, а также не которые другие:

- нарушения логической последовательности в тексте (те из них, которые не оправданы в композиционных целях для достижения эффекта новизны);

- неоправданные повторы одного и того же тезиса (двукратные или многократные);

- подмена понятий и суждений, что в рамках единого текста может приводить к появлению двух смысловых параллелей;

- пропуск важных смысловых звеньев в ходе рассуждений, доказательств и описаний;

- «довод к человеку или к публике»: вместо доказательств говорящий обращает внимание на личные качества своего оппонента;

- необоснованные тезисы, т.е. возможная ложность исходного тезиса, на котором строятся все рассуждения;

- «порочный круг», когда тезис обосновывается аргументами, которые сами вытекают из этого же тезиса;

- поспешное обобщение – вывод сделан слишком рано при недостаточном количестве аргументов;

- «после этого – значит, по причине этого»: ошибка, приводящая к выявлению ложных причин (см. 39, с. 120).

Кроме того, чрезмерное подчеркивание логики и аргументации может оказаться неуместным в ситуации дружеской непринужденной беседы, что также приводит к нарушению культуры речи.

Композиционное построение речи. Если есть возможность, автор речи старается тщательно продумать оформление своих высказываний – начало речи, последовательность утверждений в основной части, структуру концовки. Вопросы композиции наиболее тщательно прорабатываются в литературных произведениях, а в литературоведении сложилось традиционное представление о структуре произведения: пролог, экспозиция, завязка, развитие действия, кульминация, развязка, эпилог. Основные элементы могут дополняться отступлениями от сюжетной линии, ее усложнением до появления «текста в тексте», пейзажными зарисовками, лирическими эпизодами и т.п. Выделяются различные варианты композиции для разных речевых жанров: рассказа, анекдота, научного доказательства, делового письма и пр. (см. 39, с. 120).

В отличие от плана, представляющего собой содержательную структуру речи (что из чего вытекает), композиция выступления – это его организационная структура (что в какой последовательности излагается). В ней отражается соотношение частей выступления по их цели, стилистическим особенностям, по объему, сочетанию рациональных и эмоциональных моментов. В классической модели элементы композиции составляют: 1) вступление; 2) определение темы или проблемы; 3) изложение; 4) подтверждение (обоснование); 5) опровержение; 6) заключение. И с точки зрения логики, и особенно с позиций психологии восприятия очень важными являются первый и последний элементы, т.е. начало и конец речи.

Главная задача вступления – расположить слушателей к себе, настроить их на восприятие речи. Основные приемы, которые здесь используются: обращение, апелляция к интересам аудитории, к известным событиям, к речи предыдущего оратора, к известным источникам информации или авторитетам, а также вопросы к аудитории, юмористические замечания и др. Главные требования к вступлению: 1) оно должно быть предметом особого внимания оратора, поскольку, как писал известный теоретик красноречия П. Сопер, «привести предмет в движение труднее, чем поддерживать само движение» (55, с. 212); 2) следует избегать как банального, так и излишне экстравагантного вступления; 3) необходимо стремиться к максимальной лаконичности вводной части речи; 4) опытные ораторы готовят вступление в последнюю очередь, когда вся речь уже подготовлена.

«Различают три основных вида вступлений: простое (когда оратор практически сразу приступает к изложению темы, ограничившись лишь приветствием или обращением); косвенное (когда оригинальный и развернутый зачин подготавливает слушателей к восприятию сложного предмета речи, помогает овладеть вниманием аудитории, в некоторых случаях – преодолеть ее нежелание слушать); внезапное (применяется редко; суть его состоит в резко эмоциональном начале; примером может служить знаменитая речь Цицерона против Катилины)» (41, с. 22).

Главная часть речи, т.е. развертывание темы, обычно включает в себя изложение, аргументацию и опровержение. Здесь реализуются главные целевые установки оратора: сообщить некую информацию, изложить свою точку зрения и доказать ее (если необходимо – опровергнуть точку зрения оппонента), убедить аудиторию, побудить ее к конкретным действиям. Для достижения этих целей оратор должен владеть теорией аргументации, знать основные требования логики к тезису, аргументам, демонстрации, а также опираться на законы психологии восприятия живой речи. Основные требования Н. Михайличенко формулирует следующим образом: 1) как можно раньше и точнее сформулировать тезис – главную мысль всей речи, доказательству которой подчинено все выступление. Зачастую тезис формулируется во введении, завершая его и одновременно открывая основную часть речи. Тезис должен оставаться неизменным в процессе всего доказательства; 2) приводить лишь те факты, которые имеют непосредственное отношение к теме и доказываемому тезису; 3) при выборе аргументов заботиться не столько об их количестве, сколько о качестве; 4) аргументы должны быть истинными и достаточными для доказательства тезиса; их истинность должна быть доказана независимо от тезиса; 5) не подменять аргументы своим мнением; 6) избегать нисходящего порядка расположения аргументов (от сильного к слабому), придерживаться так называемого «гомерова порядка», обеспечивающего наибольшую убедительность речи; 7) при выборе основного метода демонстрации (дедуктивный, индуктивный, аналогия) учитывать не только специфику темы и характер фактического материала, но и особенности конкретной аудитории, к которой обращена речь; 8) помнить, что аксиомы усваиваются хуже теорем.

«В большинстве речевых и риторических жанров (политическом, академическом, деловом, судебном красноречии) главную роль играют рациональные аргументы (теоретические положения, статистические данные, события, даты и др.). Но это не означает отказа от эмоциональной аргументации, которая при умелом использовании может только усилить действенность логических доводов. Баланс между этими двумя видами аргументов, так же, как их расположение, часто зависит от вида и жанра выступления, характера аудитории, типа мышления и речи оратора» (41, с. 24).

Аргументация может быть односторонней и двусторонней, и чем выше уровень подготовленности аудитории, чем она образованней и критичнее, тем желательнее использование в речи как собственных аргументов, так и мнений противоположной стороны. Если мнения оратора и слушателей в основном совпадают, можно ограничиться односторонней аргументацией. Если они расходятся и имеется вероятность столкновения в будущем с контрдоводами, предпочтительней становится двусторонняя аргументация.

Заключение речи, как уже отмечалось, предназначено для закрепления впечатления от сказанного и лучшего усвоения главной мысли выступления. Для этого необходимо иметь в виду следующее: 1) заключение важнее начала; оно должно подытоживать аргументацию и одновременно нести сильный эмоциональный заряд, склоняя слушателей к определенному убеждению и конкретному действию; 2) оно требует точности изложения и разнообразия в стиле; 3) следует избегать традиционных приемов, ставших речевыми штампами, устаревших лозунгов и т.д.; 4) итог речи должен логически вытекать из всего сказанного, но при этом быть неожиданным, ярким, энергичным; 5) концовка выступления должна создать соответствующее настроение (41, с. 24). Заканчивать речь на отрицательных эмоциях не стоит. Последние фразы должны обеспечить положительный эмоциональный фон, что способствует лучшему восприятию речи.

Таким образом, в центре композиции находится тезис, с которым связаны начало и конец речи, к которому относятся все приводимые аргументы. Тезис, по выражению М.М. Сперанского, это «царствующая мысль», к которой «должно все относиться. Каждое понятие, каждое слово, каждая буква должны идти к сему концу, иначе они будут введены без причины, они будут излишни, а все излишнее несносно» (47, с. 90-91).

Произнесение речи. Свободная, безупречная артикуляция звуков, владение речевым дыханием и голосом, виртуозное использование тембра и тона – результат развитого речевого мастерства и несомненные требования культуры речи. К ним можно добавить продолжительность дыхания, позволяющую на одном выдохе произнести до 30 слов, хорошо разработанные модуляции голоса, направленный слух, гибкую систему интонаций – смысловых и эмоциональных (см. 39, с. 122).

Нельзя забывать и о механизмах мимики, жестов, осанки во время речи. Излишнее, напускное оживление в момент речи не есть признак ее культуры. Зато сдержанная ирония, остроумие, живость реакций, восхищение, теплота, уместная жестикуляция в нужный момент безусловно обогащают речь (примером здесь могут служить блистательные примеры конферанса в исполнении Ивана Урганта). Отработка механизмов речи и умения работать с аудиторией требуют длительной тренировки, но результаты оправдывают себя.

Выбор языковых средств. В памяти человека всегда содержится чрезвычайно много знаковых единиц языка – лексических, грамматических, риторических. Они усваиваются в процессе обучения, воспитания и образования в течение всей жизни человека, но активно используется лишь небольшая их часть. Остальное составляет так называемый «пассивный словарь», включающий в себя те слова и фразы, которые знакомы их носителю, но не были востребованы им и не употреблялись в речи. Сказанное относится и к оттенкам значений – коннотациям. Нетрудно заметить, что коэффициент полезного действия этого разговорного запаса невысок. Активная лексика современного человека составляет менее 10 тыс. слов (КПД 12-15%). Разумеется, более интеллектуально подготовленные люди показывают более высокие результаты (напомним, что словарь произведений А.С. Пушкина составлял около 23 тыс. русских слов).

С точки зрения культуры речи, соотношение активного и пассивного словаря личности – это важнейший измеритель качества речевой подготовки. Культура речи предполагает регулярное воспроизведение хотя бы половины словарного запаса с учетом многозначности, фразеологии, переносных значений и пр. При этом возможность выбора слова должна быть весьма велика, вариативность должна обеспечивать замену синонимов в зависимости от ситуации при соблюдении достаточной скорости, уместности и критичности (см. 39, с. 123).

Выразительность тоже, как правило, называется в числе требований культуры речи. Но под выразительностью можно понимать весьма разные аспекты речевой практики – экспрессию и эмоциональность речи, ее образность и насыщенность риторическими фигурами, разнообразие значений и их дополнительных оттенков. М. Львов подчеркивает, что выразительность всегда находится выше нормы, больше минимально необходимых умений – это шаг к мастерству и искусству речи. К числу средств выразительности устной речи относят голосовые приемы (громкость, темп речи, тембр голоса), паузы – смысловые и психологические, фразовые ударения и интонации. В целях выразительности устное выступление может сопровождаться мимикой, жестами, телодвижениями, актерской игрой.

И в устной, и в письменной речи используются средства выразительности поэтики, стилистики, риторики: фигуры – периоды, антитезы, параллелизмы, риторические вопросы, обращения, повторы, градация; тропы – сравнение, перифраз, метафора, метонимия, синекдоха, эпитет, гипербола, аллегория и пр., а также афоризмы, пословицы, аллюзии, парадоксы. Все указанные средства не выходят за рамки литературной нормы (см. 39, с. 126).

Но высший уровень выразительности – новаторство в области стиля, художественный эксперимент мастера слова, которому становится тесно в рамках нормы. В поисках новых средств выразительности могут использоваться диалекты, жаргоны, просторечие; архаизмы, славянизмы, иноязычная речь; стилизация; окказионализмы, примитивизмы и собственное словотворчество – создание новых слов и неологизмов. Например: «Как ныне сбирается вещий Олег» – стилизация и архаизм; разговоры по-французски как иноязычные эпизоды в романах Л. Толстого; «будетлянство» и «мыслезем» – неологизмы В. Хлебникова и многое другое (см. 39, с. 126).

В целом культура речи гораздо шире нормы, которая наиболее важна в ситуациях сохранения языковой традиции и поддержания успешной вербальной коммуникации.

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Page 4

Творческая реализация плана общения допускает различные способы его осуществления. Они могут комбинироваться в зависимости от ситуации либо один из них используется как ведущий (наиболее эффективный), а другие привлекаются по мере необходимости. Если речевую стратегию понимать как совокупность речевых действий (ходов), направленных на решение общей коммуникативной задачи говорящего («глобального намерения», по ван Дейку), то речевой тактикой следует считать одно или несколько действий, которые способствуют реализации данной стратегии (23, с. 109-10). Каждое высказывание – это коммуникативный ход, который может рассматриваться как прием, выступающий в качестве инструмента реализации той или иной речевой тактики. Стратегический замысел определяет выбор средств и приемов его реализации, следовательно, речевая стратегия и тактика связаны как род и вид (см. 7). При этом нужно обратить внимание на динамический характер речевой тактики, обеспечивающей гибкость стратегии и оперативное реагирование на ситуацию.

Е.В. Клюев, обосновывая введение понятия коммуникативной стратегии, указывает на необходимость обращения и к другим понятиям – коммуникативная цель, коммуникативное намерение, коммуникативная задача, коммуникативная интенция, коммуникативная тактика, коммуникативная перспектива, коммуникативная компетенция и коммуникативный опыт. Под коммуникативной стратегией он понимает совокупность запланированных говорящим заранее и реализуемых в ходе коммуникативного акта теоретических ходов (которые мы вполне можем также отнести к коммуникативным), направленных на достижение коммуникативной цели. Представление о способе объединения этих ходов в единое целое (стратегию) называется коммуникативной интенцией, которая и есть движущая сила коммуникативной стратегии. Интенция принадлежит индивиду и в этом смысле отличается от внеличностных конвенций – правил поведения в регламентированных обществом речевых ситуациях (см. 27, с. 18-19).

Коммуникативная цель – стратегический результат, на который направлен коммуникативный акт (ход). Он может обсуждаться как на вербальном уровне (например, взять на себя обещание, отказаться, обидеться и т.п.), так и на уровне физических действий (уйти на войну, приступить к работе, подать на развод и т.п.). Если в ходе коммуникации действительно могут быть созданы условия для достижения соответствующих результатов во внеязыковой действительности (т.е. я возьму (беру) на себя обещание, я отказываюсь, я обижаюсь и пр.), можно считать, что коммуникативный акт имеет не только цель, но и коммуникативную перспективу, рассматриваемую как возможность вызвать желаемые последствия в реальности. Коммуникативная компетенция есть рабочий набор коммуникативных стратегий, присущих индивиду или группе индивидов.

Коммуникативная тактика рассматривается Е. Клюевым в качестве совокупности практических ходов в реальном процессе речевого взаимодействия, т.е. коммуникативная тактика в отличие от стратегии, прежде всего соотнесена не с коммуникативной целью, а с набором коммуникативных намерений. Последнее, в свою очередь, трактуется в качестве тактического хода, являющегося практическим средством достижения соответствующей коммуникативной цели. Вся совокупность таких средств в реальном процессе речевого взаимодействия создает коммуникативную тактику. Коммуникативный опыт понимается как совокупность представлений об успешных и неуспешных коммуникативных тактиках, ведущих или не ведущих к реализации соответствующих коммуникативных стратегий (см. 27, с. 19-20).

Несколько изменив предложенную Клюевым схему, можно дать следующее ее рабочее описание: используя коммуникативную компетенцию, говорящий ставит перед собой коммуникативную цель (определяя или не определяя коммуникативную перспективу) и, следуя определенной коммуникативной интенции, вырабатывает коммуникативную стратегию, которая преобразуется (или не преобразуется) в коммуникативную тактику как совокупность коммуникативных намерений (коммуникативных задач) и соответствующих ходов (актов), пополняя коммуникативный опыт говорящего.

Исследователи речевого поведения считают, что наиболее типичной является стратегия речевого поведения, цель которого – добиться, чтобы партнер действовал в соответствии с желанием говорящего. Большая часть подобных действий может быть классифицирована как прямые или косвенные просьбы (см. 59). Это типы речевых действий, диапазон которых простирается от прямых просьб до замечаний «как бы между прочим», которые благодаря расширенному контексту также могут интерпретироваться как просьбы. Вариации в пределах этого диапазона включают косвенные просьбы, подготовительные речевые действия (предпросьбы), намеки, подсказки, ретроспективные просьбы и т.п.

О.С. Иссерс указывает некоторые типы просьб, которые имеют достаточно устойчивые языковые маркеры. Например, «косвенные просьбы обычно осуществляются в форме вопроса о наличии или возможностях («Не могли бы Вы помочь мне?», «У тебя есть ручка?») либо утверждения («Мне нужна ручка», «Интересно, есть ли здесь бумага…»). Другие типы просьб – например, намеки – допускают самые различные вариации речевого «исполнения» (23, с. 111). В целом речевой акт просьбы интерпретируется как комплекс из пяти элементов, последовательность которых строго закреплена: 1) начало разговора; 2) обращение; 3) просьба о просьбе; 4) мотивировка; 5) собственно просьба. В. Карасик отмечает, что компоненты речевого акта/хода неравноценны: ядро составляет «собственно просьба», начало разговора и обращение – фатическая коммуникация, просьба о просьбе и мотивировка – дополнительные компоненты (см. 24).

Речевая тактика может включать в себя как одно, так и несколько высказываний, говорящий может контролировать успех/неудачу конкретного речевого акта на отдельных этапах диалога и корректировать свои речевые действия с учетом ситуации. При этом следует иметь в виду, что спецификой речевых стратегий вообще и речевых тактик в частности является комплексность использования языковых средств для достижения коммуникативной цели. Сама последовательность речевых актов может быть тактически мотивирована. Функциональная роль каждого речевого хода в рамках общей стратегии определяется относительно предыдущего и предполагаемого ходов. И эта роль «локально контролирует детали прагматической, семантической, синтаксической и стилистической репрезентации» (13, с. 275).

Кроме того, необходимо учитывать возможности организации обмена репликами и тактиками между участниками общения, причем таким образом, чтобы не возникало смысловых разрывов, ненужных пауз и пересечений. Такой результат достигается за счет наличия в структуре диалога особых «узловых точек» – transition relevance place (TRP), т.е. мест, в которых становится возможен не только переход реплики к другому участнику, но и соответствующая смена тактики. Имплицитно понимаемые участниками правила взаимодействия (обмен репликами и их стремящийся к завершению характер) приводят к тому, что участники неявно знают или догадываются о наличии в разговоре промежутков, в которых возможно перераспределение ролей говорящего и слушающего (см. 60).

В качестве иллюстрации применения речевой стратегии и тактики Оксана Иссерс приводит фрагмент из романа Ильфа и Петрова «Двенадцать стульев», где описывается первая встреча Остапа Бендера с Ипполитом Матвеевичем Воробьяниновым (см. 23, с. 118-120). Пунктиром отмечены этапы диалога, на стыке которых в «узловых точках» происходит смена тактики.

О. Иссерс отмечает, что коммуникативные ходы в данном диалоге отличаются значительным разнообразием. Есть достаточно традиционные – их названия закреплены в номенклатуре речевых актов: похвала, предупреждение, просьба, отказ и т.п., но есть и такие, которые не могут быть сопоставлены ни с одним речевым актом. Так, например, рассказ о прецеденте выполняет функцию косвенного обвинения и одновременно угрозы-предупреждения. «Подсказка» сигнализирует об общности определенных элементов модели мира и формирует представления о собеседнике как о «своем человеке». Рассказ о сестре из Парижа (как прием отвлечения внимания) используется для снятия эмоционального напряжения. Из этого можно сделать вывод, что характеристика коммуникативного хода определяется, исходя из его функциональной нагрузки в решении тактической и стратегической задач (см. 23, с. 125).

Если проанализировать последовательность смены коммуникативных тактик и ходов в диалоге Остапа Бендера (О.Б.) и Ипполита Матвеевича (И.М.), то становится ясно, что они связаны со сменой ролей в процессе обмена репликами. Это позволяет успешно варьировать самые разные формы речевых актов в данном диалоге. Обобщая все указанные реплики между персонажами, О. Иссерс выделяет здесь несколько основных видов тактик независимо от последовательности их реализации. Это, прежде всего, установление и поддержание контакта, «эмоциональная настройка», «моделирование общих пресуппозиций», статусно-ролевые («игра на повышение/понижение») и диалоговые тактики, позволяющие осуществить контроль над темой, инициативой, пониманием, а также традиционные обвинение и упрек, угроза, оправдание (см. 23, с. 127).

Так, вначале следует представление О.Б., отказ от представления со стороны И.М., частичное согласие О.Б. и выражение намерения уйти – попытка И.М. уклониться от контакта. Вторая тактика реализуется О.Б. в виде отвлечения внимания И.М. от нежелательной темы и похвала. Третья включает в себя «подсказку» (О.Б.), ответ на имплицитный вопрос (И.М.), вопрос-утверждение (О.Б.), просьбу как ход (И.М.) и «метаописание» ситуации (О.Б.). Следующий шаг можно оценить как предположение об известности партнеру имени говорящего (О.Б.) и просьба как ход со стороны И.М. В диалоговые тактики включаются «имитация болтовни» (О.Б.), указание на непонимание выбора темы или общее непонимание (И.М.), обещание разъяснений (О.Б., И.М.), уклончивый ответ (И.М.), уточнение (О.Б.). Обвинение как тактика включает в себя рассказ о прецеденте со стороны О.Б. и отклонение им утверждения в искренности партнера. Угроза, конечно, следует со стороны О.Б. – предупреждение о последствиях и обещание разъяснений. В ответ, естественно, слышится оправдание со стороны И.М. – убеждение партнера в своей искренности и отклонение обвинений.

Таким образом, на каждом этапе данного диалога, как отмечает О. Иссерс, происходит смена тактики, причем «на первом и втором этапах используются тактики кооперативного типа, а на последующих – тактики конфронтации (в конечном счете именно они и обеспечили успех стратегической линии О.Б.)» (23, с. 124).

При обмене репликами в ходе реализации той или иной речевой стратегии необходимо учитывать наличие помех в общении – «коммуникационных барьеров». Четкой типологии коммуникационных помех не существует, однако можно выделить несколько видов барьеров, препятствующих продуктивному осуществлению коммуникации:

· социокультурные (воспитание, образование, развитие в сложившемся социальном порядке и культурных традициях);

· политические (различия в политических взглядах);

· ментальные (различия в мировоззрении и установках на взаимодействие);

· ситуационные (непреодолимые обстоятельства в виде места и времени взаимодействия);

· поведенческие (следствие незнания и невыполнения этикетных правил, когда действия одного из участников неприемлемы для другого);

· пресуппозиционные (различия в информированности, в объемах предварительно усвоенной информации, которой владели коммуниканты);

· текстовые (включают все вербализованные помехи, которые требуют семантизации слова, формируют амбивалентные синтаксические конструкции, усложненный язык и пр.).

Необходимо предусмотреть и фактор «шума» – помехи при выступлении, количество слушателей, плохое знание языка и культурного контекста и т.п. Например, слушатель может не уловить иронии, когда говорящий упоминает имя «Ипполит Матвеевич». Говорящий должен прибегать к аллюзии лишь тогда, когда уверен, что собеседник поймет его намек и прием сработает.

Преодоление барьеров в коммуникации основано на умении и готовности слушать собеседника. Однако это правило не срабатывает, если при общении возникает стремление обмануть другого. Тогда возникает и намеренно используется обман – ложная информация, приносящая прибыль (корысть) одному из участников взаимодействия. Это умышленный акт, преследующий цель ввести в заблуждение. Причины лжи: 1) защита от чувства неловкости; 2) получение преимущества в реальной ситуации; 3) представление себя в выгодном свете; 5) сохранение существующего положения. Детекция лжи вполне осуществима за счет умения распознать интонацию, микровыражения лица, жесты, длительные паузы, движения рук.

Однако Х. Вайнрих в своей работе «Лингвистика лжи» указывает и на собственно языковые проблемы, связанные с точностью донесения и понимания информации (см. 5). Прежде всего, они фиксируются в семантике используемых слов и выражений. Ведь естественный язык предоставляет в наше распоряжение лингвистические средства, наделенные многозначностью и целиком зависящие от контекста (ситуации) их употребления. В этом плане «идеальным языком» можно считать лишь формализованный язык логики и математики, исключающий всякую двусмысленность и предполагающий четкое соотнесение знака с его значением. И не должно ли в таком случае действовать требование точности понятия от каждого произносимого нами слова?

Тем не менее, Х. Вайнрих считает, что «естественные языки не должны стыдиться своей природы. В них не меньше истины, чем в языке логики или математики. Это сразу видно, если мерить языки их собственной меркой, а не заимствованной у специальных языков других наук. Слова не изменяют мыслей хотя бы только потому, что мы говорим совсем не изолированными словами, а предложениями или текстами. Таким образом, если слова должны быть сопоставлены с понятиями, то необходимо потребовать, чтобы они сравнивались в адекватных условиях, а именно в тексте» (5, с. 56). Тем самым требование истинности всегда должно рассматриваться и выполняться в четко фиксируемых условиях конкретной речевой ситуации и с учетом изменений, происходящих в развитии данного диалога при смене используемых в нем коммуникативных тактик и стратегий.

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Page 5

Прежде чем обратиться к рассмотрению речевого этикета, необходимо понять, что представляет собой собственно этикет. Этикет – система правил публичного поведения, принятых в данном обществе в данное время с целью осуществления контакта между собеседниками и его поддержания в ритуальной форме и нейтральной либо позитивной эмоциональной тональности. Речевой этикет – это система устойчивых форм общения, принятых в соответствии с социальными ролями коммуникантов. Этикет – внешняя форма общения, его формальная сторона, но он связан с этикой и отражает нравственные нормы в отношениях между людьми. Важной характеристикой этикета является то обстоятельство, что он всегда привязан к конкретной речевой ситуации (что уместно в одном случае, недопустимо в другом).

Этикет (и собственно его речевое оформление) имеет четко выраженный национально-культурный характер. Различия могут быть весьма существенны, но практически везде подчеркивается, что в речевой коммуникации нельзя экономить на словах вежливости, подчеркивая свое уважение к собеседнику. Необходима уместность речи как соответствие этических требований и речевой ситуации.

М.Р. Львов отмечает, что области употребления этикетных норм в речи весьма разнообразны: это приветствие, прощание, извинение, просьба, благодарность и т.п. Система этикетных правил изменчива и с высокой точностью отражает историческое время и социальную востребованность их применения. Эти правила всегда ситуативны, привязаны к официальной и неофициальной обстановкам, отражают очень тонкие различия в выборе того или иного регистра общения. Например: «Здравствуйте!», «Приветствую Вас!», «Здорово!», «Привет!», «Как дела?» и пр. Различия выражаются в обращении на «ты» или на «Вы», в деревне или в городе, среди знакомых или незнакомых, равных по возрасту или нет и т.д.

Этикетные нормы близки к фразеологическим единицам, это устойчивые речевые жанры и чаще всего их не следует понимать буквально: приветствие «Как дела?» – калька выражения из англо-американского этикета. Она не содержит требования развернутого ответа, так же как и слово «Здравствуй!» не следует воспринимать как приказ быть здоровым. В то же время речевой этикет служит средством стилистической дифференциации речи: «Прошу прощения!» всегда звучит более формально, чем дружеское «Извини!» (39, с. 145).

Речевые этикетные формы не вносят в коммуникативный акт новой содержательной информации, так как играют совсем иную – контактоустанавливающую роль: если вошедший говорит «Здравствуйте, господа!» или «Привет, братва!», то тем самым он представляется в соответствии со своим социальным статусом (искренне или нет, как правило, выясняется позднее). В то же время приветствие ориентировано на адресата. Этикетные формы выражают отношение к нему, внимание или просто вежливость, такт в общении. Они отражают культурные традиции, нормы взаимного уважения в обращении к другим: поздравления с праздниками, важными событиями в жизни близкого человека или просто знакомого, приглашения на свадьбу или просто в гости. «Функция привлечения внимания потенциального собеседника также не чужда речевому этикету, как и функция завершения общения» (39, с. 145).

Речевой этикет достаточно универсален – он используется в различных языках и нередко переводится в виде «кальки» (нем. «auf Wiedersehen» – до свидания), однако большая часть этикетных форм традиционна и имеет национальные корни: спасибо – спаси Бог, благодарю – благо дарю, сударь и сударыня. Во фразеологических словарях этикет отражен лишь отдельными примерами: Бог в помощь, благодарю покорно, на доброе здоровье, которые отмечены как устаревшие.

Этикет в поведении людей и их речи подчинен историческому процессу и довольно быстро меняется, так что те формы вежливости, которые были привычны не только двести, но и двадцать лет назад, сегодня уже безнадежно устарели. Как точно подметил М. Львов, по этикетным выражениям нетрудно распознать возраст говорящего, его уровень образования, социальную принадлежность, а иногда и профессию. Особые этикетные формы приняты в среде военнослужащих, в школе между учителями и учащимися; речевой этикет, принятый в молодежной среде, не употребляется среди пожилых. Обращения, уместные в интимной переписке, не подходят к стилю деловых бумаг. Для свободного и корректного общения человек должен обладать тонким знанием этикета, даже его чутьем. Такого уровня трудно достичь в чужой стране, и многие иностранцы оказываются в крайне неловком положении по этой причине (см. 39, с. 146).

За последние двадцать лет усложнилось обращение в бытовых и официальных условиях, поскольку смешались целые пласты речевой культуры из разных эпох – досоветской, советской и постсоветской. В итоге в одной и той же ситуации могут встречаться столь разные обращения, как «господин», «товарищ», «коллега» и даже «сударь». А благодарность «мерси», принятая в интеллигентных семьях в ХIХ веке, теперь встречается редко и обычно в форме шутки. Речевой этикет включает и невербальные средства – жесты, мимику и особенно интонации: звучание голоса и выражение глаз способны выдать фальшь и натяжку в этикетных ситуациях.

М. Львов считает, что необходимо рассматривать не менее десяти важнейших ситуаций, имеющих собственный набор этикетных фраз и оборотов речи. Это обращение, приветствие, прощание, знакомство, извинение, просьба, благодарность, поздравление, пожелание, приглашение.

Обращение – форма привлечения внимания при установлении контакта с одним или многими людьми, со знакомыми или незнакомыми, в официальной или дружеской обстановке, с разными степенями близости. Если известен социальный статус собеседника, он может упоминаться именно в обращении и использоваться для начала разговора – «Ваша честь», «Ваша светлость», «Ваше преосвященство», хотя большинство таких обращений уже считается устаревшими: «Ты ли это, пресвятой отче Сергий?» (Н. Лесков).

Приветствие – выражение своего расположения к собеседнику при встрече в самых разнообразных ситуациях. Пожелание здоровья – самый частый вид приветствия на разных языках. Например, «Здравствуйте!» в русском языке, а неформальное «салют!» – это тоже «здоровье» (в испанском варианте). Как правило, к приветствию добавляются формы проявления заинтересованности в собеседнике – «Как поживаешь?» и «Рад Вас видеть!». Эмоциональные проявления могут выражаться в виде жестов – рукопожатий, объятий, поцелуев.

Прощание – завершение общения, представленное в дружеской и официальной форме, повседневное и надолго, с напутствиями или без них и пр. Спектр используемых клише весьма разнообразен – от официального «До свидания!» и «Всего доброго!» до неформальных «Пока!» и «Чао!»

Знакомство – приветствие с представлением, когда дается некоторая первичная информация о себе, достаточная для проведения диалога. Как правило, это имя и вид деятельности (должность). Например: «Добрый день! Меня зовут Алексей Петрович Сикорский, я коммерческий директор предприятия «Светозар» и буду рад предложить Вам наши услуги». Или при дружеской встрече: «Привет! Знакомьтесь, это Виктор, он приехал ко мне в гости из Минска».

Благодарность – выражение своей признательности собеседнику за что-либо. Как правило, предполагает искренность выражения («Спасибо!», «Благодарю Вас!» «Премного обязан»), в противном случае воспринимается как отговорка. Обычно подразумевает ответную реакцию: «Пожалуйста», «Не стоит благодарности», «И Вам спасибо!».

Поздравление – проявление своей заинтересованности, внимания к собеседнику в связи с каким-то важным для него событием. Поздравление обычно сопровождается напутствиями и пожеланиями всех благ, здоровья, успеха и пр. «Уважаемый Павел Александрович! Поздравляю Вас с этим достижением, которое станет несомненным вкладом в развитие нашего дела!»

Пожелание – одна из самых свободных этикетных структур. Желают (здоровья, счастья, успеха, любви и т.п.) в произвольной форме, отражающей степень близости и степень участия в судьбе собеседника. «От лица всего нашего коллектива желаем Вам здоровья, счастья и всего наилучшего!»

Извинения – признание своей вины в формальной или искренней форме в зависимости от оценки ситуации и степени тяжести провинности: «Простите, пожалуйста!», «Извини меня…», «Прошу прощения, не судите строго!», «Каюсь, виноват» и т.п.

Просьба – обращение к собеседнику с целью побудить его выполнить какое-либо действие, совершить что-либо. Обычно начинается с формального обращения, после чего излагается содержание просьбы: «Будьте добры, если Вас не затруднит…», «Пожалуйста, прошу тебя!», «Не могли бы Вы оказать мне услугу?» Может сопровождаться косвенными намеками и «предпросьбами» для формирования благосклонности со стороны собеседника и расположения его к себе.

Приглашение – уведомление и предложение посетить то или иное мероприятие, поучаствовать в каком-то незаурядном событии и пр. Может быть сделано в достаточно произвольной форме и по самым разным поводам: приглашение на день рождения, научную конференцию, дачу показаний по уголовному делу и т.п.

Кроме указанных этикетных форм, достаточно широко используются одобрение, соболезнование, похвала, комплимент и др. При этом важно подчеркнуть, что, «несмотря на стандартность, этикетные речения очень гибки и поддаются индивидуальному варьированию. Имеются в виду и стилистические варианты, и исторические изменения, и аллюзии, соединяющие друзей и понятные только им двоим. Так что речевой этикет не следует рассматривать лишь как средство вежливости, и как внешнюю форму общения: он может служить и самовыражению личности, и формированию нравственных привычек, вписываться в общий фон культурного поведения» (39, с. 147-148).

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Page 6

Устойчивость речевого выражения этикетных форм объясняется их четкой привязкой к ситуации, месту и времени использования. Если же мы несколько абстрагируемся от конкретных обстоятельств словоупотребления, то выяснится, что вся речевая практика построена по стандартам традиционных, национально определяемых правил общения, не позволяющих нам выйти за пределы системы регулятивной организации речи. Все многообразие речевых форм и их вариативность определяется жанровыми требованиями, которые предоставляют нам возможность выразить свою мысль в том или ином виде: задать вопрос, рассказать сказку, высказать свое мнение, обсудить новости и т.п.

Само понятие жанра, как указывает Т.В. Шмелева, восходит к поэтике Аристотеля. В теории литературы, фольклористике и риторике ему уделялось достаточно много внимания (на уровне понятий «жанр речи», «языковой жанр», «жанр общения») однако в понятийный аппарат лингвистики оно вошло только на исходе прошлого века, когда специальную работу на эту тему написал М.М. Бахтин. Это стало возможным лишь после того, как была осознана значимость понятия жанра не только для художественного творчества, но и речевой практики в целом. Произошла эта перемена в ходе поворота лингвистики «от языка к речи»: «языковая система, устройством которой так увлеченно занималась лингвистика весь ХХ век, жанрово безразлична; речь же отливается только в жанрах и вне жанров не может быть осмыслена и изучена даже в первом приближении. Эта простая, как сейчас кажется, мысль сложилась не так быстро, и тем более не сразу получила распространение среди отечественных лингвистов» (2, с. 62).

«Одна из причин игнорирования в лингвистике форм высказывания – это крайняя разнородность этих форм по композиционному построению и в особенности по их размеру (речевой длине) – от однословной реплики до большого романа. Резкое различие в размерах имеет место и в пределах устных речевых жанров. Речевые жанры поэтому представляются несоизмеримыми и неприемлемыми в качестве единиц речи» (3, с. 261). Однако в реальности мы можем говорить, осуществлять свои намерения в виде высказываний только в рамках определенных жанров – именно это является условием межличностного взаимодействия и константой продуктивной коммуникации между людьми. «Даже в самой свободной и непринужденной беседе мы отливаем нашу речь по определенным жанровым формам… Эти речевые жанры даны нам почти так же, как нам дан родной язык» (3, с. 257).

Многие исследователи отмечают близость понятия «речевого жанра» термину «языковая игра» (language game) в работах Л. Витгенштейна, однако, как указывает А. Вежбицка, для современной лингвистики более подходящим оказалось понятие «речевого акта» Дж. Остина: «так произошло именно потому, что «языковые игры» неисчерпаемы в своем разнообразии, как количественном (размер), так и качественном, в то время как «речевой акт» может представляться маленькой и разнотипной единицей, более близкой по характеру традиционным объектам лингвистических исследований» (2, с. 71-72).

А. Вежбицка попыталась воплотить в жизнь бахтинскую идею построения единой системы речевых жанров в своей версии семантической теории элементарных смысловых единиц (т.н. «семантических примитивов»). В рамках этой теории предполагается, что практически все жанры могут быть сведены к некоторым достаточно четким формулировкам («речевым формулам»), состоящим из «последовательности простых предложений, выражающих мотивы, интенции и другие ментальные акты говорящего, определяющие данный тип высказывания» (2, с. 72).

Доступность и универсальный характер (в рамках традиционного использования национального литературного языка) данных лингвистических конструкций обеспечивается за счет элементарных смысловых структур, лежащих в основе речевых ходов / актов и их частой повторяемости, что позволяет сравнивать различные жанры и демонстрировать связывающие их структурно-функциональные отношения. А. Вежбицка предлагает сопоставить множество такого рода «примитивов» и убедиться в схожести формул, определяющих самые разные речевые жанры (2, с. 73-78):

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Page 7

хочу, чтобы ты сделал для меня нечто хорошее (Х)

говорю это, потому что хочу, чтобы ты это сделал

не знаю, сделаешь ли ты это, потому что знаю, что ты не обязан делать то, что я хочу, чтобы ты делал

Приказ

хочу, чтобы ты сделал Х

говорю это, потому что хочу, чтобы ты это сделал

знаю, что ты это сделаешь, потому что ты знаешь, что ты обязан делать то, что я хочу, чтобы ты делал

Угроза

говорю: я хочу, чтобы ты знал, что если ты сделаешь Х, то я сделаю тебе нечто плохое

думаю, что ты не хочешь, чтобы я это сделал

говорю это, потому что хочу, чтобы ты не сделал Х

Ссора

знаю, что ты думаешь о Х нечто другое, чем я

говорю: ты думаешь плохо

говорю это, потому что хочу, чтобы ты сказал, что ты говорил плохо

Объяснение

думаю, что ты не понимаешь Х

думаю, что хотел бы это понимать

говорю:…

говорю это, потому что хочу, чтобы ты это понимал

Объявление

говорю:…

говорю это, потому что хочу, чтобы все это знали

думаю, что если я скажу это таким образом, то все смогут это знать

Распоряжение

говорю: я хочу, чтобы каждый, кто принадлежит к группе Х, делал Z

думаю, что каждый, кто принадлежит к группе Х, понимает, что должен делать то, что я хочу, чтобы он делал

Донос

говорю: Х сделал Z

знаю, что вы считаете Z чем-то плохим

знаю, что вы хотите знать, когда кто-то делает Z

думаю, что вы сделаете Х-у нечто плохое потому, что Х сделал Z

думаю, что вы нес скажете Х-у, что я вам это сказал

На сегодняшний день вполне осознана необходимость формирования новой научной дисциплины в рамках риторики, лингвистики и поэтики, которая бы занималась типологией и сравнительным анализом самых разных жанровых единиц. Однако пока не выработано даже общее название для этой дисциплины: исследователи предлагают целый набор синонимичных терминов, в той или иной степени носящих междисциплинарный и наднациональный характер – «жанроведение», «генристика», «генология».

Между тем, уже успели сложиться целые школы и направления, успешно занимающихся самыми разными аспектами функционирования жанров в речевой практике: типология и классификация жанровых форм и речевых актов; жанры в связи с речевыми стратегиями и тактиками, речевыми событиями, суб- и поджанрами; семантика языковых единиц в структуре различных жанровых форм; их использование вместе с лингвокультурными концептами в контексте той или иной языковой картины мира, культуры речи, истории языка и пр. (см. 2, с. 60-61).

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Page 8

Главная задача любого публичного выступления – повлиять на слушателей, убедить их в чем-либо, склонить к излагаемой точке зрения. Для этого оратор использует не только логические, но и психологические, педагогические приемы, стремясь воздействовать и на разум, и на чувства аудитории. Любая сторона выступления – будь то аргументация, выбор речевых средств, композиция или контакт оратора с аудиторией – не может быть до конца понята и эффективно использована без проникновения в суть психологических механизмов, функционирующих в процессе речи. Ведь каждое публичное выступление является целенаправленным воздействием оратора на психику слушателя. По словам Н. Михайличенко, круг проблем, которые при этом возникают и которые помогает решить психология, может быть самым разнообразным: как организовать и поддержать внимание слушателей; как установить контакт между оратором и аудиторией; как протекает процесс передачи, усвоения и переработки информации; можно ли управлять этим процессом; в чем состоят социально-психологические особенности различных аудиторий и как грамотно их учитывать и др. (см. 41, с. 36).

Как взаимодействуют оратор и аудитория в процессе речевого взаимодействия? Главная цель оратора – передача смысловой информации и убеждающее воздействие на слушателей. В ходе своего выступления оратор стремится изменить состояние аудитории (проинформировать, доказать, убедить, призвать и т.п.), но и аудитория пытается оказать обратное воздействие на оратора: принимая или не принимая его точку зрения, она своим видом, поведением, вопросами, репликами (обратная связь) влияет на выступающего и в конечном счете на все выступление. Таким образом, ораторская речь – это не тот заготовленный заранее текст, который отшлифован и отрепетирован оратором, а теперь просто «озвучивается» для других, а постоянная импровизация, учитывающая интересы и оратора, и аудитории, конкретную обстановку выступления, и многие другие факторы. Аудитория становится как бы соавтором речи, и оратору нужны специальные умения, особые качества, чтобы выполнить поставленную задачу, оказать желаемое воздействие на слушателей в непростой и во многом непредсказуемой обстановке живого общения, нередко преодолевая прямое сопротивление аудитории (см. 41, с. 36-38).

Прежде всего он должен четко представлять, какими средствами воздействия на аудиторию располагает. Одно из важнейших преимуществ устного публичного выступления состоит в том, что в распоряжении оратора оказывается целый комплекс средств: и звуковых, и визуальных, и собственно речевых (вербальных – от лат. verbum – слово), связанных с речью непосредственно (голос, интонация) и невербальных (жесты, мимика, поза). Все эти каналы общения используются как для передачи информации, так и для создания необходимой социально-психологической атмосферы, помогающей влиять на разум и на чувства слушателей.

Например, широко известно простое методическое правило, предписывающее начинать речь так называемой начальной паузой. Но для того, чтобы правильно варьировать длительность этой паузы или, возможно, вовсе от нее отказаться в какой-то ситуации, необходимо представлять, почему это правило возникло. Главная роль начальной паузы – психологическая: она нужна для фокусировки внимания аудитории и подготовки к восприятию речи. Оратору же пауза нужна для того, чтобы успокоиться, снять излишнее волнение, сосредоточиться. Паузой можно заинтриговать слушателей, а ее отсутствием, внезапным началом речи ошеломить их. В обоих случаях это будет особый психологический прием, цель которого – привлечь внимание и пробудить интерес.

Н. Михайличеснко подчеркивает, что понятие внимания – ключевое в психологии речевого общения. Внимание направляет, сопровождает, усиливает или ослабляет восприятие, запоминание, мышление. Однако оно неустойчиво и подвержено колебаниям, частота которых (и соответственно, устойчивость внимания) зависит от разнообразия, объема информации, соответствия ее интересам аудитории, умения оратора избежать монотонности речи, снимать усталость у слушателей. Наименее эффективны здесь прямые призывы быть внимательным, зато более действенны разнообразные композиционные, речевые и методические приемы (см. 41, с. 38).

Композиционные средства активизации внимания и интереса включают в себя: 1) интригующее начало; 2) прерывистое («пунктирное») развертывание тезиса; 3) вопросно-ответный ход рассуждения; 4) контрастное сопоставление аргументов; 5) экспрессивное заключение.

Речевые средства: 1) использование литературных образов, цитат, крылатых выражений; 2) применение разностилевой, экспрессивной лексики; 3) художественность изложения (тропы и фигуры речи) и драматизация речи; 4) интонационная выразительность, варьирование силы, высоты голоса, темпа речи; психологические паузы.

Методические средства: 1) рассмотрение проблемных ситуаций; 2) выделение основных моментов речи; 3)полемический характер изложения; 4) зрительный контакт с аудиторией; 5) использование наглядности, технических средств; 6) использование обращений к аудитории для возобновления внимания.

Особо нужно остановится на технике аргументации и композиции речи. Известно, что аргументы не следует излагать в нисходящем порядке, лучше начинать с более сильных доводов и такими же сильными заканчивать. Здесь действует так называемое «правило рамки» (или «закон края»). Оно состоит в том, что вся предназначенная для запоминания информация в общении (будь то лекция, доклад, просто разговор) должна быть заключена в «рамку», в качестве которой выступают сильные аргументы или, по отношению ко всей речи, яркие, запоминающиеся начало и конец выступления. Суть правила – в особом психологическом законе работы памяти, сформулированным Г. Эббингаузом: начало и конец любого информационного ряда, из чего бы он ни состоял, сохраняется в памяти человека лучше, чем середина (см. 35, с. 115). В результате, излагая во вступлении цели и перспективы общения, а в заключении – итоги и выводы, оратор обеспечивает запоминание главного в предмете речи.

Немаловажное значение для усиления эффективности речи имеет лингвостилистическая сторона речевой культуры. Неточности в языке выступающего могут оказать отрицательное влияние на восприятие содержания выступления. Как правило, несоответствие употребляемого слова его общепринятому значению или стилистическим нормам вызывает у слушателей негативные эмоции, которые могут свести на нет цель речи. Излишне торжественные выражения смешат, банальные – раздражают, неправильно используемые слова вызывают насмешку и иронию.

Речевые ошибки дают и отрицательный психологический эффект, поскольку они отвлекают внимание от смысла речи и направляют его на форму произнесения. Иногда слушатели вообще перестают вникать в содержание и только следят за тем, как произносится речь. Это приводит к уменьшению, а иногда и полному исчезновению предполагаемого эффекта.

Важнеший момент при подготовке и реализации публичного выступления – учет особенностей аудитории. Аристотель в «Риторике» писал: «Речь слагается из трех элементов: из самого оратора, из предмета, о котором он говорит, и из лица, к которому он обращается: оно-то и есть конечная цель всего» (1, с. 24). Оратору приходится обращаться к «образу» аудитории неоднократно, на всех этапах подготовки, произнесения речи и анализа ее итогов. Сложность состоит, во-первых, в том, что конструируемый образ будущей аудитории далеко не всегда совпадает с аудиторией реальной, а во-вторых, даже знакомая, уже известная аудитория может внезапно изменить свое поведение в связи с новой обстановкой, ошибками оратора и другими факторами.

Аудитория – это некоторое количество людей, собравшихся, чтобы выслушать публичную речь, и сосредоточивших свое внимание на ораторе и его выступлении. При этом у любой аудитории есть объединяющие и разъединяющие признаки. Этих людей объединяют общие условия, в которых происходит речевое общение, общая деятельность (слушание), общий субъект воздействия (оратор). При этом «аудитория – это не просто «сумма личностей», ее составляющих. В группе человек ведет себя по-иному, по-иному чувствует, и процессы восприятия, запоминания, мышления протекают иначе, чем если бы оратор воздействовал на каждого слушателя по отдельности. В больших аудиториях сильнее проявляются такие явления, как подражание, заражение, внушаемость, интенсивнее переживаются эмоциональные состояния. Это хорошо видно, например, в реакциях аудитории массового митинга, когда смех, возмущение или восторг мгновенно охватывают большинство слушателей и выражаются довольно бурно» (см. 41, с. 40-42).

Еще важнее для оратора учитывать те признаки, которые разделяют аудиторию на различные группы. Прежде всего, слушатели неоднородны по тем причинам (мотивам), что привели их на собрание, лекцию или митинг. Конечно, наилучший вариант – непосредственная заинтересованность слушателей в теме, когда люди идут что-то узнать и обсудить, интересуясь предметом разговора и разбираясь в нем. Но это еще не вся аудитория, поскольку всегда найдутся те, кто пришел, подчиняясь приказу, порядку, долгу; есть и те, кого больше интересует сам оратор (о чем бы он ни говорил) или ситуация общения («побыть на людях»). Цель оратора – захватить, увлечь аудиторию темой и содержанием речи, преобразовать мотивы второй и третьей группы в интеллектуально-познавательные.

«Разделить слушателей можно и по такому критерию, как уровень понимания материала, а также по типу отношения к оратору. Конструктивный тип – те, кто размышляет с оратором, мысленно или открыто спорит с ним в поисках истины; соглашательский – слушатели, принимающие некритически, на веру любой тезис оратора; поверхностный – не вникающие в мысль оратора, равнодушные к предмету речи; конфликтный – отвергающие любые положения публичного выступления лишь потому, что им не нравится оратор, не устраивает ситуация общения и т.д.» (см. 41, с. 42).

От мастерства оратора зависит, изменится ли к лучшему отношение к предмету речи и к оратору: усугубится ли неблагоприятное состояние аудитории или оратор «расшевелит» слушателей, увлечет их своим рассказом, поможет снять усталость; изменятся ли установки слушателей, усилится ли их интерес к теме выступления.

Немаловажное значение играет и этическая культура, такт, умение наладить общение. Эту сторону речевого мастерства можно обозначить как коммуникативную культуру или культуру общения. Этические нормы пронизывают всю деятельность оратора – от начального момента подготовки к выступлению и до самокритичного анализа состоявшейся речи. Для успеха речи, достижения эффекта убеждения необходим благоприятный социально-психологический климат в аудитории, на который влияет и личность оратора. Ведь прежде чем принять идею, предлагаемую к обсуждению, слушатели должны принять самого оратора – как человека, вызывающего доверие и уважение. Недаром еще Цицерон считал наиболее важными предметами в образовании оратора этику и логику, справедливо полагая, что, не зная этики, оратор не сумеет расположить слушателей к себе и не добьется успеха (36, с. 99).

Этика оратора – это совокупность нравственных норм, ценностных ориентаций, правил поведения, определяющих его отношение к своим обязанностям, к целям своего выступления, к своим слушателям (43, с. 50). Этически значима сама личность оратора – такие ее качества, как эрудиция, принципиальность, убежденность, самокритичность. Другой существенный элемент ораторской этики – такт, проявляющийся в уважительном, доброжелательном отношении к аудитории, общительности, чуткости. Такт особенно важен в академическом и деловом красноречии, где неопытный оратор может легко впасть в назидательный, поучающий тон или без необходимости прибегнуть к жестким, авторитарным формулировкам.

Очень важна и форма произнесения речи. Конечно, говорить намного труднее, чем читать по тексту, но именно живая речь больше воздействует на аудиторию, способствует установлению контакта и атмосферы доверия, обеспечивает эффективность выступления. Определенную роль в достижении убедительности публичного выступления играет и речевой этикет, включающий в себя: совокупность приветствий, обращений; пространственные отношения между говорящим и слушающими; систему жестов и мимических движений оратора.

Как уже отмечалось, очень важны первые фразы выступления, помогающие сосредоточить внимание слушателей. Начальная фаза речи несет и большую этическую нагрузку. Иногда можно говорить даже о так называемых «самоубийственных» началах выступления, затрудняющих контакт с собеседниками. Это выражения типа: «Я не знаю, как начать», «Я, правда, специально не готовился», «Вряд ли вам понравится то, что я скажу», а также фразы «Вам, конечно, пока неизвестно», «Вы, наверное, еще не знаете…». Нежелательны и злоупотребления местоимением «я», и бесконечные ссылки на собственный опыт.

Этикет проявляется и в том, насколько точно выбрана дистанция между оратором и аудиторией (этот аспект изучается специальной наукой проксемикой). Основные правила, по мнению Н. Михайличенко, здесь таковы:

-расстояние между говорящим и слушающими определяется родом и жанром речи; наибольшая дистанция (3-4 м) выбирается в ситуации официальной речи (собрание, совещание и т.п.);

-превышение обычной дистанции затрудняет контакт, говорит о неуверенности оратора, об отсутствии духовной общности, о высокомерии и отрицательно влияет на успех речи;

-уменьшение дистанции в ходе беседы может свидетельствовать об упрочении контакта и доверия, но нередко трактуется слушателями как попытка навязать им чужое мнение, как стремление подавить их волю (см. 41, с. 43).Другая связанная с риторикой наука – кинесика – изучает роль телодвижений (поз, жестикуляции и мимики) как составных частей этикета и как фактора эффективности речи. Роль жестов велика и в обиходной речи. Но в ситуации «оратор – аудитория» жест становится одним из средств передачи информации, он призван усиливать речь, помогать оратору убеждать слушателей.

Жесты тесно связаны с национальной культурой, имеют социальные ограничения в использовании и, кроме того, жесты и мимика строго индивидуальны. Обычно считается, что жестикуляция и мимика должны быть адекватны содержанию речи, соответствовать ему и надлежащим образом подчеркивать некоторые ее элементы (см. 12). Очень вредят оратору искусственные, театральные жесты – они выдают искусственность, нарочитость речи. Но не менее коварны и монотонные, однообразные жесты, усыпляющие слушателей и лишающие речь выразительности. Оратор не должен специально «придумывать» жесты, но контролировать их он обязан. «Исполнение, - говорил Цицерон, - требует следить и за телодвижениями, и за жестикуляцией, и за выражением лица, и за звуками и оттенками голоса» (47, с. 46).

Психологические и этические аспекты риторики, так же, как и другие стороны ораторского искусства, непосредственно связаны с личностью оратора. В конечном итоге именно его индивидуальные качества определяют состояние и функционирование процесса речевого общения. Возможность достижения своих целей и установления взаимопонимания с аудиторией напрямую зависит от умения оратора использовать речевые умения и навыки, а также от общей коммуникативной компетентности. Сюда включаются жестикуляция, выражение лица, взгляд, голос, степень речевого воздействия, речевые навыки, фонетические особенности, произношение, артикуляция, интонация и т.д.

Основные критерии оценки коммуникативной компетенции:

1)психофизиологические особенности. Оратор должен обладать комплексом специфических психофизиологических свойств, необходимых для успешного выполнения своей социальной роли. Это такие интеллектуальные качества, как гибкость, критичность, самокритичность; волевые качества: настойчивость, решительность, самообладание; эмоциональные качества: устойчивость, импульсивность, жизнерадостность; коммуникативные качества: доброжелательность, общительность, скромность, такт; деловые качества: организованность, целеустремленность, деловитость, энергичность, работоспособность.

2)социальная характеристика и статус личности

Здесь учитываются образование, возраст, пол, происхождение, статус. Иерархия социальных ролей оказывает непосредственное влияние на речевые возможности индивида и определяет его социальную идентификацию, которая происходит постоянно.

3) культурный фонд личности: все наши знания и ценности, нравственные императивы и идеалы. Коммуникация успешна только тогда, когда в дискурсе актуализируются значимые фрагменты культурного фонда участников и они совместимы.

4) языковая компетенция как полноценное владение языком. Это набор умений и навыков, позволяющих отличать правильные в языковом отношении варианты от неправильных, выбирать из множества средств выражения мысли те, которые наиболее соответствуют ситуации общения и выражают личностные характеристики. На основе этих характеристик можно составить речевой портрет личности.

Все эти стороны личности оратора направлены на то, чтобы он умел понять аудиторию, предвидеть ход взаимодействия с ней и его результаты, организовать познавательную деятельность слушателей, управлять их вниманием и поведением в процессе речевого общения. Эти качества выражены у разных ораторов в разной степени, их сочетание с природными темпераментом, особенностями характера, опытом дают нам многообразие индивидуальных стилей, определяют успех любого выступления.

И в заключение приведем «Десять заповедей оратора» по Иржи Томану (цит. 41, с. 45) как итог всего вышесказанного:

1. Будь внимателен и благожелателен к своим слушателям.

2. Развивай свои речевые умения и навыки.

3. Будь убежден в необходимости того, о чем говоришь.

4. Владей своими эмоциями, но не будь бесстрастен.

5. Заботься о точности формулировок и логичности суждений.

6. Используй разговорную речь.

7. Избавляйся от речевого балласта, бессодержательности и фразерства.

8. Следи за тем, чтобы в речи не было слов-паразитов и других дурных речевых привычек.

9. Работай над дикцией.

10. Пользуясь словом, не забывай также о жестах, мимике, взгляде.

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

studopedia.ru

Диалог, полилог и монолог

Диалог – это разговор двух или нескольких лиц, форма речи, состоящая из обмена репликами. Основной единицей диалога является диалогическое единство – смысловое (тематическое) объединение нескольких реплик, представляющее собой обмен мнениями, высказываниями, каждое последующее из которых зависит от предыдущего.

Любой диалог имеет свою структуру, которая в большинстве типов диалога, как в принципе и в любом тексте, остается стабильной: зачин – основная часть – концовка.

Зачином может быть формула речевого этикета (Добрый вечер, Николай Иванович!), или первая реплика-вопрос (Сколько сейчас времени?), или реплика-суждение (Сегодня хорошая погода). Следует отметить, что размеры диалога теоретически безграничны. На практике же любой диалог имеет свою концовку (реплику речевого этикета (Пока!), реплику-согласие (Да, конечно!) или реплику-ответ).

Диалог рассматривается как первичная, естественная форма речевой коммуникации, поэтому как форма речи он получил свое наибольшее распространение в сфере разговорной речи, однако диалог представлен также и в научной, и публицистической, и официально-деловой речи.

Будучи первичной формой коммуникации, диалог представляет собой неподготовленный, спонтанный тип речи. Это утверждение касается в первую очередь сферы разговорной речи, где тематика диалога может произвольно меняться в ходе его развертывания. Но даже в научной, публицистической и официально-деловой речи при возможной подготовке (прежде всего вопросных) реплик развертывание диалога будет спонтанным, поскольку в абсолютном большинстве случаев реплики-реакции собеседника неизвестны или непредсказуемы.

В диалогической речи наиболее ярко проявляется так называемый универсальный принцип экономии средств словесного выражения. Например, идя на прием к руководителю и находясь в приемной, сотрудник может ограничиться кивком головы по направлению к двери кабинета и репликой «У себя?».

В соответствии с целями и задачами диалога, ситуацией общения, ролью собеседников можно выделить следующие основные типы диалогов: бытовой, деловая беседа, интервью.

Полилог – это разговор многих, разговор между несколькими лицами. Специфические признаки полилога: не менее трех участников, единая тема, ситуативная связанность, нелинейность. Полилог часто приобретает формы группового общения (беседа, дискуссия, собрание, игра и др.).

Монологможно определить как развернутое высказывание одного лица. Монолог характеризуется относительной протяженностью (он может содержать различные по объему части текста, состоящие из структурно и по смыслу связанных высказываний) и разнообразием словарного состава. Темы монолога разнообразны и могут свободно меняться в ходе его развертывания.

Монолог может быть как неподготовленным, спонтанным, что характерно прежде всего для сферы разговорной речи, так и подготовленным, заранее продуманным.

По цели высказывания монологическую речь делят на три основных типа: информационная, убеждающая и побуждающая.

Информационная речьслужит для передачи знаний. В этом случае говорящий должен прежде всего учитывать как интеллектуальные способности восприятия информации слушателями, так и познавательные возможности. К разновидностям информационной речи относят различного рода выступления, лекции, отчеты, сообщения, доклады.

Убеждающая речьобращена прежде всего к эмоциям слушателя. В этом случае говорящий должен учитывать его восприимчивость. К убеждающей разновидности речи относят: поздравительные, торжественные, напутственные.

Побуждающая речьнаправлена на то, чтобы побудить слушателей к различного рода действиям. Здесь выделяют политическую речь, речь-призыв к действиям, речь-протест.

КОНТРОЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ

1. Что такое язык?

2. Чем естественный язык отличается от искусственных?

3. Назовите основные функции языка.

4. Что такое речь? Язык и речь – это одно и то же?

5. Расскажите о влиянии речи на язык.

6. Укажите особенности устной речи.

7. Чем подготовленная устная речь отличается от неподготовленной?

8. Расскажите о письменной речи.

9. Дайте определения диалога, полилога и монолога как форм устной речи.

10. Какую структуру имеет любой диалог?

11. Почему для диалогической речи характерны неполные структуры (неполные предложения)?

12. Укажите три основных типа монологической речи и дайте их краткую характеристику.

Темы эссе

Дата добавления: 2016-10-17; просмотров: 7062; ЗАКАЗАТЬ НАПИСАНИЕ РАБОТЫ

ПОСМОТРЕТЬ ЕЩЕ:

helpiks.org

Разница между монологом и диалогом

Важнейшая функция языка – служить средством общения. Люди обмениваются приветствиями, спорят и соглашаются, звонят по телефону, произносят речи перед публикой, не подозревая, что вступают в диалоги или используют принцип монологического построения речи. Монолог и диалог – способы речевого обмена информацией, отличающиеся по структуре и содержанию.

Содержание статьи

Монолог – способ построения речи, при котором говорящий в форме размышления, призыва или оценки чьих-либо действий передает свое душевное состояние. Монолог является структурным элементом многих литературных произведений, прежде всего – драматических.

Диалог – речевое общение двух или нескольких лиц, структура которого состоит из последовательного чередования реплик, воспринимаемых на слух или записанных  в форме прямой речи. Такой способ речевой организации служит для обмена мнениями или полезной информацией.

к содержанию ↑

Сравнение

Монолог – это произнесенная вслух и обращенная к реальному или воображаемому собеседнику речь, в которой передаются сокровенные мысли и выражаются эмоции говорящего. Речевая ситуация с использованием монолога строится по принципу оратор – слушатель.

Монолог произносится одним лицом и непосредственно в процессе речи не предполагает ответа со стороны других участников речевого общения.

В диалоге участвуют двое: это беседа, спор, обсуждение, в котором высказываются разные мнения относительно темы общения или содержатся дополнения и подтверждения высказанных мыслей. Диалог состоит из отдельных фраз – реплик, каждая из которых представляет собой структурно завершенное смысловое целое.

Диалог – основной речевой компонент межличностного общения. Он четко структурирован, логичен и последователен. Монолог – это всегда самовыражение, в котором не обязательно присутствует смысловая и синтаксическая упорядоченность.

к содержанию ↑

Выводы TheDifference.ru

  1. Монолог – речь говорящего, в которой не предполагается ответа со стороны собеседника. В диалоге участвуют два человека.
  2. Монолог обращен к слушателям или предполагаемому собеседнику. Участники диалога адресуют фразы друг другу.
  3. Монолог – способ речевого самовыражения. Диалог – важный коммуникативный элемент речи.
  4. Диалог структурно разделен на реплики. Монолог – единый в смысловом и структурном плане речевой фрагмент.

thedifference.ru

Что такое диалог и монолог? Виды, примеры :

Что такое монолог и диалог? Это формы высказывания, которые встречаются и в кино, и в литературе, и в повседневной речи. В диалогах мы участвуем каждодневно. Менее распространены в разговорной речи монологи. Что такое диалог? Чем он отличается от монолога? Каковы особенности этих форм высказывания? Какие существуют виды монолога и диалога? На эти вопросы ответы можно найти в сегодняшней статье.

Монолог

Что такое диалог? Это беседа нескольких человек. В монологе принимает участие всего одно лицо. В этом его главное отличие от беседы. Общая особенность монолога и диалога заключается в том, что эти формы высказывания могут быть выражены как устно, так и письменно.

В художественных произведениях герои делятся высказываниями. Один из персонажей вдруг произносит длинную речь, при этом задает множество риторических вопросов. Другими словами, рассуждает, не предполагая получить отклик от слушателей. Это и есть монолог. В переводе с древнегреческого языка термин означает «речь».

О том, что такое монолог, хорошо известно студентам. Они почти каждый день слышат его на лекциях. Школьный учитель тоже имеет обыкновение рассуждать, но его речь, как правило, включает элементы беседы. Примеры монолога и диалога можно услышать по телевидению. Какой формой высказывания является предновогодняя речь президента? Конечно, монологом. Но если тот же президент или любая другая публичная личность отвечает на вопросы журналистов – это уже диалог.

В античной литературе

Монолог – это отрывок лирического или эпического характера. Он прерывает, отвлекает читателя, переключает его на размышления. Монолог появился еще в Античности. Неудивительно, ведь первыми драматургическими авторами являются именно древние греки.

Нередко монолог в античной драме представлял собой рассуждения на тему, которая не имела отношения к основному действию. В комедиях Аристофана, например, хор время от времени обращается к зрителям – рассказывает о событиях, о которых иначе на сцене поведать нельзя. Аристотель называл монолог важной составляющей драмы. Однако среди прочих ее элементов отводил этой форме высказывания последнее место.

Виды

В XVI-XVII столетиях монолог в пьесах играл уже более важную роль. Он помогал раскрыть характер героя, порою привносил в сюжет некоторую остроту. В произведениях монологи встречаются следующих видов:

  • Апарт. Персонаж произносит несколько слов в сторону, тем самым раскрывает свое внутреннее состояние.
  • Стансы. Герой произносит долгую поэтическую речь.
  • Поток сознания. Этот тип монолога представляет собой мысли персонажа, которые не требуют очевидной логики, не имеют четкого литературного построения.
  • Авторское слово. Обращение автора к читателю через одного из героев.
  • Диалог в одиночестве. Рассуждение персонажа с другим действующим лицом, который его не слышит.

Диалог

Выше мы разобрались в том, что такое монолог. Диалог – форма высказывания, которая неизменно присутствует в драматургических, прозаических произведениях, кроме того, постоянно используется людьми в повседневной речи. К такому виду речи довольно уважительно относился древнегреческий философ Платон. Он систематически использовал диалог в качестве независимой литературной формы.

Монолог и диалог поэтами и писателями используется на протяжении более двух тысяч лет. Всё же у античных авторов пользовалась большой популярностью вторая форма речи. Диалог стал после Платона основным литературным жанром в древнегреческой литературе.

Виды диалогов:

  • Разноплановый.
  • Диалог вопросов.
  • Структурированный.

Значения слов «диалог» и «монолог» почти не изменились с античных времен. «Логос» в переводе с греческого «слово». «Моно» – «один», «диа» - «два». Однако под термином «диалог» сегодня понимают разговор двух и более людей. Хотя существует и другое, более подходящее понятие – «полилог».

Стоит сказать несколько слов о самом известном произведении Платона. «Диалоги» были созданы в III столетии до нашей эры. В этом произведении древнегреческий автор изложил философские рассуждения известных мудрецов. В название каждой из частей книги вынесено имя самого значимого персонажа. В «Диалоги» Платона входят «Апология Сократа», «Федон, или О душе», «Софист, или О сущем», «Пир, или О благе» и т. д.

Рассмотрим самые известные монологи и диалоги на русском языке. Среди примеров, приведенных ниже, есть и описания сцен из зарубежной литературы.

«Гамлет»

Монолог, диалог – виды речи, которые являются составляющими любого художественного произведения. Те, что созданы талантливыми авторами, разлетаются на цитаты. Чрезвычайно знамениты монологи, произносимые шекспировские персонажами. И прежде всего Гамлетом. К слову сказать, в отличие от диалога, монолог форма речи, позволяющая максимально раскрыть переживания героя.

Размышления Гамлета ο смысле жизни, его сοмнения в правильнοсти выбранных действий — все это οтразилось прежде всегο в мοнοлοгах, οсοбеннο в речи, кοтοрая начинается сο слοв «Быть или не быть?» В οтвете на извечный вοпрοс прοявилась сущнοсть трагедии шекспирοвскοгο персοнажа — трагедии личнοсти, кοтοрая пришла в этοт мир слишкοм ранο и увидела все егο несοвершенствο.

Вοсстать «на мοре смут» и сразить их или пοкοриться «пращам и стрелам ярοстнοй судьбы»? Гамлет дοлжен выбрать οдну из двух вοзмοжнοстей. И в этοт мοмент герοй, как и ранее, сοмневается: стοит ли бοрοться за жизнь, кοтοрая «плοдит οднο лишь злο»? Или οтказаться οт бοрьбы?

Гамлет пοнимает, чтο судьба предназначила егο для вοсстанοвления справедливοсти в Датскοм кοрοлевстве, нο οн дοлгο не решается вступить в бοрьбу. Οн пοнимает, чтο есть единственный спοсοб пοбедить злο — испοльзοвать тο же злο. Нο этοт путь мοжет исказить самую благοрοдную цель.

Герοй Шекспира не хοчет жить пο принципу, кοтοрοму следует бοльшинствο οбывателей, — «для дοстижения цели все средства хοрοши». Пοэтοму решает «заснуть и умереть — и все...» Смерть — οднο из вοзмοжных пοследствий внутренней бοрьбы, кοтοрая выражена в этοм экспрессивнοм мοнοлοге.

Каждый актер мечтает сыграть Гамлета. Монолог этого героя неизменно читают талантливые и бездарные абитуриенты на вступительных экзаменах в театральные вузы. В списке лучших исполнителей роли знаменитого шекспировского персонажа одно из первых мест занимает советский актёр Иннокентий Смоктуновский. Для того чтобы понять, что такое монолог, оценить его роль в раскрытии художественного образа, стоит посмотреть киноленту 1964 года.

Речь Мармеладова

Достоевский – мастер создания ярких монологов и диалогов. Неповторимые, чрезвычайно глубокие по содержанию речи произносят в его книгах герои как главные, так и второстепенные. Один из примеров – монолог чиновника Мармеладова – человека несчастного, ничтожного, опустившегося. В словах, которые произносит персонаж, обращаясь к Раскольникову, безграничная боль, самобичевание, странное желание принизить тебя. Ключевые слова в монологе Мармеладова: «Бедность не порок, нищета порок».

Стоит сказать, что отрывок из «Преступления и наказания», в котором показана встреча главного героя с отцом Сони, можно назвать и диалогом. Раскольников беседует с Мармеладовым, узнаёт о подробностях его жизни. Однако именно спившийся чиновник произносится здесь речь, которая раскрывает не только его личную трагедию, но и трагедию целого социального слоя Петербурга XIX века.

Беседа убийцы и следователя

Интересный диалог присутствует в одной из сцен с участием Родиона Романовича и пристава следственных дел. Раскольников с Порфирием Петровичем беседует трижды. Последняя встреча происходит в квартире студента. В этой сцене следователь проявляет тонкие психологические способности. Он знает, кто совершил убийство. Но улик у него нет.

Порфирий Петрович психологически давит на Раскольникова, принуждая его сознаться. В сюжете этот диалог играет важную роль. Однако ключевой фразой в романе Достоевского являются слова Раскольникова, которые он произносит в беседе с Соней Мармеладовой. А именно «Тварь ли я дрожащая или право имею?»

«Идиот»

Анастасия Филипповна – одна из знаменитейших героинь в русской литературе. Монолог, который она произносит при последней встрече с Меньшиковым, неизменно пользуется популярностью у абитуриенток театральных вузов. Речь Настасьи Филипповны пронизана болью, отчаянием. Главный герой делает ей предложение. Она отказывает ему. Слова, которые произносит Настасья Филипповна, обращены к князю. Вместе с тем эту речь можно назвать монологом в одиночестве. Настасья Филипповна приняла решение уехать с Рогожиным, понимает, что обречена, и произносит прощальную речь.

«Гранатовый браслет»

В повести Куприна имеется немало интересных диалогов. Например, беседа Генерала Аносова с главной героиней. В одной из сцен, после празднования именин Веры, между ними состоялась беседа, которая неким образом повлияла на ее отношение к Желткову. Самым же ярким монологом в «Гранатовом браслете» является, конечно же, предсмертное письмо телеграфиста.

«Мастер и Маргарита»

В книге Булгакова огромное количество неповторимых диалогов, монологов. Высказывания героев давно превратились в афоризмы. Первая глава называется «Никогда не разговаривайте с неизвестными». Берлиоз и Бездомный, ничего не зная о предостережениях автора, вступают в беседу с иностранцем. Здесь раскрываются характеры героев. Бездомный демонстрирует невежество. Берлиоз – широкий кругозор, высокий интеллект, но вместе с тем хитрость, осторожность.

Монолог Мастера

Самые яркие, интересные диалоги в романе Булгакова – диалоги с участием помощников Воланда. Наиболее глубокий монолог принадлежит главному герою – Мастеру. В клинике он знакомится с бывшим поэтом Бездомным, рассказывает ему о своей прежней жизни. Диалог плавно переходит в монолог одиночества. А быть может, это авторское слово, то есть обращение самого Булгакова к читателю через своего героя? Автор «Мастер и Маргарита» – один из самых спорных писателей XX века. Литературоведы не одно десятилетие анализируют монологи, диалоги и описания, созданные им.

«Собачье сердце»

В этом произведении есть довольно интересные внутренние монологи. Они принадлежат главному герою. Но, что примечательно, читает он их до и после операции. То есть мысленно рассуждает, размышляет о жизни он, лишь будучи собакой. После превращения Шарика в Полиграфа Полиграфовича перед читателем открываются остроумные диалоги, вызывающие одновременно и улыбку, и грустные мысли. Речь идёт о беседах Шарикова с профессором Преображенским и Борменталем.

«Пролетая над гнездом кукушки»

В книге Кена Кизи повествование построено на монологе. Хотя имеется и несколько запоминающихся диалогов с участием Макмёрфи. Все же главным героем является вождь Бромден, который выдает себя за глухонемого. Однако он прекрасно слышит и понимает всё, что происходит вокруг. Он выступает в роли стороннего наблюдателя, рассказчика.

www.syl.ru


Смотрите также